Алексей Казаринов: Камень, брошенный в воду, всегда попадает в центр круга

Фестиваль этнических культур «Живая вода» пройдет уже в 16-й раз, сменив дислокацию на Заельцовский парк культуры и отдыха

О том, что такое «Живая вода», долго рассказывать нет нужды. Первые фестивали этнических культур, проводившиеся на Алтае, стали незабываемыми по насыщенности программы, атмосфере, впечатлениям, интенсивности общения и радости открытий. Многие новосибирцы откладывали выгодные деловые поездки, переговоры и отпуска в райских уголках планеты ради нескольких дней в палатках и счастья слушать топшуры, комусы, горловое пение etc. «Живая вода» — явление уникальное в том смысле, что предлагало и продвигало не привычный русский и малоросский фольклор, а открыло по определению экзотичную, своеобразную и завораживающую национальную музыку малых народностей Сибири в современных исполнительских интерпретациях. Соединило века с сиюминутностью, позволило слушателям расширить представления о мире, красоте и гармонии.

Panta rhei. Все течет, все меняется, тем более «Живая вода». Этнофестиваль придумал Алексей Казаринов, в последние годы возглавляющий агентство событий «Ура!», автор многих привлекательных новаторских концепций. Среди множества его заслуг выделю то, что Казаринов обучил и закалил в круглосуточном творчестве не одно поколение успешных, креативных ивент-менеджеров Новосибирска. С ним мы и поговорили о проектном творчестве, достижениях и трудностях на пути развития «Живой воды» и об особенностях программы нового, XVI фестиваля, который продлится два дня — 26 и 27 августа в Заельцовском парке.

— Алексей, к сожалению, я далеко не на всех ваших фестивалях была, потому хочу, чтобы вы изложили хронологию — с чего начиналась «Живая вода»? Как влияло место проведения на качественный уровень фестиваля? Составлял  ли сложность поиск участников?

— Началось с моего пробного проекта «Песни неба и земли», для участия в котором я пригласил на Алтай несколько новосибирских рокерских групп и нашел несколько местных ансамблей, вокалистов, исповедующих традиционную национальную культуру. Меня заворожила этническая музыка, совершенно по-особому воспринимающаяся на просторах долин среди гор. Стал изучать тему, искать артистов, знакомиться. Решил, что дополнением концертной программы должен стать показ обрядов. Первый фестиваль состоялся на берегу озера Айя, куда в то время еще не добралась цивилизация, не было настроено такого количества турбаз и отелей, радовала тишина, нарушаемая лишь природными звуками, птицами. Далее «Живая вода» переместилась на Телецкое озеро, проходила в Чемальском районе на турбазах «Катунь» и «Иволга». У зрителей, приезжавших из Новосибирска и других окрестных городов, всегда был выбор, где остановиться — в щитовых домиках или в комфортных номерах, но большинство выбирали палатки.

— Так ночные разговоры у костров бывали не менее волнующими, нежели концерты. Я сама на одном из алтайских фестивалей почти не спала и до сих пор дружу с ребятами, встреченными во время этих задушевных бдений. Но не отвлекаю, продолжай про историю «Живой воды».

— Среди гостей фестиваля был Саймон Манди — поэт из Лондона, радиоведущий, работавший советником по культурной политике в ЮНЕСКО, опытный продюсер. Всех не перечислишь. В начале «нулевых», когда между кризисами наступило относительное финансовое благополучие, приезжало много зарубежных гостей и исполнителей. И много московских гостей. Потому логичным этапом развития стало проведение «Живой воды» в столице, на набережной Москвы-реки. А до того в Чемальском районе мы устроили конференцию для менеджеров турфирм по событийному туризму, опередив появление самого термина «событийный туризм». Тогда никто еще не задумывался о необходимости вкладывать ресурсы во внутренний туризм, легче было зарабатывать на чартерных программах. Но внутренний туризм, особенно алтайские направления, становились все более востребованными, просто до определенного времени развивались стихийно, хаотично.

— Название «Живая вода», догадываюсь, заимствовано из сказки?

— Да, из сказки об Иване-царевиче и Сером волке. Живая вода магическим образом пробуждает от сна разума, как и этническая культура. Но реальная жизнь, как ты понимаешь, мало похожа на сказку. И фестиваль, заслуживший достойную репутацию, наработавший определенный потенциал, обретший огромное количество апологетов, желающих выступать и желающих слушать, в определенный момент испытал мертвящее воздействие экономического упадка. Я очень благодарен Наталье Васильевне Ярославцевой, бывшей тогда министром культуры Новосибирской области, за поддержку. Чтобы спасти наш фестиваль, она объединила его с проектом «Сибирский огонь» — Международным военно-историческим фестивалем с выступлениями реконструкторов, прошедшим в Колывани. Тогда, в 2013 году, колыванскому Чаусскому острогу исполнялось 300 лет, событие отмечалось масштабно. И мы одежду сцены выдержали в стиле острога, что никак не противоречило программе.

— Не самым удачным, к сожалению, оказался прошлый фестиваль, проводившийся в Бугринской роще.

— Нам не повезло с погодой: ливневые дожди, ветер.

— Дело даже не в погоде. Не катастрофично, что выступления шли с некоторым сбоем от расписания, все равно задуманное было реализовано, показано, содержательная часть — на уровне. Меня удручило обилие торговых рядов с ширпотребом, напоминающих барахолку, как-то они рамсили, выбивались, противоречили концепции. Торговля сувенирами, продукцией промысловиков, настоящим hand made всегда сопровождала фестивали и выстраивалась в подобие выставки, музейной экспозиции с редкими и ценными экземплярами. А там, в Бугринке, преобладало made in China или просто изделия плохого вкуса, не имеющие ничего общего с декоративно-прикладным искусством. Кроме того, навязчивость торговцев... В этой связи вопрос: вы как-то отбираете партнеров, которые будут предлагать свои изделия на грядущем фестивале «Живая вода» в Заельцовском парке?

— Конечно. Принимаю твои претензии и могу сказать, что из каждой сотни заявок от ИЧП по поводу торговли и организации питания одобрено примерно лишь 25 процентов, то есть отбор идет. Может, он не такой жесткий, как хотелось бы, но я уверен, что удовлетворит. Свои изделия представят настоящие ремесленники, не экспортеры, и угощения — от компаний, которые пользуются поставками экологически чистых продуктов. Мне все же важнее, что расширилась география, состав участников основной программы значительно обновился.

Радует, что выразили желание выступать бесплатно новые молодые коллективы, увлеченные этнической музыкой. Они и приедут за свой счет. Но в целом не было задачи экономить в ущерб качеству, потому выполняем разумные райдеры хедлайнеров.

Объясню, почему «Живая вода» в 2015 году прошла в Бугринской роще. Наш фестиваль взяла под патронат мэрия, и Анна Васильевна Терешкова, возглавляющая департамент культуры, спорта и молодежной политики, начала реализовывать свою программу по обновлению парков, внедрению актуальной культуры в городские парковые зоны. Тот фестиваль был пробным камнем. Но, как гласит восточная мудрость, камень, брошенный в воду, всегда оказывается в центре круга. Фестиваль расшевелил Бугринскую рощу и ее посетителей, заслужил внимание, хотя это несколько не наше место, оно все же зажато мегаполисом.

— Ну да, там за светлыми березами виднеются много- этажки спального микрорайона, а небоскребы — это вовсе не горы, ощущения соединения с первозданной природой не возникало. И не было располагающей к общению атмосферы.

— Заельцовский парк чуть дальше отстоит от города, но в нем действительно живописная, густая и разнообразная растительность, лесные ароматы. Там возникает ощущение, что человек — часть природы. Более того, в парке всем желающим будет предоставлена возможность установить палатки и присутствовать на фестивале постоянно, погрузиться, проникнуться его эманациями.

— Заметила, что старт необычен по времени: пятница, 26 августа, в 17.00 часов. Концертный нон-стоп до полуночи. Обычно мероприятия начинаются в субботу в полдень.

— Вечера пятницы горожане, жаждущие общения и впечатлений, предпочитают проводить в барах. Почему бы на исходе лета не переместиться на свежий воздух? Фестиваль продлится всю субботу, а в воскресенье его сменят игры клуба исторических реконструкторов «Зажги огонь!» Возникнет синергия событий.

Ты хотела услышать от меня выводы о проектном творчестве. Так вот я убедился, что за ним будущее, и никакие проекты друг другу не противоречат. Надо учиться, продуцируя, взаимодействовать, несмотря на разность задач и целевых аудиторий. Никакие виды творчества друг другу не противоречат. Вообще, когда меня просят выступить или обучить, я говорю одну простую вещь. Для успеха необходимо всего три слагающих компонента. Первое — событие. Второе — место. Третье — люди. Они могут меняться, третье становится первым или второе выходит на первый план. Не важно. Всегда событие является тем камнем, попадающим в центр круга и аккумулирующим аудиторию. Зачастую не место облагораживает событие, а наоборот. Надо просто придумывать и делать проекты как для себя, как для самых близких, умных и дорогих друзей, и тогда обязательно получится хорошо.

К разговору с Алексеем Казариновым добавлю, что на грядущем 16-м фестивале «Живая вода» нет разделения на хедлайнеров и «подтанцовку», все выступления заслуживают внимания. В программе: Альберт Кувезин и его команда «Хартыга feat» из Тывы; Volga из Москвы; Кулайский джаз из Томска. Впервые споет Чылтыс Таннагашева — шорская исполнительница народных сказаний и авторских песен. Многие другие — не перечислить. Концертам будут сопутствовать разнообразные мастер-классы: например, по гармонизации осанки и плетению тибетских мандал. Выступят также представители Общества сохранения культурных традиций славян. Некоторые формулировки пунктов программы вызывают у меня улыбку, а в целом, однозначно, надо ехать, смотреть и слушать, не пропускать «Живую воду», родившуюся в Миллениум.

Фото из личного архива Алексея КАЗАРИНОВА

comments powered by HyperComments