Директор театра «Старый дом» рассказывает «Новой Сибири» о планах и итогах сезона

ТЕАТРАЛЬНЫЕ труппы Новосибирска готовятся к закрытию сезона. 30 июня последний спектакль в 2016—2017 репертуарном году — «Вишневый сад» в постановке Андрея Прикотенко — сыграют артисты «Старого дома». Художественный совет театра объявит имена победителей корпоративной премии «Театральный домовой», и двери «Старого дома» закроются до сентября. О том, что ждет актеров в межсезонье и какие постановочные сюрпризы вскоре «грозят» поклонникам театра, в интервью газете «Новая Сибирь» рассказывает директор НГДТ «Старый дом» Антонида Гореявчева.

— Антонида Александровна, каждый июнь мы встречаемся в вашем кабинете и подводим итоги сезона. Думаю, не ошибусь, если предположу, что главным итогом этого сезона для «Старого дома» стало получение премии «Золотая маска» впервые в истории этого театра.

— Даже не этого сезона, а достаточно длительного периода нашей активной фестивальной жизни и эволюционного движения театра не в контексте качественной репертуарной площадки, но и как театра, занимающегося открытиями в области современного актуального искусства. Не случайно «Снегурочка» стала победителем в номинации «Эксперимент», именно с этим словом все чаще эксперты связывают название нашего театра. И с моей точки зрения, эту нишу мы начали занимать с постановки «Трилогии» по пьесам Еврипида с постановочной командой во главе с итальянским режиссером Антонио Лателла, потом уже возникали спектакли другого эстетики, но неизменно они становились неожиданными и интересными не только для новосибирских зрителей, но и в российском масштабе. В 2012 году в нашем репертуаре появился спектакль «Ручейник, или Куда делся Андрей?» Семена Александровского, который получил приглашение на «Золотую маску» в программе «Маска плюс», и тогда мы впервые поехали на фестиваль как участники. После мы регулярно становились номинантами («Элементарные частицы» Семена Александровского) или попадали в лонг-лист этого фестиваля («Пер Гюнт», «Сиротливый Запад»).

Поэтому в каком-то смысле победа «Снегурочки» в двух номинациях («Эксперимент», «Лучшая работа художника по костюмам в музыкальном театре») — это закономерный этап нашего развития, показатель того, что мы не стоим на месте и растем и в актерском отношении, и в техническом, и в знаковости и емкости тех художественных высказываний, которые наши постановки готовы предъявить миру. Наши работы этого сезона «Вишневый сад» режиссера Андрея Прикотенко, «Я здесь» Максима Диденко и «Перед заходом солнца» Антона Маликова тоже вызывают интерес и у зрителей, и у профессиональной публики.

— Когда вы стали работать над изменением имиджа театра, атмосферы и репертуарной политики, вы ставили перед собой такую цель — получить «Золотую маску»?

— Нет, это не было главной целью, поскольку мы прежде всего должны ощущать свою уместность в контексте города, гармонично развивать творческую среду внутри театра, понимать свои сильные и слабые стороны, поэтому цели формировались поступательно: собрать и воспитать уникальную труппу, с которой было бы интересно работать приглашенным режиссерам с самими разными художественными предпочтениями, преодолеть проблему маленьких площадей театра — и достичь высокого технического уровня организации процесса производства декораций, костюмов, научиться сочинять миры спектаклей так, чтобы сцена нашего маленького театра каждый раз удивляла зрителя не только актерской энергией, но своими световыми, видеопроекционными и сценографичекими возможностями. Теперь нам интересно создавать интересный контекст вокруг спектаклей — лекции, обсуждения, лаборатории, одним словом, все, что способствует развитию интересной интеллектуальной среды, в центре которой находится театр, который издавна заставляет людей думать, говорить, обсуждать, спорить. Но и не скрою, что возможность получить такую высокую награду, как «Золотая маска», для нас очень важное событие, оно означает, что мы не только победили объективную данность того, что мы маленький театр, которому нужно было выживать, соответствовать глубокой и насыщенной театральной жизни города, но показатель того, что мы находимся в настоящем и живом важном процессе театральном, мы не имитируем какую-то деятельность, не гонимся за конъюнктурой или призами, не развлекаем, а по-настоящему творим нечто интересное и значимое. Интересно нам самим и зрителям, и коллегам.

— Когда в театре только начались перемены, в адрес «Старого дома» звучало немало скептических замечаний. Как с этим сегодня? И как восприняло городское сообщество получение «Старым домом» сразу двух «Золотых масок»? Какова была реакция внутри театра?

— Сейчас скептических замечаний я не слышу, напротив, есть просто признание того, что «Старый дом» занял свою нишу в городе и успешно в ней работает. Если судить по количеству звонков, писем, сообщений и количеству людей, пришедших на пресс-конференцию по случаю «Золотой маски», с нами радовалось нашей победе огромное количество людей. Ну а внутри театра — это, конечно, было ликование.

— Как вы для себя определяете сегодняшнюю репертуарную политику театра?

— Мы создаем репертуар, внутри которого рождаются постановки, созданные не только как поиск и открытие новых форм, новых концепций театрального языка или прочтений классического материала, но и те, что способны найти общий язык и со зрителем не искушенным современным искусством, а приходящим в театр с традиционными целями — получить приятные впечатления. Я уверена, что сейчас в нашей афише каждый может найти для себя интересный жанр, известное режиссерское имя, любимый литературный материал. Но помимо зрителя мы учитываем и природу актерской профессии, артисты должны ощущать азарт в работе, открывать для себя новые области театральной профессии, поэтому мы работаем с такими разными постановщиками, исповедующими самые разные театральные языки: документальный театр, психологический, игровой, визуальный, пластический.

— Театр «Старый дом» много экспериментирует, использует современный театральный язык и способ мышления, поднимает не только актуальные, но и острые, злободневные темы. Сегодня это непросто, если не сказать чревато последствиями. Откуда такое твердое желание/убеждение идти этой трудной дорогой?

— Мне кажется, что для живого театра это единственно возможная дорога, а о чем говорить со зрителем, если не о том, что его волнует здесь и сейчас? Какой смысл тогда ему тратить время на то, что не находит в нем отзвука? Ведь это же иллюзия, что на комедиях зритель отдыхает и развлекается… Даже комедия в театре дает определенный опыт свободного карнавального смеха, который так важен для каждого из нас. Не говорю уже обо остальных жанрах, предполагающих ответы на серьезные мировоззренческие вопросы. Театр — это место, где люди говорят о глобальном, где они учатся воспринимать друг друга, улавливать подтекст, соизмерять историю про абстрактно далеких героев с собственным опытом, познавать самих себя. Лично для нас это стало понятно, когда «Пер Гюнт» для нашей публики стал опытом невероятного погружения в историю героя, который мучительно пытается понять, кто он такой… Это стало видно на обсуждениях самых разных спектаклей со зрителями, которые пытаются через постановку осознать сложнейшие пласты человеческой истории, исторических событий, загадок человеческого сознания, поступков или, напротив, обсудить то, что такой современный театр как таковой. А вот если со зрителями этого не происходит, то это не искусство, это подделка.

— В марте «Старый дом» провел режиссерскую лабораторию. На мой взгляд, лучшую из всех случившихся в Новосибирске. Очень точный выбор текстов, любопытный подбор режиссеров, интеллигентное и тонкое ведение дискуссии. Ваши личные впечатления, и следует ли ждать продолжения?

— За эту точность и тонкость прежде всего спасибо руководителям лаборатории Павлу Рудневу и Оксане Ефременко, которые выбрали тексты и постановщиков. Все мои ожидания как директора эта лаборатория оправдала на 100 процентов. Эскиз Юлии Ауг по рассказам Анны Старобинец уже в июле будет выпущен как полноценная премьера на фестивале «Точка доступа» в Санкт-Петербурге и займет свое место в нашем репертуаре. Талгат Баталов в следующем сезоне вернется к нам с доформулированным режиссерским прочтением романа Гузелли Яхиной «Зулейха открывает глаза». В рамках лаборатории он попробовал одну из возможных форм работы с текстом большого романа, посмотрим, во что эта проверка выльется. Возможно, теперь он сделает все иначе. И приглашение третьего постановщика Дмитрия Акриша у нас в планах, его энергия и умение работать с актерами заразительны. Если говорить о теоретических задачах — то мне кажется, что эти эскизы продемонстрировали или по крайней мере заставили сформулировать вопросы всех присутствующих о том, как театр может работать с недраматическим материалом — историческим документом, романом, рассказами, возникли новые названия и имена, у которых еще нет сценической истории. Мне очень понравилась атмосфера во время работы лаборатории и в день показов и обсуждений — это все больше и больше наводит меня на мысль, что мы готовы к еще более масштабным проектам: фестивалю, например, который мы могли бы наполнить множеством интересных событий.

— Несколько лет подряд «Старый дом» лидировал в номинации «Самый интересный сезон» в рейтинге, составленном на основе опроса профессиональных зрителей Новосибирска — критиков, журналистов, театральных деятелей. Каковы, на ваш взгляд, шансы нынешнего сезона? И что он дал театру, помимо «Масок»?

— У нас давно не было священной классики в афише — теперь у нас появился любопытный и игровой Чехов с остроумно придуманными героями, фокусами, самой концепцией, в центре которой такой неуместный, брутальный, но трогательный Лопахин, которого исполнил Анатолий Григорьев. Этот сезон дал нам опыт работы с модным и востребованным Максимом Диденко и его командой, развернувшими перед зрителями тексты Льва Рубинштейна в потрясающем визуальном и звуковом решении — со специально написанными хорами Александром Карповым, видеопроекциями Олега Михайлова и сценографией Павла Семченко (театр «АХЕ»). Такого технически точного театра, сочетающего в себе музейные инсталляции, пластику, голос, в нашем репертуаре еще пока не было. Порадовали мы и любителей комедий и детективов, что тоже важно. А завершили сезон мы мастером интеллектуальной атаки Антоном Маликовым и его спектаклем «Перед заходом солнца». Это сложный материал и с точки зрения истории литературы и театра, и с точки зрения режиссерского замысла, достойный внимания искушенной публики и тех, кто любит артхаус, фильмы Дэвида Линча, Ларса фон Триера и готов быть чутким.

— Наверняка на сегодняшний день уже сверстан план следующего сезона. Что ждет поклонников театра?

— Мы открываем сезон 15 сентября только что сыгранной премьерой «Перед заходом солнца». Но еще до открытия, 10 сентября, «Старый дом» покажет столь полюбившийся и критикам, и в целом зрителям «Вишневый сад» на одном из самых престижных и старейших отечественных фестивалей — на «Реальном театре» в Екатеринбурге. Кроме того, у нас будут большие обменные гастроли с петербургским театром «Приют комедианта». Уже сейчас приступает к работе знакомый и любимый новосибирцами режиссер Сергей Федотов, известный российский первооткрыватель Макдонаха. На этот раз мастер и наша труппа представят сценическую версию романа Салтыкова-Щедрина «Господа Головлевы». Это будет масштабный по психологической глубине, по уровню художественного высказывания о реальности, по ролевому материалу спектакль, и мы увидим премьеру в октябре. Всего планируются четыре разножанровых премьеры, в том числе долгожданный детский спектакль, на который мы выиграли грант Союза театральных деятелей России. И важным событием для нашего коллектива в новом сезоне станет, безусловно, то, что у нас появится главный режиссер. Но все подробности уже в сентябре!

Юлия ЩЕТКОВА, «Новая Сибирь»

comments powered by HyperComments