В «Глобусе» появится спектакль о вымышленном городе, который отсутствует на карте, но правит современным обществом. 

В АПРЕЛЕ театр «Глобус» введет в репертуар еще одно произведение Ф. М. Достоевского. К «Дядюшкиному сну» с его бьющимся в припадке интриг провинциальным городом Мордасовым прибавится «Игрок», действие которого происходит в Рулетенбурге — вотчине легких денег, нешуточных страстей и непролазных соблазнов. Роман классика русской литературы на большой сцене новосибирского молодежного интерпретирует московский режиссер Ирина Керученко, чей спектакль «Первая любовь» по одноименной повести Тургенева третий сезон идет в пространстве глобусовского камерного зала.

Ирина Керученко — выпускница школы-студии МХАТ и ученица легендарного Камы Гинкаса. Отдает предпочтение отечественной классике, кропотливо работает с актерами и не без оснований полагает, что творчество — это большая ответственность перед мирозданием. Искусство трактует как духовную аскезу, а точкой отсчета в своей профессии видит нравственную чистоту. Часто ставит прозу, выступая не только режиссером, но и автором инсценировки, не боится парадоксов и не терпит сочинительства «около» в спектаклях по литературным произведениям. Спектакль «Игрок» выпускает в соавторстве с художником Марией Утробиной (Москва) и минским композитором Натальей Богданович.

— Ирина Вильямовна, что вы находите в классических произведениях такого, чего не могут дать современные пьесы?

— В классике есть высота, есть связь с Богом, есть культура отношения мужчины к женщине, есть понятие прекрасного, есть изящество литературного слога. Темы у классиков философские, глубинные — про человека, про его природу, смысл его существования. А современная драматургия в основном занимается социальными проблемами и бытовыми проблемками. Мне скучно. Во что люди верят — про то и сочиняют, то ими и управляет в итоге. Кстати, об этом «Игрок».

— Как вы трактуете основную тему романа Достоевского?

— Федор Михайлович рассматривает во времени и пространстве каждого своего произведения развитие библейских заповедей. Одна из них: «Не сотвори себе кумира». И вот в «Игроке» мы видим Рулетенбург — вымышленный город, которого нет на карте. Туда съезжаются люди, чтобы веселиться, отдыхать, помериться друг с другом уровнем своего достатка, нарядами. Такое место для тусовок гламурного общества. Царство денег, эдакий Кайфовиль. Что такое игра на деньги? Это желание изменить судьбу по щелчку, изменить свой жизненный статус. То есть заявление в небесную канцелярию, что я, имярек, не желаю быть бедным и трудиться в тех обстоятельствах, которые мне дала судьба, а хочу в секунду разбогатеть до уровня миллиардера. По сути, это спор с Богом, точнее опровержение планов Бога на тебя. Человек попадает в зависимость от своего желания и затем создает себе нового кумира. Кумиром способно становиться любое страстное желание: от обладания любимым существом до простого удовольствия вкусно покушать, не говоря уже о такой мощной энергии, как деньги. Обожествлять, как известно, можно только Бога, в противном случае наступает разрушение личности, духовная смерть. В этом произведении все сошли с ума. Буквально.

— Взяться в театре за тексты Достоевского — это ответственность?

— Это серьезный нравственный шаг. Для работы с его произведениями необходима четкая, здоровая жизненная позиция. Он ведь говорит о пороках, грехах человеческих. Через страдания очищает нас. Федор Михайлович — невероятный психолог. И пророк.

— Насколько «Игрок» актуален для сегодняшнего дня?

— Конечно, это про наше время. Рулетенбург сейчас правит нашим обществом. Когда тряпочка в магазине стоит, как ремонт в квартире, — это безумие, о котором писал Федор Михайлович. В «Игроке» бешеные деньги выбрасываются в пустоту. Люди молятся на деньги. Все покупается за деньги. Отношения человеческие выстраиваются в системе: насколько человек богат — не богат, насколько способен купить тебе chateau или не способен. Если не способен — никаких не может быть любовных отношений. Главный герой романа — Алексей Иванович — честно служит любимой женщине, которая совершенно его не воспринимает как претендента на ее руку и сердце. Она с ним «дружит», точнее манипулирует и корыстно использует этого мужчину для достижения своих желаний. В наше время полно таких роковых красавиц. Женская честь, мужская честь — ощущение, что эти понятия вообще ушли из нашей культуры. А такие философские категории, как прекрасное и безобразное, вообще не являются предметом размышления. Слово «совесть» — не актуально. Люди внаглую, корыстно, обманывая, зарабатывают в открытую на близких отношениях других людей. Это так страшно и грустно. Просто безнравственно.

— Алексей на наших глазах попадает в игровую зависимость, даже любовь отступает на второй план, когда он садится за рулетку. А женщина, ради которой обычный учитель решился изменить свою жизнь по щелчку, достать легкие деньги, — тоже игрок?

— Нет, деньги — это ее цепи. Полина не игрок. Она обожествляет идеальные отношения. Это ее кумир. И она не способна пережить разрушительную ситуацию через француза де Грие — любовника, который не намерен на ней жениться. И если заемные деньги, которые француз ссудил отчиму Полины, впавшему в нежную страсть к местной куртизанке, он не получит в срок, то все имущество, описанное в векселе, перейдет к французу. Желание отомстить любимому — это симптом зависимости от отношений, идеала, любимого человека. Она ставит свои идеалы выше Бога. И эта зависимость сводит ее с ума.

— В романе один из ключевых, невероятно ярких персонажей — бабушка Полины, Антонида Васильевна. В театре — бенефисная роль, подарок любой актрисе. Насколько для вас важен этот образ?

— Бабушка — нравственный указатель. Она приезжает и всех нравственно обличает. И позволяет себе это делать справедливо, но совершенно по-хамски с точки зрения приличного общества. Невзирая на статус, титул. Если ты кого-то обличаешь, критикуешь, то часть тяжелой кармы переходит на тебя, так говорят ведические мудрецы. Соответственно, тебе дается прожить подобную ситуацию. Чтобы ты хотя бы приблизительно понял, что критикуешь. И сделал правильные выводы.

Марина ВЕРЖБИЦКАЯ,  «Новая Сибирь»

Фото предоставлено пресс-службой театра «Глобус»

comments powered by HyperComments