Что контролирует так называемый орган

0
236

Ведомству Николая Симонова странным образом достаются задачи, решению которых все время что-то мешает

РОСТ производства пива, отмеченный новосибирскими пивоварами по итогам трех кварталов года, вдохновляет не только бизнесменов, но и бюджет. Дополнительные 1,6 млн декалитров (на 5,2 процента больше, чем в прошлогодний «высокий» сезон) принесли в казну 336 млн рублей одного только акциза (он составляет 21 рубль с литра пива).

Покажут 15-16 процентов роста и продажи алкоголя, причем это — впервые с 2013 года и на фоне снижения объемов производства. Врио руководителя МРУ Росалкогольрегулирования по СФО Маргарита Шалюхина комментирует: «Это говорит не о том, что мы пить больше стали, а о том, что растет легальный рынок алкоголя. А теневой вытесняется».

Эти слова прозвучали на пресс-конференции о госконтроле за оборотом спиртного, которая состоялась на неделе в новосибирском ТАСС. В пресс-центре собрались представители Росалкогольрегулирования, МВД и регионального Минпромторга.

В лице последнего, кстати, перед публикой впервые предстал недавно созданный орган, призванный следить за розничной торговлей алкоголем. В сложившейся системе это очень важное звено — других фактически нет. В функциях РАР — контроль за производством и оптом, полиция реагирует, когда есть состав преступления. Если потребителю попалась некачественная продукция, он может пожаловаться в Роспотребнадзор. Кто проверит, что попадает на прилавки магазинов?

Летом 2017 года вступил в силу новый федеральный закон о рынке спиртного, отдающий розницу под контроль регионов. К зиме в Минпромторге разработали законопроект, который давал министерству контрольные функции «в области розничной продажи алкогольной продукции на территории Новосибирской области». Наконец, в мае это дошло непосредственно до исполнителей.

Сам министр промышленности и торговли области Николай Симонов с законопроектом связывал большие надежды. «Если закон будет принят, по жалобам и заявлениям можно будет актировать и изымать продукцию», — рассказывал он журналистам.

Однако сегодня, в ноябре, представитель Минпромторга Ирина Редько признала: ведомство только начинает нарабатывать практику по этому направлению. «Если вы думаете, что мы можем проводить контрольные мероприятия просто потому, что у нас возникли сомнения, — отнюдь, — охладила она интерес журналистов. — Мы точно так же продолжаем работать в рамках закона о защите юрлиц и предпринимателей от незаконного проникновения с помощью контрольных мероприятий».

У так называемого органа регионального контроля связаны руки, жалуется Ирина Редько. Контрольные мероприятия он согласовывает с прокуратурой, а там далеко не всегда согласны с чиновниками, не видит угрозы жизни и здоровью граждан и государственной безопасности в том, в чем видит Минпромторг.

Забавно, но именно контроль за розничным звеном вот уже год ведут волонтеры НРОО «Общественный контроль». Нельзя сказать, что у них все быстро получилось, но сегодня они наловчились без привлечения бюджетных средств и осуществления государственных полномочий выявлять факты незаконного оборота алкоголя, причем именно пива (что гораздо проблематичнее с учетом особенностей учета его в ЕГАИС). Президент «Общественного контроля» и депутат городского Совета Новосибирска Иван Конобеев недавно обнародовал свое ноу-хау и намерен передать его в руки масс. «Волонтер требует у продавца в пивнушке показать документы на товар в самом нижнем ценовом сегменте — ниже 70 рублей за литр разливного или 40 рублей за пол-литровую бутылку, — рассказывает он «Новой Сибири». — Отказать ему не могут — по ст. 10 Закона «О защите прав потребителей» продавец обязан предоставить товарно-сопроводительную документацию любому желающему. По копии мы пробиваем данные поставщиков, и с высокой степенью вероятности на одном из этапов официальная база ЕГРЮЛ показывает отсутствие фирмы в реестре или то, что она находится в стадии ликвидации».

По логике депутата, отсутствие легальной регистрации фирмы — достаточное основание признать ее оборот незаконным, ведь оптовики не имеют права вести оборот пива без учета в ЕГАИС, а фирме-фантому этого сделать не позволит программа. Дальше информация уже может стать предметом разбирательства хоть федерального контролирующего ведомства, хоть МВД. Пока, правда, ни о чем таком общественности не известно, но тут можно предположить, что идет какое-нибудь засекреченное расследование. Может быть, сыщики боятся спугнуть главных участников большой производственной аферы.

Одно очевидно: роль органа регионального государственного контроля в этой ситуации никакая.

Характерно, что у нашего Минпромторга таких проектов, как контроль за розничным оборотом спиртного, полно. Не так давно, например, правозащитники чуть со стульев не попадали, увидев сообщение о региональной программе по защите прав потребителей стоимостью 2 млрд 213 млн 190 тысяч 900 рублей. Именно такую сумму предполагается потратить на «Обеспечение защиты прав потребителей на территории Новосибирской области на 2018—2022 годы», в том числе за 2018 год — 1,176 млрд.

Те, кто решил углубиться в документы, поняли, что это вовсе не значит, что эти деньжищи на дело, которым многие общественники занимаются без участия казны, будут выделены из регионального бюджета. Программу в Минпромторге писали, просто объединив бюджеты и планы 25 разных структур — от региональных Минтранса, Минстроя и Минздрава до территориальных подразделений Росздравнадзора, Роспотребназдзора, Ростехнадзора и даже Центробанка. Минпромторг при этом выступил разработчиком программы, заказчиком и координатором. Удастся ли ему «координировать» федеральные структуры — пока осталось вопросом.

В принципе, не исключено, что в мероприятия этого суперплана можно было бы включить еще и работу МРУ Росалкогольрегулирования. Там, правда, регионов много, а сотрудников мало. «На Сибирский федеральный округ нас порядка 80 человек, в том числе 50 — воины, которые воюют на этом поле, — жаловалась на пресс-конференции Маргарита Шалюхина. — Если мы начнем оперативно выезжать, нас хватит ровно на неделю, все разъедемся».

Роль сборов с рынка алкоголя для бюджета Новосибирской области высока. Акцизы на пиво, которым наши производители покрывают более 30 процентов объема производства Сибирского федерального округа, приносит более 6 млрд рублей. Если под ногами легальных производителей будут путаться теневики, они снижают объем на 5-6 процентов — в итоге казна недополучает сотни миллионов. На это соотношение «Новая Сибирь» обращает внимание давно. С 1 января 2019-го вырастет и роль продаж маркируемого алкоголя: увеличением региональной доли в этих акцизах федеральный центр компенсирует потери местных бюджетов от налога на движимое имущество, введение которого в этом году вызвало возмущение и протесты бизнеса.

Ну а насколько эффективно работают у нас инструменты по контролю за этими средствами — это, как говорится, вопрос почти риторический.

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments