Облом обнала?

0
12

Невозможно учесть, на сколько в последние годы снизился объем незаконного обналичивания, но известно, что цена этой криминальной услуги выросла в разы

ОБНАЛИЧИВАНИЕ в России в свое время было нормой экономики. Однако, как и всякий цикличный процесс, оно имеет три фазы — развитие, стабилизацию и угасание. Есть мнение, что первые две фазы пройдены. Пресловутый «обнал» скорее мертв, чем жив…

Нельзя сказать, что увод заработанных предпринимателями средств из-под налогообложения государства чисто российская специфика. В развитых странах обналичка стоит 8-12 процентов и является одним из самых тяжелых налоговых преступлений. Здесь расходы резидентов строго контролируются, сравниваются с их доходами, а несоответствие становится поводом для преследования. Поскольку от уголовной ответственности за налоговые преступления не застрахованы даже знаменитости, известные спортсмены и кинозвезды, операции с «черным налом» не в почете, особенно в деловых кругах и в существенных объемах. Основная проблема не сделать из «белых денег» «черные», а легализовать «черные деньги». Поэтому все законы на эту тему на Западе называются типа «легализация доходов, полученных преступным путем», т. е. преследуется «отмывание», а не «очернение». На другом полюсе находятся такие страны, как Колумбия, где никто не платит налогов, или Узбекистан, где вам вернут лишь 50 или даже 30 процентов от посланной суммы.

В XX веке во всем мире буйно расцвели оффшорные зоны, безналоговые государства и государства с крайне низкими налогами и анонимностью бенефициаров. На большой спрос со стороны диктаторов, коррупционеров и преступников всех мастей сформировалось не менее широкое предложение. Большую роль играет «правовой беспредел» в отношении предпринимателей в ряде юрисдикций. Например, российские компании используют оффшоры не только и не столько для ухода от налогов, сколько в целях скрыть бенефициаров бизнеса, защитить активы, личное имущество, свободу и зачастую здоровье от посягательств от рейдеров, криминалитета, силовых структур и властей. Которые, как многоголовая гидра, часто выступают в одном лице.

Бурные 1990-е

С начала рыночных реформ в 1990-х обналичиванием средств и уводом их из-под «загребущих» рук государства с помощью «фирм-«фонарей» и заграничных счетов среди российских предприятий и организаций не занимался только ленивый.

В ОТВЕТ на массовый спрос возникла «профильная» отрасль рынка. Обналичка позволяет превращать «чистые» деньги (деньги, за которые предприниматель должен отчитаться перед государством и заплатить налоги) в деньги, которых де-юре не существует, и наоборот. Возник т. н. «черный нал». Почти все предприятия, имеющие дело с наличным оборотом денег, стали этот оборот занижать или укрывать. С «черным налом» упрощаются проблемы бухгалтерского учета и втискивания взаимоотношений с персоналом в рамки Трудового кодекса РФ.

Вторым популярным инструментом «обнала» стали «черные конторы». Цель — с помощью законно зарегистрированного предприятия открыть банковский счет, многократно, не платя налоги, обернуть на этом счете деньги, после чего, «пока не началось», прекратить его деятельность. Поскольку бизнес — процесс непрерывный, то прежде чем закрыть одну «черную контору», открывали новую. Старую по истощении ее функций бросали, оставляя налоговые органы «у разбитого корыта».

«Третьим китом» российской обналички выступили те коммерческие банки, для которых «черные конторы» — солидные и выгодные клиенты. Многие небольшие банки изначально создавались именно для обслуживания подобных операций. Обнал «частными лицами с «крышей» постепенно заменялся более «технологичным» обналом банками с выводом средств в оффшоры.

Неистребимость «черного нала» в России 1990-х и чисто декларативное порицание этого явления можно объяснить огромным черным сектором экономики. А также всепроникающей коррупцией, ставшей следствием фиктивной судебной системы, когда «третья власть» скорее руководствуется политическими и клановыми интересами, указаниями сверху и даже собственной «умственной деятельностью» (согласно постановлению Верховного суда РФ), чем буквой и духом закона.

Нечистые на руку чиновники не могли одной рукой брать черный нал за решение вопросов, а другой — бить по кормящей руке. Не борзыми щенками же брать, если есть универсальный эквивалент, выраженный в «деревянных», а лучше в «вечнозеленых» рублях.

Обратной стороной этого процесса стали хроническая несобираемость налогов, дефицит бюджета и отсюда нищенские «зряплаты» государственных служащих и чиновников, и мизерное финансирование различных государственных, в т. ч. социальных программ.

Еще 15 лет назад проблем с наличными средствами не существовало. Их снимали по чековой книжке. Для не желающих заморачиваться с чеками существовали т. н. «помойки», зарегистрированные на «левые» паспорта. В середине «нулевых» крупную сумму можно было обналичить за 1-2 процента.

Начало конца

К периоду «нулевых» отмывание средств во всем мире достигло таких размеров, что вопросом эффективности борьбы с этой «финансовой чумой» озаботились не только правительства крупнейших стран, но и международные организации, включая ФАТФ и Интерпол. В России государство в лице федеральных уровней законодательной и исполнительной власти начало вносить эффективные поправки в нормативно-правовые акты, а регуляторы и фискальные службы в лице Банка России, ФНС и ФСФМ (Росфинмониторинга) — «закручивать гайки».

С принятием ФЗ-115 «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» главным инструментом борьбы государства с «обналом» становится ст.172 УК РФ «Незаконная банковская деятельность». В 2002 г. в работу включается Федеральная служба по финансовому мониторингу. Риски растут, схемы усложняются, стоимость услуг увеличивается до 2,5–3 процента. Поскольку органы ФНС и ФСФМ учатся работать все более грамотно, обнальщики начинают где только можно скупать неучтенную наличку — на оптовых рынках, АЗС, у сетей платежных терминалов и т. п., взамен проводя безналичные платежи.

В соответствии с 161-ФЗ от 27.06.2011 «О национальной платежной системе» банковские платежные агенты не вправе расходовать наличные деньги в валюте Российской Федерации, принятые при осуществлении операций.

В связи с ростом рисков рынок «обнала» наводнили мошенники. Владельцы обнальных банков и «контор» начали исчезать в туманных далях вместе с деньгами клиентов. А «проценты» стали расти пропорционально рискам — от 10 процентов и выше.

В 2013 г. неуплата налогов в законодательстве РФ приравнена к отмыванию доходов и финансированию терроризма. Коммерческим банкам с 1 января 2014 года предоставлено право блокировать карточные счета россиян, если транзакции по ним кажутся сомнительными. Теперь, если операции по счету организации в банке приостановлены, то она не сможет открыть новый счет даже в другом банке.

В соответствии с Указанием Банка России от 7 октября 2013 г. № 3073-У с лимит расчетов наличными для организаций и ИП остался прежним — 100 тыс. руб. Однако уточнено, что он касается исполнения обязательств, предусмотренных в рамках одного договора между организациями. Организации и ИП не вправе тратить наличность, поступившую в кассу за проданные товары, выполненные работы или оказанные услуги, а также в качестве страховых премий. Исключение — выдача денег из кассы работникам (в качестве зарплаты или наличные под отчет); оплата товаров, работ, услуг; выдача средств платежным агентом в соответствии с требованиями законодательства и т. д.

Не дремлют и правоохранительные органы. За пять месяцев 2014 года СК РФ по НСО разоблачил за незаконную банковскую деятельность 50 «обнальных» фирм и 10 их владельцев. Под предлогом оплаты услуг на счета данных фирм переводились крупные денежные суммы. А деньги обналичивались через дебетовые карты подставных лиц.

По информации Межрегионального управления Росфинмониторинга, с 2014 г. антиотмывочная система страны полностью отвечает требованиям ФАТФ. Она включает в себя банковскую систему, микрофинансовые организации, правоохранительные и следственные органы, Генеральную прокуратуру РФ, а также «тревожные сигналы» в гражданском смысле активных граждан.

Операции по незаконному обналичиванию средств перемещаются из банковской в другие сферы. Например, сети платежных терминалов получают безналичные средства, а наличные деньги продают. По результатам проверок выявлено 8,5 тыс. нарушений в деятельности таких платежных агентов, Банком России отозвана лицензия у «Сибирского расчетного центра».

2015 год порадовал новеллами в виде обязанности предоставления предприятиями платежных документов в органы ФНС в электронной форме через интернет (ст. 93 НК РФ). А также создание федерального Центра обработки данных ФНС РФ, представляющего собой автоматизированную систему контроля за уплатой НТС (АСК «НДС-2), где формируется налоговая история каждого налогоплательщика. В т. ч. фиксируются сомнительные операции. Введенная ФНС автоматизированная информационная система «Налог-3» (АИС «Налог-3) направлена на межведомственный обмен электронными документами со всеми государственными органами и ведомствами, имеющими отношение к исполнению и наполнению бюджетов разных уровней власти. Зарегулированность данной сферы растет с увеличением внимания к полноте уплаты налогов со стороны фискальных органов и ответственностью плательщиков за их не(до)исполнение…

Комментарии экспертов

Как комментирует управляющий ЮК «Туров и Побойкина — Сибирь» Наталья Побойкина, «жить предпринимателю стало если не лучше, то точно «веселее». Он может быть наказан:

  • За уклонение от уплаты налогов и неисполнение обязанностей налогового агента. Наказание за правонарушение предусмотрено ст. 199.1 Уголовного кодекса РФ. Ответственность варьируется в рамках от 100 000 до 300 000 руб. штрафа до двух лет пребывания «в местах не столь отдаленных» с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью сроком до трех лет.
  • То же самое, совершенное группой лиц по предварительному сговору либо по предварительному сговору (ст. 199.2 УК РФ), влечет за собой такие «анти-плюшки», как штраф от 200 000 до 500 000 руб. до пяти лет тюремного заключения. В обоих случаях предусмотрена возможность лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью сроком до трех лет.
  • За мошенничество согласно ст. 159 УК РФ. Минимальное наказание за такой вид правонарушения — штраф от 100 000 руб., а максимальное — лишение свободы сроком на шесть лет в колонии строгого режима». Как говорят налоговые юристы, если раньше налоговые органы сначала проводили соответствующие проверки, получали решение по отсуживанию недоимки и после этого передавали материалы в МВД, то сейчас органы ФНС сразу после налоговой проверки либо сами передают материалы следствию либо следствие начинает работу по своей инициативе.
  • Самое пристальное внимание уделяется контролю за уплатой налогов и расходованием бюджетных средств. Поэтому самые крупные скандалы связаны с тем, что какая-то подрядная организация, получив госконтракт, передала «обнальным» фирмам бюджетные деньги.

    Отдельно выделяют финансовые организации, практикующие сомнительные операции. Если у банка или страховщика образуется «дыра» в миллиарды рублей, это не потому, что там неправильно баланс свели. Как правило, деньги уходят на зарубежные счета.

    Выводы

    Большинство банков, лишенных лицензий за последний год, были ликвидированы ЦБ РФ по признакам сомнительности операций. В результате коммерческие банки избегают перечисления средств в любые оффшорные юрисдикции и обслуживания «сомнительных» клиентов. Доходит до того, что для открытия и разблокирования счетов банки требуют со своих корпоративных клиентов подтверждения «лояльности» в виде фотографий офиса, наличия официального сайта и т. п.

    В случае подтверждения «сомнительности» по итогам расследования банка следуют санкции от необходимости создания 50-процентного резерва у банка до расторжения договора банковского счета «сомнительного клиента», а также передачи соответствующей информации в органы финансового контроля. Достоянием общественности все чаще становятся громкие разоблачения «обнальных контор» и персональная уголовная ответственность руководителей и бухгалтеров, уличенных в обналичивании организаций. В результате консолидированных усилий органов законодательной и исполнительной власти рынку обнала в России приходит конец. Кто виноват, мы знаем. Но что делать?

    Перспективыи (упаси господи!) рекомендации

    Рост числа дел экономической направленности связан с позицией государства. Оно считает, что деньги отечественных предприятий должны оставаться в России, с них должны платиться налоги, бюджетные средства должны находиться под присмотром, а сделки предприятий и организаций — быть прозрачными и находиться под контролем.

    По мнению наших экспертов, борьба с обналом еще долго будет стоять на повестке дня государства российского. Падение стоимости основного предмета российского экспорта и сокращение доходной части бюджета федеральные власти стремятся восполнить за счет повышения величины и собираемости налогов и таможенных пошлин.

    Смена председателя Банка России принесла с собой радикальную смену политики банковского регулятора в отношении «обнальных» и недокапитализированных «местечковых» банков. С недавних пор отзыв лицензий все новых и новых банков ограничен только возможностями АСВ (Агентства по страхованию вкладов) и нежеланием властей создавать ненужное социальное напряжение в обществе и предпосылки для системного банковского кризиса.

    Парадокс ситуации в том, что при относительно высокой собираемости налогов большинство предпринимателей так или иначе «оптимизируют» налогообложение при помощи схем разных оттенков серого. Тогда как государству не остается иного выхода, кроме как готовить очередное повышение налогов на бизнес. Которое, в свою очередь, больнее всего ударит по самым законопослушным и поставит их коллег-«оптимизаторов» в рискованную, но экономически более выгодную позицию. Но это ненадолго…

    Поскольку все козыри в руках государства, а смерть «черного» обнала и юридически неграмотных налоговых «схем» — вопрос времени, специалисты рекомендуют оптимизировать налоги законно. Ведь на другом конце «полюса» — стремящаяся к 100 процентам вероятность штрафов, уголовной ответственности собственников (руководителей) и прекращение деятельности предприятия…

    Но если уголовное дело по признакам экономического преступления все-таки возбуждено, помните — в рамках уголовного процесса должен быть умысел и ущерб. Если предприниматель уверен, что умысла не было, лучше сначала возместить предполагаемый представителями власти ущерб, а затем разбираться с тем, должно государство вернуть деньги или нет. В этом случае, если человека вызывают для предъявления обвинения, как минимум один козырь (возмещение ущерба и потеря социальной опасности) у него есть. Формально в рамках досудебного разбирательства арестовывать его не за что. Хотя в нашем государстве от сумы и тюрьмы никто не застрахован…

     

    comments powered by HyperComments