ОРГАНИЗАТОРЫ 2-го Сибирского производственного форума компании «ИнфоСофт» и «Обувь России» поставили своей целью обсудить актуальнейшие вопросы повышения производительности компании.

Сегодня бизнес, чтобы выжить, должен постоянно развиваться, а чтобы развиваться — адаптироваться к безостановочно меняющимся условиям внешней и внутренней среды.

В первый день 150 участникам, около 30 процентов которых составляли делегаты из Иркутской, Кемеровской, Омской, Томской областей, а также из Алтайского, Красноярского и Краснодарского края, были предложены экскурсии на местные технологичные предприятия «Техно- НИКОЛЬ-Сибирь», АО «Эк- ран», ГК «Обувь России», «ДИНАЛ» и NPM Group.

Областное правительство и мэрия начинают

Второй день был посвящен пленарным заседаниям и дискуссиям на насущные темы. На правах почетного гостя выступил заместитель министра промышленности, торговли и развития предпринимательства Новосибирской области Вадим Васильев. По его данным, индекс промпроизводства в регионе за 9 месяцев текущего года вырос на 101,2 процента по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. После столь обнадеживающих данных присутствующим предложили воспользоваться возможностями федеральной инфраструктуры поддержки предпринимательства, в частности, «Корпорации МСП», Фонда Бортника или Российского экспортного центра. Так, поддержку Фонда развития промышленности, заключающуюся в кредитовании под 5 процентов годовых сроком до 5 лет, в этом году получили 5 предприятий, включая «Сиблитмаш» и «НЭВЗ-Керамикс». Еще четыре заявки (например, от компании «Стиллайн») находятся на рассмотрении.

Областное правительство на определенных условиях предоставляет льготы по уплате налога на прибыль и налога на имущество, субсидии на технологическое перевооружение, развитие медицинской промышленности и НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) для научно-производственных центров. Подробную информацию о мерах и формах поддержки на любом уровне дает ГИС (государственная информационная система) «Промышленность».

Начальник департамента промышленности, инноваций и предпринимательства мэрии города Новосибирска Александр Люлько отметил, что в Новосибирске, в отличие от области, зафиксировано падение промпроизводства на 1,7 процента. Наиболее отстающими отраслями стали пищевое производство (94,4 процента), химическое производство (93,2), производство напитков (82,6), прочие транспортные средства и оборудование (78,3), изделия из кожи (63,8). Лидерами прироста — автотранспортные средства (134,9 процента), изделия из дерева и пробки (134,7), электрическое оборудование (124,1), металлургия (117,3) и машины и оборудование (115,7).

Ряд предприятий запустили уникальные проекты и технологии. Например, завод им. Коминтерна — локатор для обнаружения подземных аномалий, завод «Труд» — отечественную снегоплавильную станцию, а АО «Новосибирский авиаремонтный завод» (НАРЗ) — ремонт и производство сельхозтехники на базе дочерней компании «Агро- промспецдеталь».

У мэрии также есть возможности субсидирования местным промышленным предприятиям части процентной ставки по кредитам, лизинговым платежам, закупки нового технологического оборудования и затрат на НИОКР.

ПРИЧЕМ муниципалитет заинтересован в оказании поддержки максимальному количеству небольших предприятий и стартапов. То, что в соответствующих конкурсах мэрии из года в год участвуют одни и те же крупные предприятия, Александра Люлько не вдохновляет. Например, солидные субсидии на реализацию инвестиционных проектов в этом году получили:

  • АО «Новосибирский патронный завод»;
  • ПАО «Сиблитмаш»;
  • АО «Экран — оптические системы»;
  • АО «НМЗ «Искра»;
  • ООО «Медико-биологический союз».
  • А на производство инновационной продукции:
  • АО «Электроагрегат»;
  • АО «НАРЗ»;
  • АО «Новосибирский приборостроительный завод»;
  • ООО «ПФ «Ирбис»;
  • ООО «Фишер Шпиндель Технолоджи».

Консультанты и производственники ведут…

Затем микрофон перешел к Роману Казанцеву с докладом «Управление изменениями в производственных компаниях». Как сказал консультант, часто эффективность производства нивелируется неэффективностью инфраструктуры и взаимодействия между теми, кто изменения проводит, и теми, кто им подвергается. Начинать надо с видения того, что хотим получить. А далее идти к новым навыкам (например, людям старой формации привычнее работать с гроссбухами, чем с ПО 1С), стимулам (есть инерция мышления; человек должен понимать, зачем ему нужно заниматься новым делом; ласковое слово и кошке приятно), ресурсам (суперэкономия ведет к суперзадержкам) и наглядному плану действий. Планы никто писать не любит, но если эта работа делегируется, стоит проверить, все ли учтено.

При этом в случае «проколов» на любом  из этапов плана внедрения изменений возникают сбои, заключающиеся в неразберихе/хаосе, тревоге/страхе, сопротивлении, разочаровании исполнителей. И, в конечном счете, в фальстарте. Таким образом, как изрек широко известный в узких кругах Ицхак Азидес, «любые компании нуждаются во внедрении небольших, но постоянных изменений». Поскольку не факт, что все изменения окажутся результативными, способность управлять большим количеством изменений становится решающим фактором в конкурентной борьбе.

Следом взял слово «варяг» и «легионер» со стажем — натуральный чех, а по совместительству председатель совета директоров АО «Завод «Экран» Павел Бобошик, с 2010 года выведший предприятие из кризиса и добившийся значительного прироста объемов производства. Он считает, что на производительность компании влияют четыре основных фактора: общие условия, в которых предприниматель работает; используемые технологии; сами процессы, как организовано производство, услуги. Однако прежде всего люди.

Бизнес в России и, в частности, в Сибири имеет свои особенности. Так, наши люди по сравнению с жителями Западной Европы имеют очень высокий уровень базового и технического образования. Наши менеджеры знакомы со всем многообразием западных технологий бизнес-менеджмента.

Почему после этого сибирские компании не стали лидерами мировой экономики? Во-первых, западные управленческие технологии у нас реализуются механистично, без адаптации к местным условиям. Кроме того, из-за культурных особенностей менеджерам западного типа надо добиться того, чтобы они и их русские подчиненные разговаривали на одном языке. Также российские компании часто отличаются авторитарным стилем управления. Как выразился Павел Бобошик, «какой бы дурак ни сидел наверху, его указания будут исполняться».

В-четвертых, нужно учитывать то, что реализация изменений в разных компаниях на различных стадиях требует применения разных инструментов. Например, стадии роста по модели Azides включают в себя: Ухаживание — Младенчество — Давай-давай — Развод — Расцвет — Стабильность — Аристократизм — Охота на ведьм — Бюрократия — Смерть. Символично, что бюрократия находится рядом со смертью. Не говоря о трактовках других моделей.

И всеобщая ловушка — модель «Черный лебедь». Жизнь стала гораздо более сложной и динамичной, чем прежде, но мы, как и раньше, экстраполируем опыт прошлого на будущее. Сложно развиваться, опираясь на людей, предпочитающих плыть по течению, и продвигая менеджеров до уровня их некомпетентности. Не говоря о том, что эффективность различных групп и страт населения зависит от их… энергетической модели поведения.

Так, среднестатистический западный человек живет на 40 процентов в прошлом, на 30 процентов в настоящем и на 30 процентов в будущем. Житель трудолюбивой Юго-Восточной Азии на 10 процентов в прошлом, на 70 процентов в настоящем и на 20 процентов в будущем. Тогда как для молодежи данное соотношение составляет соответственно 5, 30 и 65 процентов.

Не говоря о том, что, исходя из «пирамиды Маслоу», люди склонны заблуждаться по поводу своих ценностей. Мы хотим самореализации и чтобы нас уважали. Однако меньше думаем о том, что будем есть и где будем спать. Чтобы реально достичь того, в чем мы нуждаемся, данную пирамиду надо перевернуть. Согласно японской концепции «Причина быть» IKIGAI, человек достигает максимума возможностей, если расположен строго посередине пересечения полей понятий «Что вы умеете», «Что вы любите», «В чем нуждаетесь» и «За что вам платить?»

Таким образом, резюмировал Павел Бобошик, правильная организационная модель зависит от бизнес-среды, в которой конкурирует компания. И может варьироваться от бюрократии (формальной власти) к меритократии (власти и разделению полномочий по реальным заслугам) и адхо- кратии (высокой степени свободы в действиях сотрудников, неформальному характеру взаимодействия персонала). Согласно опыту докладчика, миссия, корпоративные ценности, структура, бизнес-процессы и персонал компании должны через взаимное доверие и уважение преломляться в эффективную связь общих возможностей и способностей….

Также должен соблюдаться баланс интересов и способностей работников разных уровней и возрастов. Как сказал основатель Alibaba Джек Ма, «если вам 25-30, делайте что хотите, не бойтесь ошибок, учитесь системной работе и администрированию. Если вам 40-45 — настало время создавать самим. Если свыше 50 — пора работать на молодых».

В тот же день было еще много докладов — хороших и разных. В программе значились такие животрепещущие темы, как «Создание эффективного производства «с ноля»…», «Бизнес в кризис…», «Какие бизнес-процессы следует автоматизировать…», а также практические кейсы повышения производительности на опыте местных компаний.

День третий…

Третий день мероприятия был посвящен мастер-классам, разделенным на площадки «Бизнес-процессы» и «Управление персоналом», «Обеспечение деятельности» и «Продажи и маркетинг». Если первый блок ввиду насыщенности, включая доклады об использовании на предприятиях теории ограничений, систем ERP, бережливого производства и т. п. раскрыть в одном материале невозможно, то во втором стоит упомянуть презентацию директора Headhunter Новосибирск Екатерины Дегтяревой «Тенденции рынка труда в производственной сфере». Из нее следует:

  1. Динамика роста размещенных в интернете вакансий в Сибирском федеральном округе за 10 месяцев 2017 года составляет:
  • 76 процентов — производство;
  • 84 процента — рабочий персонал;
  • 17 процентов — остальной рынок.

Аналогичные показатели по Новосибирску за январь—октябрь 2017 года достигли 71, 112 и 26 процентов по сравнению с 15, 11 и 28 процентами по СФО в 2016 году.

Динамика резюме по СФО за тот же период равна, соответственно, 29, 72 и 18 процентам против 19, 39 и 16 в прошлом году. Из чего следует вывод — при среднем на рынке труда уровне конкуренции пять резюме на одну вакансию в сегментах «Производство» и «Рабочий персонал» он составляет соответственно 3,6 и 1,9. В Новосибирске данные работники востребованы больше чем в СФО и во всей России. Однако энские работодатели готовы платить соискателям от 27,5 тыс. до 47,7 тыс. руб. по сравнению с диапазоном 27-60 тыс. рублей в городе Иркутске.

  1. ТОП-10 самых востребованных специальностей в производственной и рабочей сферах:

По вакансиям:

  • грузчик;
  • инженер-конструктор;
  • электромонтажник;
  • разнорабочий;
  • токарь;
  • электрогазосварщик;
  • специалист по продаже и установке спутникового ТВ;
  • автослесарь;
  • главный инженер;
  • инженер-технолог.
  • По резюме:
  • инженер;
  • электромонтажник;
  • грузчик;
  • разнорабочий;
  • менеджер по закупкам;
  • инженер-механик;
  • электрогазосварщик;
  • инженер-конструктор;
  • главный инженер;
  • инженер-электрик.

Таким образом, спрос и предложение по наименее квалифицированные и «топовые» вакансии находятся в устойчивом равновесии, тогда как на некоторые квалифицированные исполнительские позиции спрос далеко не удовлетворен.

  1. Самочувствие и ожидания

По данным Headhunter, если в конце IV квартала 2016 года хотя бы рабочий персонал имел маленькие, но позитивные ожидания, то в этом году индекс самочувствия всех соискателей России находится в отрицательной зоне. 32 процента респондентов в сегменте «рабочий персонал» и 34 процента в сегменте «производство» не уверены или, скорее, не уверены, что найдут работу по сравнению с 28 процентами по всему рынку труда в Сибирском федеральном округе. Тогда как угрозу увольнения ощущают, соответственно, 24 и 4 против 17 процентов.

Сложности в поиске работы по специальности отмечают 78 процентов опрошенных в сфере «производство» и 59 процентов в сфере «персонал». 73 процента соискателей и тут, и там находятся в поиске лучшей доли. При этом идти на снижение зарплаты ради сохранения работы либо гарантированного трудоустройства готовы 43 и 41 процента соискателей в обоих сегментах. Все эти показатели соответствуют среднестатистическим данным по всему рынку труда и отражают кризисные явления в экономике.

  1. Реальный vs идеальный работодатель

Ожидания от идеального работодателя у соискателей практически всех сегментов рынка труда одинаковы. Они включают в себя:

  • уровень оплаты, соответствующий вкладу в работу компании;
  • официальное трудоустройство и выполнение обязательств работодателем;
  • перспективы карьерного роста;
  • профессиональное обучение и развитие;
  • атмосфера взаимного уважения в коллективе;
  • социальный пакет (ДМС, бесплатное питание, оплата мобильной связи и т. д.)

И это не мечты. В реальной производственной деятельности в России и СФО уже сейчас доминируют  пункты 2, 5 и 6, а также такие позиции, как «Работа рядом с домом», «Удобное современное рабочее пространство», возможности «…соблюдать баланс работы и личной жизни», «…проявлять инициативу» и «…работать в известной компании, имеющей крепкие позиции на рынке».

Таким образом, в сфере «производство» и «рабочий персонал» складывается классический «рынок продавца». Мечты работников сбываются там, где в них больше нуждаются…

Дмитрий КАРАСЕВ, «Новая Сибирь»

comments powered by HyperComments