Оказывается, что решение высокой инстанции — Верховного суда РФ — для СК и прокуратуры вовсе даже не указ

В ЦЕНТРАЛЬНОМ районном суде продолжается рассмотрение, на наш взгляд, самого странного для Новосибирска уголовного дела. Обвиняемый — председатель совета директоров ГК «Ново- град» Евгений Грибов, ему инкриминируется «Мошенничество в особо крупном размере» (ч. 4 ст. 159 УК РФ). На предыдущем заседании гос- обвинитель попросил суд признать Грибова виновным и назначить наказание в виде шести лет лишения свободы в колонии общего режима.

Напомним, что со стороны обвинения это уже вторая попытка. В первый раз дело было возвращено в прокуратуру для устранения недостатков.

В чем суть. По версии следствия, Евгений Грибов в 2012 году на подконтрольные ему юридические лица незаконно приобрел право собственности на объекты недвижимого имущества, принадлежащие ОАО «Электроагрегат» (корпус 2 «Г» по ул. Планетной). Тем самым обществу был причинен ущерб на 88 млн рублей.

По версии самого Грибова, руководством ОАО «Электроагрегат» этот корпус был просто продан, и общество полностью получило всю предусмотренную договором сумму. Теперь же руководство предприятия пытается получить эту сумму второй раз. Защита Грибова квалифицирует нынешнее дело не иначе как «рейдерский захват чужой собственности путем административного пересмотра вступивших в законную силу судебных решений».

Описывать подробно все перипетии не будем («Новая Сибирь» писала об этом не раз). Остановимся на главном.

Самое странное, что сделки между «Электроагрегатом» и предприятиями Грибова «Новоград Истейт» и НПО «Электропривод» были проведены не непосредственно, а через физических лиц — А. Цоя и Р. Редько. Бывший на тот момент гендиректором предприятия А. Рудских утверждает, что предложение сначала оформить переход права собственности от ОАО «Электроагрегат» на двух подставных покупателей — физических лиц было сделано Е. Грибовым.

Однако по ходу следствия стало ясно, что сначала подыскать двух «надежных людей» в качестве промежуточных покупателей своему близкому знакомому С. Ярославцеву предложил крупный акционер «Электроагрегата» и президент его совета директоров А. Одинец. После этого Ярославцев и познакомил Одинца с Цоем и Редько. Все это есть в показаниях и Ярославцева, и Цоя, и Редько, и даже Одинца. А также свидетелей И. Деришева и С. Мороза. Грибов «посредников» фактически до совершения сделок знать не знал.

Второй важный момент — были или не были переданы посредникам деньги от предприятий Грибова? Следствия почему-то уверено, что не были. При этом в уголовном деле имеются расписки о получении денежных средств, собственноручно подписанные Редько и Цоем. С датой, паспортными данными, полным наименованием договора купли-продажи, включая площадь и кадастровый номер земельного участка.

ПОСЛЕ того как Цой и Редько эти расписки написали, их еще заверили свидетели Мороз и Деришев, что денежные средства с точным указанием суммы прописью переданы в их присутствии. Цой и Редько подписали также расходно-кассовые ордера о получении указанных денежных средств. То же самое можно прочитать и в актах приема-передачи помещений корпуса 2Г, подписанных Цоем, Редько, Погребовской и Рудских. А именно: продавцы получили оплату в полном объеме и претензий к покупателям не имеют.

У следствия эти документы есть, в обвинении так и сказано: «указанными лицами были подписаны акты приема-передачи недвижимого имущества, документы, подтверждающие оплату по сделкам, а также другие документы». Но вывод следствие из всего этого делает совершенно неожиданный: мол, да, денежные средства были продемонстрированы, но никому не были переданы.

Есть еще один немаловажный момент. Руководители ОАО «Электроагрегат», включая его основного собственника Одинца, присутствовали при составлении расходных кассовых ордеров и расписок, и им показалось, что все идет нормально. Более того, они еще полгода после этого считали, что все нормально. И только потом вдруг хватились, что денег-то, оказывается, нет. Ну, господа-товарищи, так не бывает.

Мало того что все документы есть в деле. По этому поводу уже есть и вступившие в силу судебные решения.

Во-первых, это решение по иску акционера ОАО «Электроагрегат» Т. Ляховой, которая требовала признать ничтожными сделками договоры купли-продажи. 15 марта 2013 года Арбитражный суд Новосибирской области отказал в удовлетворении ее исковых требований, установив, что Редько и Цой получили денежные средства в размере полной стоимости проданного имущества. В суде апелляционной инстанции Ляхова сама отказалась от заявленных ею исковых требований.

Затем ОАО «Электроагрегат» требовало признать за собой право собственности на нежилые помещения в корпусе 2 «Г». Арбитражный суд 1 октября 2013 года истцу отказал, и это решение было одобрено судами апелляционной и кассационной инстанций.

«Электроагрегат» попытался также предъявить иск к управлению ФРС РФ по НСО о признании незаконными действий по проведению государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество, поскольку покупатели Редько и Цой не произвели полную оплату приобретенного ими недвижимого имущества, а потому не имели права его отчуждать. 20 февраля 2014 года арбитражным судом и в этом иске было отказано.

Спустя два года руководители ОАО «Электроагрегат» зашли с другой стороны и обратились в арбитражный суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения. 5 июня 2015 года в Седьмом арбитражном апелляционном суде было однозначно установлено, что имущество выбыло из владения ОАО «Электроагрегат» по его воле и по возмездной действительной сделке. 23 октября 2015 года суд кассационной инстанции оставил данное решение без изменения, а 30 декабря 2015 года и Верховный суд РФ согласился с таким решением.

Следователь, писавший нынешнее обвинительное заключение по уголовному делу, прокурор, его утвердивший, обо всех этих решениях прекрасно знают. Но, видимо, им даже Верховный суд не указ.

Выступая на вчерашнем заседании суда, Евгений Грибов напомнил, что у юристов со времен римского права есть такие выражения, как concludo (конклюдентные действия, делаю вывод) и Sapienti sat (умному достаточно). Так вот с точки зрения и обычной, и юридической логики судят не того. Мы бы на месте следствия и прокуратуры лучше повнимательнее присмотрелись к действиям Одинца, Рудского, Ярославцева, Цоя и Редько. (Даже со стороны видно, там есть что покопать.) А можно высоким надзорным инстанциям заодно присмотреться и к следователю, писавшему нынешнее обвинительное заключение, и прокурору, его утвердившему. Тут тоже как-то не все гладко.

Владимир ПОЛЕВАНОВ, «Новая Сибирь»

comments powered by HyperComments