«Царская невеста» в НОВАТе: от тонкого лиризма до жесткого драматизма

0
781

Премьерой грандиозной оперы Н.А. Римского-Корсакова «Царская невеста» НОВАТ открыл новый театральный сезон, — свое прочтение великой русской музыкально-исторической драмы представили публике художественный руководитель НОВАТа, дирижер Дмитрий Юровский и главный режиссер театра Вячеслав Стародубцев.

Сегодня в музыкальный театр приходят, конечно, не столько слушатели, сколько зрители. Учитывая эту тенденцию, главный режиссер Новосибирского театра оперы и балета Вячеслав Стародубцев строит свои спектакли так, чтобы музыкальная и визуальная составляющая постановки были равноценны, но его художественная концепция всегда подчинена композиторскому замыслу.

Масштабная новая «Царская невеста» не стала исключением: после премьеры искушенные ценители оперного искусства восхищаются работой солистов и оркестра под управлением Дмитрия Юровского, а оперные неофиты, пришедшие на премьеру по «Пушкинской карте» (а их в зале было немало), говорят, что без намека на скуку посмотрели более чем трехчасовой оперный спектакль, благодаря тому, что «жизнь» на сцене была очень динамичной, насыщенной цветовыми, световыми, пластическими акцентами, и отсылками к современной культуре.

Режиссер-постановщик Вячеслав Стародубцев не скрывает своего особого отношения к постановке: «Для меня это лучшая русская опера. По концентрации русского колорита, душевной широте и высоте эмоционального градуса, ей нет равных в мировом репертуаре. Здесь амплитуда колеблется каждую секунду, мгновенно меняясь от тонкого лиризма до жесткого драматизма.  Основа нашей постановки — это исторический контекст, но мы стремились найти баланс между историзмом и современностью, чтобы молодое поколение наших зрителей нашло в спектакле, в образах персонажей актуальные для себя аллюзии и смыслы»

В постановке Вячеслава Стародубцева историческая достоверность становится канвой, по которой он создает обобщенный образ средневековой, допетровской Руси вместе с художниками-постановщиками Вячеславом Окуневым (декорации) и Петром Окуневым (костюмы). Благородное сияние старинной меди и библейские сюжеты стали фоном напряженного действия — триединая литая икона-складень, послужившая образной основой визуального решения, из картины в картину трансформируется, перенося действие с пирушки опричников к воротам монастыря, в купеческий дом, в царский терем. В костюмах прослеживается  неожиданное, на первый взгляд, смешение Востока и Запада, можно сказать «путь из варяг в греки», но исторической правде это не противоречит: в русской культуре всегда соединялись ориентальные и европейские формы и детали, заимствовались ткани, орнаменты, техники.

Вот и первая картина — пир в доме Григория Грязного — напоминает сцену скандинавского эпоса: мрачная красота интерьера, опричники с длинными волосами, кожа и мех, медвежья шкура на грубой скамье… Под стать этой «берлоге» и хозяин — Алексей Зеленков в образе Григория Грязного абсолютно точен и выразителен.  Здесь все сошлось: сильный и красивый, исполненный подлинной страсти, баритон, харизма,  правдивость эмоций, звериная пластика и не просто перевоплощение, а истинное «проживание» образа. Гурий Гурьев, исполнивший эту партию во втором премьерном показе, был так же хорош в вокале, но его Грязной получился более рефлексирующим, интеллектуальным и поэтому их дуэт с Любашей  — Олесей Петровой — был менее чувственным.

Олеся Петрова, меццо-сопрано с мировым признанием, в партии Любаши стала настоящим украшением премьеры. От первых слов: «Здорово, крестный!», спетых с внутренним достоинством и вызовом, и до трагической развязки, ее теплый, чувственный, со множеством оттенков голос, проводит слушателя по всем кругам внутреннего ада героини. Невероятно красивым, пронзительным и эротичным был дуэт Любаши — Олеси Петровой и Грязного — Алексея Зеленкова. В финале спектакля именно эти персонажи вызывали сильнейшее сочувствие и скорбь.

В премьере ярко заявила о себе молодая солистка оперной труппы НОВАТа Диана Белозор, создавшая поэтический, ангельски-чистый образ Марфы Собакиной. Свежий, летящий, эмоционально наполненный голос, мягкая пластика, нежное девичье обаяние артистки покорили зрителей. Дарья Шувалова выступила в этой же партии во второй премьерный вечер. Ее голос звучал мягко и выразительно, с яркой эмоциональностью, но ее Марфа показалась, пожалуй, более «земной». Это была живая, влюбленная девушка. Роль Ивана Лыкова в первый вечер исполнил Константин Захаров, во второй — Владимир Кучин. Оба исполнителя продемонстрировали хороший вокал и исполнительскую культуру, но предложенный артистам образ выглядел в спектакле бледно на фоне других ярких участников этого любовного многоугольника.

Интересная работа получилась у заслуженного артиста России Юрия Комова.  Мастер сцены исполнил партию лекаря Бомелия не только вокально точно и звучно, но и очень ярко актерски и пластически. Похотливый, похожий на ящерицу персонаж в своем бледно-зеленом костюме с испанским воротником в первом акте и черном балахоне — во втором, вызывал настоящее омерзение.

Новая «Царская невеста» полностью отвечает грандиозной сцене НОВАТа. Хоровые сцены, с продуманным пластическим рисунком, впечатляют былинной величавостью и красотой, русскую отчаянную удаль вносят в спектакль артисты ансамбля «Чалдоны». Мастерская работа художников-постановщиков с цветом позволяет зрителям легко считывать символику, заложенную режиссером в сценическое решение. Отдельно стоит сказать о световой партитуре. Вместе с тактично введенной видеопроекцией, свет стал одним из самых выразительных инструментов в постановке. В финале первого акта именно свет проявляет внутренний конфликт Любаши, во втором — свет становится пламенем, в котором она сгорает, в последнем — он заливает сцену благородным золотом, символизирующим власть.

Масштабность и величавость русского оперного шедевра вполне передал в своей  трактовке дирижер Дмитрий Юровский. Оркестр под его управлением два премьерных вечера демонстрировал насыщенное, сложное и драматичное звучание. Полнокровный, зрелищный и динамичный спектакль с истинно русским характером и размахом новосибирская публика приняла с искренним восторгом.

Марина РОДИОНОВА, специально для «Новой Сибири»

Фото: Евгений ИВАНОВ

Ранее в «Новой Сибири»:

Вахтанговский театр представит в Новосибирске грандиозную «Войну и мир»

Новосибирский фильм «Люба» стал победителем фестиваля «Голос Евразии»

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.