Дмитрий Юровский: тревоги и ожидания

0
790

Дмитрий Михайлович — человек творческий, отзывчивый и интересный собеседник, искренне переживающий за театр, которому он служит. Уже стали популярны встречи дирижера со зрителями в камерном зале имени Зака, в которых он серьезно и откровенно беседует с публикой и там же проводит камерные концерты.

До периода пандемии Дмитрий регулярно выезжал в различные города России и мира для участия во всевозможных проектах. Но когда мы, было, договорились о встрече, на нас рухнула напасть в виде коронавируса, в одно мгновенье остановив все культурные мероприятия. Коснулось это, конечно, не только Новосибирска и России, это стало реальностью для большинства концертных организаций и оперных домов во всем мире: все очень быстро поняли, что чудес не бывает, что все это всерьез и надолго, и начали спешно переносить открытие нового сезона ближе к 2021 году, хотя на тот момент еще и текущий сезон не закрылся. Все директора, дававшие интервью прессе, сетовали на огромные убытки, которые приносят закрытые театры и концертные залы.

И вот в этих условиях мы с Дмитрием Юровским встретились у экранов наших компьютеров и немного поговорили на актуальные темы.

— Дмитрий, как вы себя ощущаете? Ведь в таком положении, как сейчас, культура никогда еще не оказывалась. Что вас волнует больше всего?

— Да, действительно, подобного я что-то не припомню. Когда мы начали готовить «Иоланту» Чайковского и «Снегурочку» Римского-Корсакова, то до нас стали доноситься слухи о том, что в Китае что-то нездоровое происходит, — а потом в Италии, Испании... Я, честно говоря, думал, что это достаточно быстро пройдет и нас не коснется. Но вот, как видим, не миновало и длится по сегодняшний день...

— На скорое разрешение кто только не рассчитывал: Вадим Репин перенес все концерты Транссибирского арт-фестиваля на август и сентябрь, и, когда ему говорили, что, может быть, речь идет и о декабре, он отвечал, что этот месяц у него весь занят концертами. Да и директор филармонии был убежден, что все обязательства по абонементным концертам будут осуществлены в августе-сентябре. Увы, я, наверное, вас огорчу, но по моим расчетам и оперный театр, и симфонический оркестр смогут вернуться к полноценной работе лишь к началу будущего сезона, в августе 2021 года. И что вы собираетесь предпринять в такой сложной ситуации?

— Даже если все сложится более удачно, я, как музыкальный руководитель театра, должен что-то придумать для того, чтобы труппа не потеряла своей профессиональной формы. Мне не дано просто сидеть, сложив руки на коленях. Хотя период растерянности у меня был: представьте, строишь планы и вдруг – все остановилось... Поэтому сегодня я сосредоточился на построении работы с учётом нынешних условий безопасности. Пока это только отдельные репетиции по скайпу. Но, как бы мы не старались, ни у каждого ведь есть возможности репетировать полноценно дома, да и, в принципе, это, конечно, никогда не заменит настоящих репетиций. А особенно в тяжелом положении артисты балета.

Будет значительно легче, когда нас пустят в здание театра. Я уверен, репетиции можно организовать, учитывая условия безопасности. Ведь когда-нибудь эта пандемия закончится, и хотелось бы не потерять форму и иметь готовый материал для формирования репертуара.

— Ну, в таком же положении оказались и спортсмены, и мне, признаться, не вполне понятно, почему они не могут тренироваться, а вы — репетировать. (Вскоре после нашего разговора Министерство культуры России объявило о том, что коллективы могут вернуться в свои театры, но только на условиях проведения репетиций. — Прим авт.)

— Сейчас коллектив еще в отпуске, но, надеюсь, скоро начнем репетировать.

— Хорошо, не сомневаюсь, что так и будет, ну а дальше что? Невозможно артисту и музыканту репетировать бесконечно, ему нужен зритель. Без этого все долго продолжаться не сможет. Онлайн-концерты, на мой взгляд, тоже не самый лучший вариант.

— Да, согласен, что нужны спектакли, нужны концерты... Поэтому я буду рад выступлениям даже в режиме онлайн. Понятно, что на пустой зал работать непросто, мы это испытали на «Коппелии».

— Министр культуры в своем интервью заявила, что они готовят специальную «дорожную карту» для театров, чтобы в зале было немного зрителей, а на сцене немного актеров. Я считаю, что сегодня и оперному театру, и филармонии надо готовить программу сезона, как говорится, с чистого листа, учитывая все условия обеспечения безопасности. И здесь достаточно много вариантов.

— Приоткрою тайну. Я уже продумываю такую программу и такой репертуар. Я готов продолжить цикл просветительских концертов, у меня огромное количество тем для камерных концертов, которые, как мне кажется, зритель хорошо принимает. Также я начал работу над адаптациями некоторых популярных опер для небольших составов оркестра — скажем, не более 16-20 человек, которых можно свободно рассадить по оркестровой яме.

— Это как понимать? Вы просто сокращаете определенное количество инструментов в каждой группе или пишете совершенно новую аранжировку известного произведения, но для маленького оркестра?

— Да, это новая аранжировка. Адаптированная к требованиям безопасности. Потом ведь есть оперы, изначально написанные для небольших составов, а если копнуть глубже в эпоху барокко, то там вообще все оперы рассчитаны на небольшой состав. Сложность для меня представляет то, как сделать так, чтобы каждый музыкант оркестра имел творческую нагрузку и выходил на сцену, поэтому я в голове разбираю оркестр на небольшие группы, каждая из которых может давать самостоятельную программу. Это позволит сохранить коллектив в хорошей творческой форме. Ну и зритель, надеюсь, будет получать удовольствие от камерных концертов, в которых вообще никаких потерь нет. Тем не менее не теряю надежду на то, что и полнометражные оперы с большим составом оркестра, хора и солистов не заставят себя ждать слишком долго.

— Как вы считаете, Дмитрий, как новосибирцы отреагируют на вот такие «неполноценные» концерты? Вам не кажется, что за полгода народ так запугали, что наш зритель, который далеко не молод в своем большинстве, просто побоится пойти в театр? Может быть, это даже не так и плохо, что возвращение театра будет неспешным, поэтапным, что позволит зрителям перестать беспокоиться за свое здоровье, и в конце концов все вернется к прежнему укладу.

— Совершенно согласен. Нам придется очень много и серьезно поработать над возвращением зрителей в театр. Ситуация, конечно, непростая, но мы готовы сделать все, чтобы снова увидеть нашу публику.

— Давайте представим, что все проблемы решены, и театр может показать все, на что он способен. Что нас ждет в этом случае?

— Во-первых, «Иоланта» Чайковского, «Волшебная флейта» Моцарта, концертная версия «Снегурочки» Римского-Корсакова. В принципе, планов много.

— Ради этих спектаклей лично я готов терпеть и ждать. Удачи, здоровья и берегите своих близких!

ДЕТАЛИ

Дмитрий Михайлович Юровский, музыкальный руководитель и главный дирижер Новосибирского государственного академического театра оперы и балета, родился в Москве в музыкальной семье: прадед — композитор и дирижер Давид Семенович Блок, дед — композитор Владимир Михайлович Юровский, отец — всемирно известный дирижер Михаил Владимирович Юровский, старший брат — дирижер Владимир Юровский, сестра — пианистка и педагог Мария Дрибински, троюродный брат — пианист Денис Леонидович Мацуев.

С шестилетнего возраста обучался игре на виолончели в Центральной музыкальной школе при Московской консерватории имени П. И. Чайковского, но вынужден был отказаться от инструментальной карьеры по причине болезни суставов. В 1989 году эмигрировал с семьей в Германию и продолжил обучение в Берлине и Ростоке. Был ассистентом своего отца при подготовке записи «Бориса Годунова» (Оркестр Берлинского радио) и на постановке «Парсифаля» в генуэзском Театре Карло Феличе. В 2005 году начал самостоятельную дирижерскую карьеру — выступал с десятками знаменитых коллективов.

С 2010 по 2017 — главный дирижер Королевской фламандской оперы в Антверпене и Генте, с 2011 по 2018 — главный дирижер симфонического оркестра Москвы «Русская филармония». В 2015 году стал главным дирижером и музыкальным руководителем Новосибирского театра оперы и балета.

Александр САВИН, специально для «Новой Сибири»

Фото Евгения ЧЕСНОКОВА

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.