Наталья Багрова: Сегодня мы стоим на пороге антропологической революции

0
1194

Можно сказать, что сегодня ректор Новосибирского государственного университета архитектуры, дизайна и искусств Наталья Багрова чуть ли не впервые в городе внятно, четко и с расстановкой объясняет для широкой публики суть и смысл понятия креативных индустрий, попавших в последние годы в список главных российских трендов. А также рассказывает о перспективах наукоемкого производства в этих сферах и об инновационных продуктах сферы обучения и развлечений, которых не знала прежде Новосибирская область. И еще о том, как правильно производить такой продукт, чтобы он стал востребованным во всем мире.

С героиней этого материала я впервые встретился совершенно неожиданно. Как-то раз года три назад пришел я после работы в один из клубов послушать новые песни группы «Дети понедельника». Как правило, на таких выступлениях собираются все свои, но в тот раз за одним из столиков я увидел интеллигентную со вкусом одетую женщину, не обратить на которую внимание было невозможно. После концерта я спросил приятеля, знает ли он эту даму. Он, улыбнувшись, уточнил: «Эту? Конечно, ведь это наше будущее — Наталья Викторовна Багрова».

Вот так я впервые познакомился с ректором Новосибирского государственного университета архитектуры, дизайна и искусств, человеком, который вскоре возглавил общественный совет при региональном министерстве культуры. После мы неоднократно встречались, и я начинал, как тот хомячок, накапливать материал впрок. Одновременно с радостью и огорчением воспринял ее фактическую победу на праймериз Единой России: с радостью, поскольку уступить первое место многолетнему тяжеловесу Александру Жукову не зазорно для начинающего политика, а огорчился, поскольку понимал, что если она пойдет в политику, то культурное сообщество потеряет прекрасного практика и редкую умницу. Но при любом раскладе в руководящей партии началось качественное изменение состава, что не могло не радовать.

Причиной же этого интервью стало создание пилотного Центра анимации при поддержке «Союзмультфильма», открытого на базе нашего университета имени Крячкова. Тогда на встречу с приехавшим к нам директором студии потянулись руководители от культуры, об этом событии написали почти все центральные и местные СМИ, — даже губернатор Травников прибыл на открытие центра. А мне вот как-то никак не верилось, что все так просто: берем, и начинаем создавать мультики, — ведь на моей памяти о чем-то подобном достраивалась еще Западно-Сибирская студия кинохроники. Когда-то мы с заведующим отделом культуры обкома КПСС Владимиром Ивановичем Велюхановым не раз ходили в тогда еще принадлежавший студии собор Александра Невского, насквозь пропахший химикатами и представляющий собой совершенно сюрреалистическое зрелище...

Да, поколение тогдашних идеалистов и атеистов-реформаторов уже не у дел. И теперь мы разговариваем с Натальей Викторовной, человеком совершенно иной формации.

— Наталья Викторовна, в Новосибирске многие обратили внимание на приезд делегации «Союзмультфильма» и на создание Центра анимации при архитектурном университете. Есть разные предположения, но доминирует одно: в Новосибирске на базе НГУАДИ начнут снимать мультсериалы. Зная вас, я не думаю, что все так просто, как может показаться на первый взгляд. Наверное, для любого руководителя или предпринимателя создание такой студии стало бы огромной победой?

— Это и так, и не совсем так. Речь идет, скорее, о наших стратегических устремлениях: в среднесрочной и долгосрочной перспективе — попробовать  разложить экономику региона по разным корзинам, создавая новые уникальные виды занятости, развивая хобби до высокомаржинальных бизнесов. Экономисты называют это диверсификацией. Команда НГУАДИ набралась окаянства в центр этой трансформации поставить  университет. Мы дерзнули создать новый рынок труда, подняв креативные индустрии. Понимаем, что это масштабная и амбициозная задача, что «большой колокол медленно раскачивают», но нас вдохновляет наша молодежь, у которой есть серьезный запрос на творческую самореализацию и огромный потенциал креативности. В Сибири аномально высокая одаренность детей в сфере визуальных искусств. Мы это видим на программах подготовительного уровня в университете, об этом свидетельствуют высокий конкурс в НГУАДИ. Но вместе с тем наше повседневное визуальное окружение колет глаза всей правдой о нашей культуре и отсутствии должного внимания к эстетике.

— Молодежь ведь тоже все это чувствует?

— Молодежь уже не с нами. Современные молодые люди живут в экранной культуре, воспринимая мир опосредованно через экраны динамично развивающихся форматов гаджетов. Мы наблюдаем, как при этом «посредник» визуализируется, редуцируется, абстрагируется, создавая новые языки. Что за сила управляет этими процессами? Исключительно бизнес?.. Наше побуждение — пусть в этом участвуют гуманные профессионалы: ученые и эксперты-практики. Только пусть они будут высокообразованны! Уж слишком это большая ответственность — управлять смыслами и производить высокоточное и массовое оружие, каким является изображение в социальном программировании. Для нас не вызывает сомнение стратегический вес возможностей визуализации экранной культуры. Поэтому наблюдаем, чувствуем,  исследуем, думаем и делаем… Делаем сами, не дожидаясь, когда нас накормят досыта смыслами и формами извне. Поэтому никто иной как только легендарное Творческо-производственное объединение «Киностудия «Союзмультфильм» могло стать нашим стартовым индустриальным партнером. И вот в июне 2021 года Новосибирский государственный университет архитектуры, дизайна и искусств приступил к обучению первых резидентов Центра анимации по стандартам «Союзмультфильма», созданного на базе НГУАДИ.

— Иначе говоря, все это не просто подготовка специалистов в области анимации, это подготовка специалистов, которые будут разрабатывать мир будущего, бизнес будущего?

— Совершенно верно. Действительно, уникальным конкурентным преимуществом Новосибирской области могло бы стать наукоемкое производство в сфере креативных индустрий. Наша цель вывести на рынок и подготовить к умной цифровой доставке инновационные продукты сферы обучения и развлечений, которых не было раньше: новые сервисы, новые инструменты и продукты новой «экономики внимания», новую образность, наконец. Сегодня мы стоим на пороге антропологической революции: стоит только дополненной реальности стать доступной массовой технологией, мир и общество в одночасье станут другими.

 — И однажды мы проснемся в четвертом измерении? В пятом, шестом?

— Ключевой вопрос: насколько человек готов к этому? Как воспримет? Как это поменяет человека, его реакции, ценности? Каковы будут последствия для традиционных социальных институтов, для общества? Все это очень серьезные вопросы. Это отнюдь не легкомысленные «мультяшки».

— Но для этого Новосибирску нужно подготовку специалистов поставить на серьезную системную основу.

— Для того, чтобы это произошло, необходимо добиться высокого уровня экспертизы профессиональных сообществ. В сфере креативных индустрий самое важное — «человеческий капитал» креативной среды. Нужны люди, которые будут это опробывать на себе, нести, воспроизводить, развивать и передавать. Это очень важно, чтобы были такие пассионарии, которые поведут за собой. Креативные индустрии создают добавленную стоимость, получая ее от управления интеллектуальным капиталом. Сфера креативного производства по определению персонифицирована. Ведь инновации рождаются из внутреннего мира человека, они связаны с оформлением и предъявлением этого внутреннего мира. Производственные цепочки выстраиваются вокруг автора, вокруг идеи, фокусирующей вниманиепублики. Внимание сегодня — это основа новой экономики.

Объем информации нарастает лавинообразно, человек перегружен, он не знает на чем остановиться. Как управлять вниманием? Реклама «в лоб» — не работает, а как это сделать исподволь? Экономика внимания, экономика переживаний, экономика эмоций... Что бы мы ни делали сегодня, в пределе мы работаем на свои эмоции.

— Очень серьезный процесс. Можно чуть поподробнее?

— Такой новый, свежий подход к экономике может показаться непонятным, невероятным, но это уже не завтрашний, а сегодняшний день. От мануфактуры до очередной промышленной революции технологии двигались ближе к «коже человека», сегодня они проникают в его внутренний мир. Сегодня мы стоим перед новой технологической революцией, связанной с новой гуманитаристикой парой: «человек креативный» — «человек восприимчивый».  Эта загадочная пара просит внимания ученых и труда экспертов и мастеров искусств. Университет объединит их усилия, следуя медицинскому принципу «не навредить» — иначе мы можем так вмешаться, что человека с ума сведем, посеем конфликты, вызовем разрушительные эмоции. Поэтому в приоритете прикладные когнитивные исследования и разработки.

Надо изучать человека. Изучать механику надо было в XIX веке, а сейчас необходимо изучать человека, сообщество, и мы хотим серьезно этим заниматься, подготовив новую генерацию специалистов, создав свои школы, чтобы не допустить непоправимое. Это известный факт: когда еще не произошло никакое открытие, а писатели-фантасты уже просчитывают его последствия. И нам сейчас как раз надо просчитать последствия трансформации культуры и человека.

— Да, мне очень хорошо это известно. На память приходят два примера: один из них — это авторский дуэт братья Стругацкие, которые прописали последствия бездумного расширения телевидения в романе «Обитаемый остров», — мы сейчас видим, как они были правы. Второй — это Михаил Жванецкий: «Если в кастрюле где-то что-то начало кипеть, то закипит вся кастрюля».

— Мне очень нравится один пример. Вы, конечно, знаете знаменитого на весь мир «колорадского жука» — картофельного вредителя. Если вы приедете в штат Колорадо, то огромных плантаций картофеля вы там не найдете: местность гористая, да и климат не подходящий. Но есть сообщество ученых, которое по каким-то причинам изучает картофель, проводит его селекцию, и всему миру это место известно как «картофельное». Вот мы начнем создавать свой Колорадо и свою креативную «Кремниевую тайгу». Да, в Новосибирске нет производственных предпосылок к развитию традиционной киноиндустрии, но надо дать возможность нашей молодежи дерзнуть в создании своего «зеленого поля», развернув синхронные ей и перспективные технологии. Создать условия и капитализировать креативный потенциал региона — в этом я вижу смысл наших начинаний.

— И как все это может отразиться на старших поколениях?

— Мы нуждаемся в жизнесозидающих, вдохновляющих, вызывающих мысли эмоциях. Кстати, это не всегда исключительно линейная радость, но баланс здоровьесбережения и, в конечном счете, народосбережения, как бы пафосно это не звучало.  Самое интересное, что прогресс к этому не готов. Мы сегодня многое знаем про технику, про дали космоса, глубины океана и нюансы микромира, но плоховато знаем самого человека, к сожалению. Сфера очень тонкая, не допускающая экспериментов, потому что последствия, как правило, необратимы, а каждая жизнь бесценна. Хорошо бы, чтобы гуманитарными технологиями и методологией искусства занялись эксперты, университеты, научно-исследовательские институты. Они должны, в конце концов, обратить внимание на человека, как он на все это реагирует. Как только мы запускаем какой-то социальный вирус, эхо последствий потом очень долго разносится в следующих поколениях. Например, когда в возраст высшей школы вышли дети родителей, которые пережили социальные потрясения девяностых годов прошлого века, мы в университетах это сразу почувствовали и поняли.

— О креативных индустриях в последнее время много говорят, вот только мало кто понимает, что это все значит — и с теоретической, и с практической точки зрения. Как я понимаю, этот проект является первым шагом к реализации большого проекта по созданию культурного кластера с центром в Новосибирске? Вы давно его вынашивали, и вами подготовлена и успешно проведена презентация на уровне федерального правительства?

—Мы надеемся, что Центр анимации Новосибирской области будет открыт на весь регион. Это региональный центр, открытый центр коллективного пользования. Мы приглашаем резидентов работать на установленном там оборудовании.

— Мне это напоминает подготовку артистов балета, музыкантов, певцов — через хореографические училища, академии, специальные музыкальные учреждения. Начинаешь с самого детства — и на всю жизнь.

— А иначе такого специалиста не подготовишь. Ведь артиста балета необходимо научить танцевать, понимать музыку. Здесь лекциями не обойдешься. Все творческие люди так и обучаются... Да, мы создаем экосистему наукоемких креативных индустрий с центром в Новосибирской области и надеемся, что ее ядром станет наш НГУАДИ. По словам директора «Союзмультфильма» Бориса Машковцева, мы правильно начинаем — с кадров. Именно университет сегодня занимается подготовкой персон, которые завтра будут определять креативную повестку. Мы хотим, чтобы в центре экосистемы молодежь имела поддержку «пояса» индустриальных партнеров и сообществ заинтересованных пользополучателей. Важно, чтобы университету было оказано такое доверие, и он возглавил бы этот процесс, став центром экосистемы. Не коммерческая организация, не институт развития, не правительство, а именно учебное заведение непрерывного цикла воспроизводства и развития. У нас сегодня самому младшему обучающемуся — пять с половиной лет, самому старшему — 72 года. Вот это важно — непрерывная творческая подготовка, раннее вхождение и длительная продуктивность. Когда в фокусе обучения развивается криэйтор — «человек творящий» в среде единомышленников, работающих в научно-производственных связях университетского продюсерского центра.

 — И все же от коммерческой составляющей вам никуда не деться.

— В своих планах мы пошли, прежде всего, от продукта — от производства готовых решений, которые можно коммерциализировать, упаковать и ставить сверху: «Сделано в Новосибирской области». Пусть это будут какие-нибудь очередные «Смешарики», «Маша и Медведь», или какие-то другие продукты и сервисы, которые будут комплексно создаваться здесь и которые можно было бы презентовать, в том числе, на экспорт.

— А что вы думаете о дальних перспективах?

— О чем я мечтаю? Я мечтаю о том, чтобы эта экосистема креативных индустрий потянула за собой и IT-сферу, чтобы мы подготовили такой запрос, который стал бы для математиков, системщиков и программистов вызовом. Чтобы они развивали свои компетенции, свои продуктовые и сервисные предложения. Мне почему-то кажется, что творческие люди, фантасты должны тянуть за собой  всех остальных, чтобы генерировать новую реальность и по-новому организовывать материю. Когда персона в центре, когда идея в центре, вокруг нее формируется вся материальная структура, сервисная культура, мне кажется, так было бы правильно. Тогда Новосибирская область могла бы сказать, что мы — наряду с традиционными отраслями и наукой — могли стать и центром креативных индустрий. Чтобы от нас исходил такой продукт, который знали бы во всем мире, которым интересовались и о котором бы постоянно ждали новостей.

— Мы всегда переживали, что у нас в области нет полезных ископаемых, как на Кузбассе, и мест отдыха, как на Алтае, что мы вынуждены искать свое ноу-хау где-то на стыке науки и культуры.  И вот, наконец-то появилась возможность создавать продукт будущего?

— Я всегда говорила, что наши полезные ископаемые, наш основной наш ресурс — это люди! Неинтересных, неталантливых людей в жизни нет, просто им до сих пор не дали раскрыться. Любой человек может предъявить свой талант, инсталлировав его в программу, которая внутри него заложена. Увидеть эту жемчужину в любом ребенке, не потерять его, не разочаровать, дать ему возможность  реализовать свой потенциал — вот задача. Создать среду, которая позволит это сделать, не отторгнуть его, а попытаться увидеть этот жемчуг. А это и технологии, и терпение, и многое еще…

— В середине семидесятых мы с писателем Михаилом Михеевым при Новосибирской писательской организации создали первый в стране клуб любителей фантастики «Амальтея», где собирались молодые и не очень молодые люди со светлыми мечтами и надеждами. В то время существовало два направления в фантастике — фантастика «ближнего прицела» и фантастика «дальнего прицела», которая рассматривала самые сумасшедшие идеи и, что очень важно, социальные последствия их претворения в жизнь. Как было бы славно, если бы в то время нашлись люди, которые прислушались бы к размышлениям членов этого объединения. Может быть, тогда и у нас появилась бы своя Кремниевая долина.

— Мы думали над этим, и даже в противовес хотели назваться «Кремниевая тайга» (это словосочетание я впервые услышала от известного журналиста и продюсера Анастасии Журавлевой), но со временем термин «Кремниевая» не прижился, осталась «Тайга».

— У нас в стране — и не только у нас — любят считать чужие деньги, и почему-то при этом уверены, что каждый из считающих потратил бы выделенное с большей пользой. Я знаю, что на проект потрачены фантастические деньги — причем, ни одной копейки не взято из государственного кармана.

— Да, это «обыкновенное чудо»! Средства на оборудование пожертвовал предприниматель Роман Викторович Троценко, аэропорт «Толмачево». Программы обучения по стандартам «Союзмультфильма» для тридцати человек оплатил Фонд поддержки региональных программ. За что мы им очень благодарны. Поддержка профессиональной образовательной деятельности — ценный вклад в развитие будущего поколения, в развитие современных креативных индустрий.

— Да, но мы понимаем, что мы живем в обществе, где деньги не всегда все решают. Нередко на решение вопросов влияет административная и политическая поддержка. Я знаю, что на открытие центра приходил наш губернатор, который в последнее время стал для меня раскрываться с неожиданной стороны: проявился человек, живо интересующийся очень разными вопросами культурной и научной жизни.

— Первая встреча с Травниковым, когда была предварительная беседа о развитии креативных индустрий, о перспективах и роли университета в диверсификации экономики региона, показала, что для Андрея Александровича тема поддержки творческой молодежи и развития рынка труда очень важна. Он проявил неподдельный интерес и серьезное погружение в тему, даже удивившие меня.

— Чем же?

— Мое первое предложение выглядело несколько эфемерно. Но Андрей Александрович начал задавать тонкие и детальные вопросы на понимание и уточнение, которые выводили на следующие шаги в разработке проекта. Он разворачивал тему то с одной стороны, то с другой. В конце концов, я попросила у него время и неделю ходила и разговаривала сама с собой. Ответы нашлись, и я могу честно сказать, что это сильно продвинуло нас в понимании, как необходимо нашу поначалу романтическую мечту преобразовать в бизнес-план и дать результат, который будет интересен и полезен региону. Каждая встреча с губернатором интересна именно этим. У Андрея Александровича есть удивительное качество: когда мы представляем  какие-то проекты, он слушает, а потом за счет уточняющих вопросов выводит нас к механизму реализации, и в итоге мы получаем четкую бизнес-модель. Приведение к такому здоровому прагматизму крайне полезно для проекта. В этом смысле мы партнеры.

— То есть, Травников не просто формально принял участие в церемонии открытия центра анимации на базе НГУАДИ?

— Участие губернатора Новосибирской области было не просто знаком внимания, ведь именно он стоял у истоков открытия Центра. И это событие в жизни университета стало вдохновляющим примером для студентов, которые рассказывали Андрею Александровичу, как они это делают, а он, в свою очередь, увидел заинтересованную молодежь, убедился, что у нас есть серьезный ресурс, и это не полезные ископаемые, а дети, которых можно развивать, и для этого не надо в «нерезиновую» Москву ехать, а делать это здесь, в Новосибирске. Закрепиться в регионе. Они полезны здесь и сейчас. Наши студенты востребованы и регион их поддерживает.

— Словом, зацепив детей за мультики, мы толкаем общество в четвертое измерение?

— Еще вопрос — кто кого зацепил. Студенты рассказывали, как до открытия центра они пытались в формате hand made создавать анимацию, — так что именно они нас подтолкнули к важному решению — создать центр анимации с хорошим оснащением и супервизией экспертного уровня. Я надеюсь, что с нашей помощью им удастся реализоваться и коммерциализировать свою новую компетентность. Вокруг этого проекта сплотились серьезные люди, и я счастлива, что нам удалось все сделать так, как мы мечтали, и мы смогли сделать это очень быстро.

Александр САВИН, специально для «Новой Сибири»

Фото Михаила ПЕРИКОВА

 

 

 

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.