Директора сибирских институтов высказали свои претензии Министерству науки

0
870

На прошлой неделе председатель президиума Сибирского отделения Российской академии наук академик Валентин Пармон заявил, что после жалобы на зарплату старшего научного сотрудника Института цитологии и генетики СО РАН Анастасии Проскуриной рабочая группа совета директоров научных организаций внесет коррективы в предложения Министерства науки и высшего образования РФ по системе оплаты труда. Сегодня Валентин Пармон прокомментировал первое из совещаний.

Напомним, история с «бедными учеными» началась 8 февраля, когда в прямом телеэфире, посвященном Дню российской науки, старший научный сотрудник ФИЦ «Институт цитологии и генетики СО РАН» Анастасия Сергеевна Проскурина (получившая Государственную премию в области науки и инноваций для молодых ученых), спросила у президента Путина о размере своей зарплаты. Хотя она должна была составлять 200% от средней зарплаты по региону, из-за различных ухищрений и уловок Анастасия Сергеевна получала не 80, а всего 32 тысячи.

Таким образом вскрылось давно назревающее недовольство провинциальных ученых принятой системой оплаты труды. Глава СО РАН Валентин Пармон тогда воспользовался ситуацией и заявил, что она требует обсуждения и пересмотра. С этой целью руководители сибирских научных институтов встретились с заместителем министра науки и высшего образования РФ Андреем Омельчуком. Валентин Пармон назвал встречу «конструктивной» и обозначил основные обсужденные на ней моменты.

Во-первых, подчеркнул Валентин Николаевич, проведенное расследование показало, что директор Института цитологии и генетики ни в чем не превысил свои полномочия: у него есть право устанавливать и регламентировать систему выплат внутри институтов.

«Но те деньги, которые доступны директорам, явно недостаточны для выполнения указа президента, если только институты не имеют существенных дополнительных доходов в виде грантов либо контрактов», ‒ напомнил Валентин Пармон.

Он признал, что увеличение финансирования – палка о двух концах, поскольку «слишком большое гарантированное финансирование расслабляет коллективы». Однако на данный момент государственное финансирование не выполняет даже свою основную функцию: стабилизировать общую обстановку в институте и поддерживать социальное согласие в коллективе.

Во-вторых, существующая система финансирования науки сосредоточена только на выплатах ученым, между тем как проведение научных изысканий невозможно без технического персонала, лаборантов и инженеров. Как правило, дирекции институтов пытаются перераспределить средства так, чтобы «прокормить» и технический персонал.

В-третьих, одной зарплаты для эффективной работы ученых мало: нужно закупать реактивы и оборудование, и зачастую средства перераспределяются в пользу этих затрат. В том же Институте цитологии и генетики, к примеру, работает высококлассный, но дорогостоящий виварий и теплицы с экспериментальными растениями.

Наконец, в ходе встречи был затронут вопрос неравенства ученых в столице и регионах:

«Возник огромный разрыв в оплате труда между мегаполисами и региональными отделениями. Уровень оплаты труда в Москве рассчитывается по среднемосковской зарплате, а она в разы больше, чем у нас. И получилось, что уровень оплаты труда научных работников разный, чего не может быть, потому что эффективность и качество научной работы оценивается обычно сторонними организациями и системами приема публикаций в ведущих научных журналах. То есть хорошая научная работа, сделанная в Сибири, ничем не хуже, чем аналогичная работа, сделанная в Москве. Но получается так, что та система, которая сейчас работает, поддерживает в основном москвичей. Очевидное противоречие», ‒ отметил Валентин Пармон.

Глава СО РАН предложил взглянуть на проблему шире, с точки зрения государственной политики в области территориального размещения научного потенциала. Сегодняшняя система оплаты труда никак не поддерживает высококвалифицированных специалистов в регионах, поскольку большинство провинциальных институтов не могут конкурировать со столичными, и Новосибирск – единственное исключение из этого правила.

Академик Пармон отметил, что в ходе встречи были сформированы предложения по компромиссному решению относительно уровня «необидных» заработных плат научных работников, и сейчас ведется работа по выработке протокола этого решения:

«Обсуждение шло очень конструктивно. Да, вопросы очень острые, не обошлось без некоторых эмоций. Но я полагаю, что в итоге удалось выйти на компромиссное решение. Мы прекрасно понимаем, что инструменты в руках Минобрнауки не самые мощные, очень большая роль принадлежит Министерству финансов. Но мы оптимисты!» — приводит его слова издание «Наука в Сибири».

Ранее в «Новой Сибири»:

«Где деньги, Зин?»: Власти перероют всю бухгалтерию в поисках ответа на вопрос президента

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.