И рыбку съесть, и на три года сесть

0
411

Люди, живущие у великих озер, не имеют законной возможности вести промысел рыбы, работая «на себя». 

НЕДАВНО на Чанах поймали очередного браконьера. Точнее, его поймали в мае, а на неделе осудили.

Верхнеобское ТУ Росрыболовства о нем рассказывает в деталях: он выловил пять сазанов и девять карасей на общую сумму 13 750 рублей, ущерб погасил добровольно, а мировой судья присудил еще и 5000 рублей штрафа.

Уголовка за такой улов выглядит зловеще, даже если знать, что чановский сазан — это такой поросенок не менее двух-трех килограммов, да и караси там граммов по 600-700. И даже с учетом того, что ловил мужик не на удочку — промысловыми сетями. Опытный рыбак отметит, что раз дело было в мае, то висит на добытчике и грех ловли в нерест, а таких не любят не только госинспекторы, но и свои. Но все равно: уголовка за рыбу из озера, на котором всю жизнь прожил…

На большинство таких браконьеров административное дело оформляют прямо на месте. Если дошло до суда — там как под копирку: устанавливается, что такой-то такой-то, «имея преступный умысел, направленный на незаконную добычу водных биологических ресурсов, с применением способов массового истребления водных животных» типа сети (вариант — экрана, подъемника) добыл «рыбу таксированных видов». С уловом рыбака встретил инспектор Росрыболовства, и ему насчитывают: за хвост сазана — 925 рублей, за карася и плотву — 250. Если найдут судака — вообще иди вешайся: 3305 рублей (такие конские ценники действуют с ноября 2018-го — тогда они в разы и на порядок увеличились). Если вина признана и ущерб погашен, мировой судья выписывает штраф. Если рыбаков двое — ч. 1 ст. 256 УК РФ превращается в ч. 3, и дело уходит в районный суд, там могут дать условно. Максималка до трех лет реального.

Года три назад купинский мировой судья дал полгода исправительных работ с отсрочкой матери подростка, которая как-то вечерком поставила недалеко от родного села две сети. Просто зашла в Чаны в резиновых сапогах метров на 20 и «незаконно добыла» пять судаков, 102 плотвички и 71 окуня. Рыбу и сети уничтожили.

Все эти истории выглядят странно, если не знать, что рыбным промыслом здесь люди живут с детства. Молодая мать не в первый раз сапоги надела, и сети у нее в сенях не от дедушки остались. Именно поэтому у нормального рыбака и на штраф всегда припасено, и на новые орудия «массового истребления».

С начала двухтысячных промышлять на великих сибирских озерах типа Чаны или Сартлан негде: на них царствуют крупные рыбодобывающие компании, выкупившие квоты на сотни тонн, застолбившие рыбоводные участки. Для местного жителя, по сути, ничего не меняется: вчерашний браконьер получает от компании бумагу и ловит как ловил, только легально. Правда, улов надо сдавать в фирму. За мелкий прайс.

Рядом стоят заготовители с холодильниками, у них цена выше. Но если будешь с ними работать и попадешься — бумагу отберут, и ты опять браконьер.

После повышения правительственной таксы на водную живность на промысел идут или профессиональные браконьеры, или пьяные отморозки, или те, кому за пределами озера ловить нечего. В этом году компромиссом стало законодательное разрешение выдавать предпринимателям квоты на нетоварную рыбу из заморных озер. В Барабинском районе рыболовы-активисты эту тему пробили, муниципалитет выделил им на территории района 24 водоема, региональное министерство — квоту на 48 тонн.

«У нас в артели уже собралось двести желающих, по нашему пути пойдут в Куйбышевском районе, — рассказал «Новой Сибири» председатель Барабинского общества охотников и рыболовов, председатель Союза производителей рыбы Новосибирской области Константин Терещенко. — Есть озера никому не нужные, заморные, переполненные непромысловой рыбой — карасем да ротаном. Для рыбака это и ужин, и небольшие деньги, если продать. Это в первую очередь вопрос снятия социальной несправедливости по отношению к людям, которые у этих озер живут».

О товарной рыбе из великих озер артель уже тоже задумывается: мечтает выкупить у новых хозяев тонны по две на село квотами. Но это маловероятный расклад. Там теперь хозяева сидят крепкие.

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.