Построить госпиталь за 56 дней: не верилось, но это произошло

0
576

Эксперты признают: создать в столь короткий срок сеть современных медицинских центров по России могли только военные.

О том, что на территории военного городка в Октябрьском районе сдан многофункциональный медицинский центр Минобороны, новосибирцы узнали из выступления президента. Тогда, в мае, онлайн-совещания Владимира Путина смотрели, чтобы узнать о перспективах ограничительных мер. Но 15 мая после беглого «Все меня видят, слышат. Начнем работать» президент сказал: «Сегодня мы открываем восемь новых многофункциональных медицинских центров Министерства обороны для помощи людям с коронавирусной инфекцией».

 

Об этих медицинских центрах пресса пишет с начала апреля. Если они нужны для пациентов с COVID-19, то почему они строятся в рамках гособоронзаказа? Будет ли эффективен контроль за сметами и распределением подрядов и кто их будет распределять? Но эксперты говорили, что Минобороны — единственная структура в России, способная в сжатые сроки реализовывать такое проекты.

«Напомню, что первый такой центр — в Нижнем Новгороде — начал работу уже 17 апреля, затем 24 и 30 апреля введены в эксплуатацию еще семь, — продолжил вступление к совещанию Владимир Путин. — А всего за два месяца, как и планировалось (честно говоря, даже не верилось первоначально, но, тем не менее, это произошло), — по линии военного ведомства построено, укомплектовано всем необходимым 16 центров, причем по всей стране, от Калининграда до Камчатки. Они были возведены в беспрецедентно короткие сроки с хорошим качеством, на совесть».

В пресс-службе Центрального военного округа к тому моменту подтвердили, что новосибирский госпиталь на 160 мест был достроен как раз 15 мая, через 56 суток после старта работ. «Здание многофункционального медицинского центра возводится военными строителями в рекордно короткие сроки. Общая площадь корпуса составит более 14 тыс. квадратных метров. Специалисты работают круглосуточно — семь дней в неделю, задействовано более 1000 человек, многие из них выходят в ночную смену», — отмечали в ЦВО.

На самом деле, говорит Жанна Гончарова, заместитель генерального директора московской компании «НЖСтрой», отвечавшей на объекте за монтаж каркасных систем и облицовки с последующими финишными покрытиями, к тому моменту уже полторы недели шли работы по клинингу и запуску оборудования. «Военные строители совместно с нами использовали эти дни для контроля за ходом работ уже с точки зрения эстетики и подготовки объекта к открытию. К тому моменту вся наша флагманская команда уже разъехалась по своим регионам. А мы привозили сюда ровно 117 человек, включая инженерно-технический состав».

«НЖСтрой» по гособоронзаказу работает не впервые — являлись одними из участников строительства Главного храма Вооруженных сил. Уровень организации процессов проектирования и  строительства на котором, как и на строительстве госпиталя, был выведен на очень высокий уровень. «Проект и рабочую документацию разрабатывало подразделение Минобороны. Мы как компания, которая выполняла только малую толику работ, выйдя на объект, получили полный пакет документации — готовые технические решения, выверенные с производителями материалов. Без этой высококлассной проработки за месяц выполнить такой объем работы мы не смогли бы. И я не знаю другого такого случая, чтобы кто-то успел», — говорит Жанна Гончарова.

Особенностью работы по гособоронзаказу технический директор «НЖСтроя» Наталия Басанцева считает особый уровень ответственности. «Спрашивают с нас — мы спрашиваем со своих подрядчиков, хотя формально и не можем вмешиваться в их деятельность», — рассказывает она.

Пока эйфория от завершения работы проходила, в прессе появилась информация о сбоях в финансировании: рабочим не выдали зарплату. Со слов одного бригадира выходило, что он перечислял рабочим деньги со своей карточки. Со слов другого — что его люди получили только по тысяче.

В «НЖСтрое» причастность к такого рода расчетам с подрядчиками отрицают напрочь. «Особенность работы по гособоронзаказу — это сверхконтроль. Каждая финансовая выплата контролируется многократно. Здесь требуются безупречно оформленные договоры, ведение обособленного учета средств по контракту. Финансовая ответственность — это серьезная отдельная статья для любой компании, которая получает честь работать по гособоронзаказу», — говорит Наталия Басанцева.

Жанна Гончарова подчеркивает: в прессу обратились люди, с которыми у компании трудовых отношений не было. Более того: поскольку один из них говорит, что с ним не рассчитались за работы по монтажу вентиляции, то и быть не могло, так как инженерные системы не входили в состав работ  «НЖСтроя».

Что было после 15 мая? Начало работы, пациенты, процедуры — то, чем и должен заниматься медицинский центр. Но продолжалась  и работа по строительству и обустройству дороги.

«Независимо от сжатых сроков реализации проекта, колоссальный труд всех задействованных при строительстве специалистов позволил сдать объект в регламентные сроки, и на текущий период в госпитале проходят лечение 117 человек, что как ничто другое подтверждает значимость подобной работы,  результат  оправдал все ожидания», — говорит Жанна Гончарова.

Виктор ПОЛЕВАНОВ, «Новая Сибирь»

Ранее в «Новой Сибири»:

Военный госпиталь будет лечить от коронавируса обычных новосибирцев

 

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.