«Школа 21» идет в СибГУТИ. Отпилить на развитие?

0
2123

«Школа 21», инновационное детище Германа Грефа, еще даже не появившись в Новосибирске, уже успела вызвать скандал.

Семь с половиной миллионов лет беспрестанных вычислений понадобилось специально созданному суперкомпьютеру из культовой книги Дугласа Адамса, чтобы высчитать ответ на «Главный вопрос жизни, Вселенной и всего такого». В реалиях все делается быстрее. В Новосибирске всего лишь в феврале 2019 года кому-то пришла идея отдать под «Школу 21» большую часть одного из лабораторно-учебных корпусов СибГУТИ, а уже в июне это привело ситуацию в университете к скандалу.

Впрочем, ответ суперкомпьютера из той книжки тоже всех разочаровал. Он, как гласит текст писателя-фантаста, много раз проверял результат и в итоге ответил: «42».

Магия цифр

Дурашливый образ, придуманный Дугласом Адамсом, в 2013 году материализовался во Франции: в Париже открылась Ecole 42 — такое инновационное учебное заведение, куда стали набирать подающих надежду программистов. Для поступления не нужно ничего, кроме таланта. Задача заведения при этом — раскрыть его еще больше.

В 2016-м филиал школы уже открылся в Калифорнии. Сегодня о ней говорят во всем мире.

Проект увлек и главу Сбербанка Германа Грефа. В 2019-м концепция пришла в Россию, но уже со своими особенностями: цифру, символизирующую решение всех проблем Вселенной, почему-то сразу решили поделить надвое, назвав головную организацию «Школа 21».

А в начале июня о филиале учебного заведения для «подготовки IT-специалистов мирового уровня для высокотехнологичных отраслей экономики» заговорили и в Новосибирске. Губернатор Андрей Травников и глава Сбербанка Герман Греф в рамках Петербургского международного экономического форума подписали соглашение о сотрудничестве. В том числе в документе шла речь о том, что в регионе должен появиться филиал «Школы».

Все выглядело предельно красиво и логично. Новосибирск, который родина Академгородка и Сергея Брина, в котором летом супрематизм на каждом биллборде, разумеется, и должен был дать место для первой региональной штаб-квартиры столь амбициозного проекта.

Увы, минувшая неделя сделала эти ожидания гораздо менее радужными.

Пятый пошел?

Пятый корпус СибГУТИ в народе до сих пор зовут новым. На первом этаже сидят две охранницы, пропускают по зачеткам: сегодня тут экзамены.

Повсюду тишина. Звуки шагов каждого нового входящего эхом отражаются от стен. В столовой на втором этаже из людей нет никого, кроме продавщицы. На четвертом в одном из коридоров, наконец, встречаем студентов, но к ним даже не подступиться, настолько они серьезные.

— Ребята, знаете, что этот корпус у института забирают? — интересуемся у студентов, вид которых располагает к общению (они вышли покурить).

— Серьезно? Не слышали. Значит, вуз могут закрыть? –радостно галдят в ответ парни, даже не понимая, насколько они правы.

Дело в том, что корпус действительно хотят передать в пользование «Школе 21», и многие сотрудники СибГУТИ считают, что это приведет к лишению вуза государственной аккредитации.

Впервые в документальном обороте вопрос возник 14 февраля этого года. Руководитель департамента информатизации правительства региона Анатолий Дюбанов рассказал в письме ректору Валерию Беленькому об идее создать филиал «Школы 21» в Новосибирске — вместе со Сбербанком и Ecole 42. Дюбанов сообщал, что для реализации проекта понадобится помещение площадью 5-7 тысяч метров и общежитие на 300-400 человек. И запросил у Валерия Беленького информацию об имеющихся у вуза помещениях.

Хотя сроку чиновник отвел немного — всего пять дней, ректор ответил мгновенно, 14 же февраля, сообщив, что все это у СибГУТИ есть. И уже в начале марта вся эта информация была изложена в письме губернатора Андрея Травникова президенту и председателю правления ПАО «Сбербанк» Герману Грефу.

На минувшей неделе все пошло уже не так гладко.

Недобрый совет

Внеочередной ученый совет, призванный одобрить проект договора о передаче имущества университета «Школе», был назначен на 18 июня. Позвонив накануне в приемную ректора, чтобы аккредитоваться на заседание, корреспондент «Новой Сибири» услышал: «Ученый совет перенесен. На неопределенное время».

Договор, который должны были обсуждать профессора и преподаватели, расписывает условия передачи имущества в деталях. В числе добра: небольшие комнатки в подвале и на 2 и 3 этажах. Плюс 1226 кв. м на первом, 2174 на четвертом и 1835 на пятом. Всего 5,3 тысячи из примерно 12 тысяч. Из проекта очевидно, что все это «федеральное недвижимое имущество, закрепленное за бюджетным учреждением на праве оперативного управления», передается АНО «Школа 21» безвозмездно на 10 лет. В обязанностях СибГУТИ — не вмешиваться в детельность постояльца и по его просьбе проводить капитальный ремонт. В правах — требовать возмезения убытков, если «школьники» что-то натворят. Новый владелец в свою очередь обязан оплачивать эксплуатационные расходы и коммуналку и содержать помещения в порядке.

Проект договора, проходя по институтским инстанциям, обрастал поправками, часть которых несовместима с жизнью документа.

Проректор по учебной работе Сергей Мамойленко отметил, что передача помещений недопустима, поскольку «приведет к ухудшению текущих условий образовательной деятельности». Также он категоричен в оценке возможности проститься с двумя из девяти поточных аудиторий университета (они расположены на 1 этаже корпуса). Проректор по экономике и финансам Юлия Сидельникова обращает внимание на необходимость исключить пункт про осуществление капитального ремонта: бюджетное учреждение может этим заниматься только в рамках целевых субсидий, а какие субссидии могут быть на помещения для чужих студентов?

В таком духе — четыре листа. Можно себе представить, что было бы, если бы ученый совет состоялся.

Хоть увольняйся

Но он все же состоялся — правда, в формате «заседание актива» и с участием вице-губернатора области Андрея Жукова и руководителя департамента регионального правительства Анатолия Дюбанова.

О чем там говорили, «Новой Сибири» доподлинно не известно. Как пояснил Валерий Беленький, в том числе и о передаче корпуса «Школе 21». Комментировать обсуждение ректор отказался: «Идут некие переговоры, переговоры есть переговоры. Факт никакой не свершился. Какие-то комментарии в ходе переговоров я считаю излишними. На активе обсуждены разные подходы, видения: наши, членов ученого совета, замгубернатора, директора департамента. Каждый высказал свою позицию».

А накануне корреспондент «Новой Сибири» поговорил о предстоящих переменах с членами совета, в состав «актива» не вошедшими. Председатель профкома, доцент Анатолий Костюкович рассказал о позиции студенческого и преподавательского комитетов. Оба не одобряют. А он лично считает, что сегодня здесь всем и так тесно: «В университете предварительно оценивают, кого и как можно уплотнить. Это ужас. У нас на кафедре автоматической электрической связи помещений не хватает, да и на других тоже».

Заведующий лабораторией Научно-технического центра специализированных информационных систем Геннадий Криволапов постояльцам тоже не рад: «Если эту НКО организовал Греф, человек обеспеченный, как я понимаю, почему надо у нас забирать, а не купить что-нибудь другое? Рядом полно пустых офисных площадей». А завкафедрой технической электроники Александр Игнатов твердо убежден, что следующим после подписания договора шагом может стать закрытие вуза. «Лишение площадей может привести к лишению аккредитации, — говорит он. — Мы и так не выдерживаем норм про соотношению студентов и метров, а после такого обрезания точно будет несоответствие, а это уже основание для закрытия вуза как государственного».

Уже на следующий день после отмены заседания ученого совета и проведения его сокращенного аналога по университету пошли твердые слухи об увольнении ректора. «Ну а как теперь? — делились со мной догадками собеседники. — Через совет решение не пройдет. Как ему после этого выполнять обязательства?»

Так или иначе, но в прессе со ссылкой на источники подтвердили: Валерий Беленький уже давно, еще до скандала с корпусом, написал заявление об увольнении: якобы собирается вернуться в Ростелеком, и ему уже ищут замену.

На грани нервного срыва

Для СибГУТИ вопрос площадей тема предельно больная. В 1993 году тогда еще институт связи из-за пожара потерял один корпус. Горело сильно, огонь уничтожил около 10 тысяч квадратных метров здания. Спустя пару десятилетий его восстановили. Теперь там общежитие.

Пятый же корпус начал расти параллельно и строился не меньше. Сдали его только в 2010-м и только обжили. В инженерном вузе, сохранившем лучшее из старой высшей школы, лаборатории и аудитории, расположенные в нем, считают бесценными. Переезда боятся больше, чем пожара.

Студенты в соцсетях о будущей потере тоже разворачивают кампанию протеста. В группе «СибГУТИ LIFE» о наполнении «пятерки» уже пишут в прошедшем времени: «1 этаж: 2 поточные аудитории, помещения Штаба студенческих отрядов, студенческого профкома и 108 кабинет для репетиций. 2 этаж: Кафедра иностранных языков. 3 этаж: Кафедра математики и ТЭЦ. 4 этаж: Кафедра философии и деканат гуманитарного факультета. 5 этаж: Научные лаборатории с оборудованием». «За последние три года не появилось НИКАКИХ новых секций и организаций, направленных на развитие студентов. Окончательно закрылись: видеостудия, газета «Беседка», студенческое конструкторское бюро. На что главный ответ: «ДЕНЕГ НЕТ, НО ВЫ ДЕРЖИТЕСЬ!», — таким текстом предваряется «голосовалка», в которой на вечер 20 июня приняли участие 1330 человек.

Константин КАНТЕРОВ, Ирина МЕРКЕЛЬ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.