Сотрудники и транспорт в аренду. Дорого

0
4215

Власти придумали, как привлекать организаторов протестных акций к финансированию дополнительных расходов на полицию. 

ВНОВОСИБИРСКЕ подхватили зарождающуюся в России практику взыскания с организаторов несанкционированных протестных акций расходов на сверхурочный труд полицейских. Местные оппозиционные политики и активисты, которых уличили в призывах принять в них участие, возмущены и собирают средства на оплату исков — пока их набралось на сумму почти в шесть миллионов рублей. Некоторые просто уехали от перспективы попасть в объятия приставов за рубеж. Другие готовятся продолжить борьбу в судебных инстанциях. Но давайте по порядку.

Второй ход двухходовочки

На прошлой неделе судебный акт о взыскании с группы товарищей этих миллионов вступил в силу—Новосибирский областной суд подтвердил законность решений Железнодорожного и Октябрьского районных судов. Там были удовлетворены гражданские иски ГУ МВД по Новосибирской области к организаторам несанкционированных акций, проходивших в январе 2021 года. Сегодня многие уже и забыли, против чего были протесты, — у нас повестка быстро меняется, но было их две, и проходили они под лозунгами «Свободу Алексею Навальному», который тогда еще даже не был включен в список террористов и экстремистов Росфинмониторинга (а сегодня уже включен).

Поскольку протесты не были санкционированными, но, по версии властей, являлись совсем не стихийными, организаторов сразу вычислили. По одной акции суд признал таковыми Сергея Бойко, Елену Носковец, Даниила Маркелова, Вячеслава Якименко, Александра Шнайдера, Аркадия Янковского и Кирилла Левченко. За вторую ответили депутат горсовета Антон Картавин и видеоблогер Тимур Ханов. Всем были назначены наказания в соответствии с ч. 2 ст. 20.2 КоАП—административные аресты от семи до 28 суток.

Раньше на этом подобные дела и заканчивались. Но на сей раз административка стала лишь прологом к дальнейшим разбирательствам. ГУ МВД вчинило организаторам теперь уже гражданские иски. Ответчики должны компенсировать органу правопорядка расходы на сверхурочную работу полицейских и горючее для автомобилей. По первой акции стоимость этого удовольствия оценили в 2,8 млн рублей (на семерых), по второй — в 3 млн (на двоих). Итого 5,8 млн плюс пошлины и судебные издержки.

Что интересно, материальная ответственность распределена между ответчиками субсидиарно. Иными словами, требуемую сумму взыскивать будут не долями с каждого фигуранта, а столько, сколько получится взыскать в пределах обозначенной цифры.

На практике это, как правило, значит, что взыщут столько, сколько удастся, а уже потом будут долго разбираться, не взяли ли с кого-то лишнего. Словом, мера получилась жесткая и не всем посильная. Неслучайно многие ответчики покинули Россию. Из новосибирцев за границей сейчас Сергей Бойко, Аркадий Янковский и Тимур Ханов.

Особенно жалко пенсионера и видеоблогера Тимура Ханова: теперь в Новосибирске больше нет этого трогательного и всепроникающего документалиста, ставшего чем то вроде городской достопримечательности.

Вред измерили в рублях, точнее — в миллионах рублей

Взять деньги на поддержание общественного порядка с тех, кто бросил ему вызов,— это, кстати, не новосибирское ноу-хау и не уникальная юридическая схема. Дела по январским протестам с похожими суммами исков и аналогичными решениями рассматривались в Москве, Санкт Петербурге, Челябинске, Пензе, Омске и других городах. Как рассказала «Новой Сибири» представитель ответчиков Ольга Нечаева, только в одном из регионов суд иск госоргана отклонил. Правда, уже во второй инстанции решение первой не устояло.

КАК СУДЫ обосновывали свои решения? Рассмотрим на примере «процесса о трех миллионах» Картавина-Ханова, по которому 21 февраля 2022 года вынес решение Октябрьский районный суд Новосибирска.

ГУ МВД заявило, что следствием акции протеста «явилось несение истцом дополнительных расходов на горюче-смазочные материалы, расходов на выплату сотрудникам сверхурочных денег», и это — «вред», который должны компенсировать ответчики, признанные организаторами акции.

«Вред» в данном случае — не бытовое понятие, а юридическое, поэтому так и называют расходы сверх предусмотренных. Звучит диковато для ушей нормального человека, но не будем придираться по мелочам.

Однако почему этот вред должны компенсировать ответчики? Суть поясняет: «Расходные обязательства у государства по обеспечению проведения массового мероприятия, а также использования транспортных средств в качестве средств обеспечения безопасности граждан возникли бы при условии согласования ответчиками проведения указанных выше массовых мероприятий в установленном законом порядке».

Согласования в установленном порядке действительно не было, но был ли «вред»? Представители ответчика обратили внимание на то, что истец не понес никаких дополнительных расходов в связи с проведением акций протеста, поскольку дополнительное финансирование на выплату компенсаций сотрудникам МВД производилось за счет резервного фонда правительства РФ.

В суде рассматривался ответ на запрос финансово-экономического департамента МВД, направленный в региональные управления министерства, в том числе и новосибирское. Ольга Нечаева познакомила с ним «Новую Сибирь» и прокомментировала:

«В запросе просили сообщить сумму, которую нужно выделить на оплату сверхурочных сотрудникам, занятым в обеспечении правопорядка на несанкционированных митингах, и на премии. И приложена форма таблички, как образец. Кстати, если сверхурочные составили три миллиона, то премии — вообще по 28,8 тысячи на каждого сотрудника, всего на 80 млн рублей. Наверное, по премии вопрос поставить им наглости не хватило, а если бы хватило, то это было бы совсем тяжко», — говорит юрист.

А так можно было?

Интересный момент произошел в Железнодорожном районном суде. Когда представитель ГУ МВД представил заявления сотрудников полиции на предоставление денежной компенсации за сверхурочную работу. По закону, сотрудник может выбрать дополнительный выходной или деньги. Подавляющее большинство выбрало второе.

И тут судья говорит: слушайте, но мы вот тоже иногда перерабатываем, в выходной день тут сидим, так нам никто ничего не выплачивает, а мы бы с удовольствием. И представитель ответчиков даже не выдерживает: мол, в том то и дело, что в таких вопросах всегда учитывается реальная ситуация, и если в бюджете нет денег на компенсацию, то сотруднику говорят: идите, дорогие, отдохните, как вам положено, никаких компенсаций.

«А здесь им сказали: будут выделены деньги из федерального бюджета, давайте, пишите все, кто хочет. Я считаю, что это, как минимум, прямое стимулирование — предложить денег вместо дня отдыха. Я суду пыталась много раз объяснить, что прямая причинно-следственная связь есть как раз между этим предложением денег и возникшими расходами. Между действиями МВД, которое дало прямое указание подсчитать, кому деньги нужны, и выплатами. Если бы не было этого запроса, люди бы удовлетворились внеплановым выходным днем», — комментирует Ольга Нечаева.

Но суд с ней не согласился, заключив, что средства выделены из федерального резервного фонда, а он по закону используется при ликвидации чрезвычайных ситуаций, последствий терактов и для оказания гуманитарной помощи иностранным государствам. Ни под одну из этих статей расходы на акции протестов не подпадают.

Особенно умилительно выглядит аргументация суда, оправдывающего численность задействованных сотрудников МВД. Антон Картавин и его представитель указали на отсутствие необходимости использования такого количества сотрудников, поскольку акция планировалась мирной и погромов не предполагала. Но суд парировал: «Отсутствие случаев значительного нарушения право порядка 31 января 2021 года в городе Новосибирске говорит о том, что органами полиции было принято правильное решение относительно количества привлеченных сотрудников для охраны правопорядка в период несанкционированных публичных мероприятий».

Вот такая в итоге вышла причинно-следственная связь.

Не последняя серия

Политическую подоплеку «финансовых санкций» суд отверг. «Доводы о том, что предъявленные исковые требования направлены на преследование ответчиков по политическим мотивам, объективно ничем не подтверждены», — говорится в решении. Сами ответчики, естественно, с этим не согласились. Но их представитель ориентирован на обжалование решения по другим основаниям.

«Главный аргумент состоит в том, что нет никакого нормативного акта, по которому можно было бы переложить на рядовых граждан те обязанности, которые несет государство и его органы в соответствии с Конституцией и бюджетным законодательством», — говорит Ольга Нечаева. — Есть закон о полиции, в котором прямо говорится, что все выплаты полиции являются расходным обязательством федерального бюджета. О том, что эти обязательства можно было бы переложить на рядовых граждан, не говорится нигде. Федеральный бюджет — это деньги, которые собираются с налогоплательщиков. Мы уже участвуем в наполнении бюджета своими налогами, из них оплачивается в том числе и содержание полиции. А сейчас некоторых из нас заставляют эти дополнительные расходы брать на себя. Я считаю, это прямо идет вразрез с бюджетным законодательством и во обще ни на чем не основано».

Ответчики готовят кассационную жалобу — у них на это есть три месяца, в случае неудачи пойдут в Верховный суд. А пока собирают средства: для привлечения внимания аудитории снимают фильм, готовят благотворительный аукцион. Ольга Нечаева публикует номера своих карт — она уполномочена на контакты с судебными приставами и на подачу ходатайств о рассрочке. Ответчики надеются, что участники зимних несанкционированных акций 2021 года решат поддержать людей, признанных организаторами.

Алексей САЛЬНИКОВ, Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь"

 

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.