Татьяна Иванова: Моя книга о роде и о том, что с ним сделала Родина

0
776

Накануне Дня памяти жертв политических репрессий «Новая Сибирь» встретилась с автором документальной книги об одной семье. 

ТАК уж сложилось, что историю своей страны большинство из нас знает лучше, чем историю своего рода. У многих — некие смутные воспоминания и не всегда подтвержденные документально семейные предания. Новосибирский журналист Татьяна Иванова может служить примером иного подхода.

Кропотливо изучать свою родословную Татьяна Ивановна начала, уже выйдя на пенсию. Результатом ее исследований и расследований стала книга «Сага о роде и Родине».

Татьяна Иванова и один из живых исторических  источников ее книги — Илья Ефимович Белоус
Татьяна Иванова и один из живых исторических источников ее книги — Илья Ефимович Белоус

В советские времена в ее семье не было принято говорить о предках. Причина проста — многие родственники были репрессированы, и мать Татьяны Ивановой только в начале 90-х годов решилась приоткрыть дочери тайну происхождения. Потом и вовсе разговорилась, и Татьяна Иванова, будучи профессиональным журналистом, не упустила эту возможность и записала несколько кассет воспоминаний, которые и положили начало исследовательской работе.

«Хочу сказать всем, кто будет читать эти строки: говорите с родными! — подводит черту под своей работой автор. — Находите на это время. Спрашивайте их обо всем, о них самих, о своих бабушках и прабабушках. Придет время, и спросить будет не у кого. И тогда вы не только ничего не узнаете о своих корнях, но, главное, никто вас не избавит ни от угрызений совести, ни от чувства вины. И это горькое чувство будет вас преследовать до самых ваших последних дней! И не дай бог никому носить это в себе».

Мы встретились накануне Дня памяти жертв политических репрессий, что весьма символично. Ее прадед по материнской линии и его братья Патрушевы подверглись репрессиям, потому что были лицами духовного звания. Дед, работавший сельским фельдшером, был выслан как кулак, причем с издевательской формулировкой — якобы под видом родственника он эксплуатировал труд своего собственного отца.

Татьяна Ивановна, как бы подтверждая тезис о том, что без миллионов доносов не было бы и миллионов пострадавших, рассказывает: талантливого фельдшера Шамраева фактически отправили в ссылку его же односельчане. Был он в селе пришлый, хозяйство зажиточное — почему бы не расправиться? Вот так сами же сельчане избавились от того человека, который им помогал.

А вот и противоположная история: другого деда Ивановой односельчане, наоборот, спасли от печальной судьбы, а между тем Тихон Белимов во время Первой мировой войны дослужился до звания унтер-офицера. Кто-то об этом сообщил в «компетентные органы», но однополчане дали показания, из которых следовало, что Белимов был простым солдатом. То есть, попросту говоря, солгали. И таких историй тоже было достаточно.

Вообще, рассказывает автор книги, в ее роду было репрессировано 30 человек — и это только те, кто непосредственно был расстрелян или отправлен в ссылку. А ведь есть еще и пострадавшие косвенно — как родственники врагов народа. Их всячески ущемляли в правах, не давали возможности получить высшее образование. Даже отцу Татьяны Ивановны досталось от советской власти. Он был членом партии, и ему вменяли в вину, что женился на кулацкой дочке. В результате гонений род Патрушевых фактически прервался.

Но эпилог истории все же светлый: внук Татьяны Ивановой, помогавший ей в работе над книгой, уже в 20-летнем возрасте взял фамилию предков — так что теперь связь времен хоть в какой-то степени восстановлена.

Вся история рода вместе с документами и фотографиями, с непростыми поворотами в расследовании уместилась на трех сотнях страниц. Кто-то спросит: кому это может быть интересно, кроме самих родственников? Конечно, поначалу история чужого рода не очень цепляет, но по мере чтения книга становится все более увлекательной, и ты уже не отрываясь следишь за судьбами людей, которые как будто оживают и становятся твоими хорошими знакомыми.

Что автор вынес для себя из этой многолетней работы? Татьяна Иванова уверена: «Это очень душеспасительное и душеподъемное занятие, очень интересная деятельность. Ощущаешь себя в роли следопыта, который идет по нехоженой тропе. Я бы порекомендовала это занятие людям, которые выходят на пенсию и не знают, куда себя девать. Кроме того, это еще и помогает сохранить интеллект в добром здравии».

Обобщая итог своего труда, автор утверждает: «Это счастье — опираться на свои корни. В работе над книгой мне открылось: все, что есть в нас, заложено родом, мы сами — часть своей родословной. Мы не взялись из пустоты, мы — отголосок многоголосого хора наших родовых предшественников. Каждый из нас не сам по себе, не просто человеческая единица — порода. И теперь уже от нас зависит, что мы оставим своим потомкам в наследство, что заложим в их гены и души».

Алексей САЛЬНИКОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.