Четверо пятого не разумеют

0
965

В Новосибирске по инициативе общественников может измениться система формирования городского Совета. 

ВОПРОС об изменении схемы формирования Совета депутатов, который в кулуарах городской власти обсуждается уже давно, дошел до публичных слушаний. Они состоялись на неделе и выявили некоторый парадокс: инициированной снизу реформе оппонируют партии, которые в количественном отношении могут потерять от нее меньше всего.

Сейчас в горсовете 50 депутатов. 40 из них избраны по одномандатным округам, 10 — по партийным спискам. Но у горожан появилась инициатива всех депутатов избирать только по округам, то есть мажоритарно.

Предложение внесла юрист Татьяна Брылева, известная по сотрудничеству с фондом защиты прав потребителей «Гражданский патруль» и другими ориентированными на политическое влияние независимыми общественными силами — в частности, она представляла в суде интересы Виктора Козодоя, когда тот был кандидатом в мэры Новосибирска и обвинил действующего мэра Анатолия Локтя в незаконной агитации.

Преимущества обновленной схемы голосования Татьяна Брылева «Новой Сибири» прокомментировала лаконично: «При мажоритарной системе каждый избиратель будет знать, кто его депутат». Она вообще считает существующую систему крайне запутанной. В подтверждение своего мнения ссылается на собственный опыт: мол, спрашивала у многих, знают ли они, кто их депутат, и никто не смог ответить.

Запутаться, кстати, действительно немудрено. Сейчас у каждого избирателя есть от трех до пяти своих городских депутатов. Во-первых, это депутат на округе. Во-вторых и в-третьих — два депутата, избранных от общемуниципальной части партийных списков. В нынешнем раскладе это единоросс Владимир Барсук и справедросс Александр Савельев. А есть еще депутаты, избранные по так называемым «территориальным группам». У некоторых избирателей таких депутатов в горсовете вообще нет, а у кого-то — аж целых два.

Понять эту высшую избирательную комбинаторику могут только великие волшебники из муниципальной избирательной комиссии. В любом случае получается, что у некоторых избирателей больше возможностей обратиться к депутату, чем у других.

НА ПЕРВЫЙ взгляд может показаться, что три депутата даже лучше, чем один. Однако так ли это? В Новосибирске около 1,2 миллиона избирателей. Столько же их у Барсука и Савельева. Зато у «территориальных» списочников почему-то всего по 120 тысяч. Но главное, что ни первые, ни вторые персональной ответственности перед избирателем не несут. Если же принять мажоритарную систему, то среднее количество избирателей на округе уменьшится с 30 тысяч до 24, и каждый депутат будет «привязан» к конкретному округу и конкретным избирателям.

Эксперты из НГУЭУ и РАНХиГС, приглашенные для оценки предложения Татьяны Брылевой, сошлись во мнении, что оно не противоречит действующему законодательству. Оно предусматривает возможность формирования муниципального представительного органа тремя способами: пропорциональным (когда голосуют за партийные списки), мажоритарным (по округам) и смешанным (как у нас сейчас).

Никто из депутатов очевидной поддержки реформе не высказал. Это объяснить просто: при возвращении мажоритарной системы придется перенарезать округа. Оппоненты общественников говорят: не надо менять систему, она уже устоялась. Да и вообще: зачем все так срочно менять перед выборами в горсовет, которые состоятся в 2020 году? Аргумент на первый взгляд выглядит весомо, но, с другой стороны, а когда еще менять? Если сразу после выборов, возникнет вопрос, зачем формировать представительный орган муниципалитета по заведомо плохой схеме?

Откровенно говоря, в понимании оппонентов общественной инициативы стабильность системы — это в первую очередь стабильность их личного пребывания во власти. Кто в этом случае теряет больше всего? При мажоритарной системе освобождаются 10 мандатов. Основные потери понесут «Единая Россия» и КПРФ — по четыре штуки на партию. По одному потеряют ЛДПР и «Справедливая Россия».

Второй взгляд на ситуацию получится, если уточнить: речь идет все же не о заведомой потере мандатов, а о необходимости их завоевать в ходе предвыборных баталий. В этом ракурсе получается, что единороссам и коммунистам ради сохранения статус-кво придется планировать дополнительно по четыре победных сражения, а ЛДПР и «СР» — всего по одному.

Но это если судить по абсолютным цифрам. В относительном выражении реформа представляется в совершенно ином свете, ведь «ЕР» вынуждена выставить на свободный рынок лишь 12 процентов своих мандатов, КПРФ — треть, ЛДПР — половину, а «СР» — все, что нажито непосильным трудом.

Активность участия представителей партий в слушаниях отражала всю противоречивость картины. Единороссы вдумчиво молчали, коммунисты и либерал-демократы заявили, что будут консолидированно голосовать против, справедроссов было вообще не заметно. Зато «яблочники», которые не имеют представительства в горсовете, попытались устроить проекту обструкцию: пришли с флагами, заняли в зале целый сектор, выступили несколько раз. Разумеется, против.

Это очень характерно: для малых партий мажоритарная система возможность представительства в горсовете существенно усложняет. Ростислав Антонов, председатель правления фонда защиты прав потребителей «Гражданский патруль» и один из инициаторов перехода на мажоритарную систему, считает, что эти аргументы не выдерживают критики. «Если мы посмотрим на списочный состав коммунистов, то они в массе своей не тянут на «простое население, — сказал он «Новой Сибири». — Это застройщики, крупные предприниматели. Депутаты должны работать на округе, должны быть известны своему избирателю. Когда есть списочники, то, образно говоря, удобнее «купить билет и проехаться на автобусе». А при мажоритарной системе надо ногами работать — ходить и разговаривать с избирателями».

Вопрос о том, будет ли изменена избирательная система, решит сессия горсовета.

Алексей САЛЬНИКОВ, Новая Сибирь»

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.