ЦК не заметил потери бойца

0
833

КПРФ пожертвовала Верой Ганзя после того, как власти в нарушение закона преследовали ее за антикоррупционные разоблачения. 

БЫВШИЙ депутат Государственной Думы РФ, а изначально — учитель истории и обществоведения и директор барабинской средней школы Вера Ганзя собирается, как она говорит, «на заслуженный отдых». Характерно, что буквально накануне выборов прокурор Новосибирской области внес представление о строгом наказании начальника главного следственного управления регионального ГУ МВД Дмитрия Ходакова за то, что он и его подчиненный в нарушение закона о депутатской неприкосновенности собирали на нее компромат.

Вера Ганзя получила мандат депутата Госдумы на партийное место, освободившееся после победы Анатолия Локтя на выборах мэра Новосибирска. В 2016-м она продлила полномочия в составе регионального списка по избирательному округу, объединявшему Томскую и Новосибирскую области.

Но к нынешней кампании ее отчет перед избирателями за работу в Госдуме был лаконичен. «Я боролась против этих законов как могла и ухожу с поднятой головой, мне не стыдно за мою работу», — написала она 24 июня у себя «ВКонтакте» и поблагодарила КПРФ «за возможность участвовать в жизни страны на таком высоком уровне». Думскую кампанию Вера Анатольевна провела на заведомо проигрышной позиции в партийном списке Санкт-Петербурга. В новосибирских бюллетенях ее фамилии не было.

Оценка депутата — вопрос всегда субъективный: документально ее подтвердить сложно. Однако Вере Ганзя повезло — накануне трехдневных выборов прокурор подписал документ, официально подтверждающий ее высокие бойцовские качества.

Повод был довольно интересный. В свое время депутат, реагируя на обращение людей, занялась ситуацией с паспортно-визовыми услугами мигрантам. Эта сфера сосредоточилась вокруг здания на Есенина, 1г, где долгое время царила атмосфера с коррупционным душком. ФГУП «Паспортно-визовый сервис МВД РФ» принимал от мигрантов документы, подготовленные частным ООО «Сервисная служба». Гости из ближнего зарубежья жаловались, что пока они не оплатят услуги этого ООО, их документы оказываются не соответствующими требованиям ФГУП.

Вмешательство депутата от КПРФ заставило госструктуру открыть свое параллельное — бесплатное — окошко с услугами, директор ФГУП попал под статью, появились другие уголовные дела. По одному из них следователь запросил в межрегиональном управлении Росфинмониторинга информацию об операциях по счетам фигурантов. В списке были и счета Веры Ганзя.

«АНТИПРАЧЕЧНОЕ» ведомство ответило, что не нашло в движении по счетам депутата ничего криминального. Но Яков Хорошев, реагируя на ее жалобу о незаконных действиях следователя, заключил: запрошенная сотрудниками ГСУ информация с обстоятельствами уголовного дела никак не соотносится, никакого доказательного значения не имела, истребовать ее не было нужно никому. В отношении сотрудника и его руководителя проведут доследственную проверку — на предмет превышения должностных полномочий (ст. 286 УК РФ).

Суть «превышения» в данном случае — в нарушении депутатского иммунитета, особого порядка получения информации о народных избранниках. Эта норма существует со времен первых демократических выборов и нужна, чтобы минимизировать возможное давление на депутатов.

Сегодня, правда, редко можно услышать, что на них оказывают давление какие-то иные ветви власти. В основном все они как-то договариваются. А здесь, в новосибирской истории о коррупции в миграционной службе, — именно тот случай: депутат выполняет свои прямые обязанности по защите прав людей (пусть большая часть из них и мигранты), борется против коррупции — и в ответ получает приветик от правоохранительных органов. Хорошо хоть до обысков и задержаний не дошло.

Сама Ганзя признавалась, что после того, как она подняла вопросы коррупционных схем, на нее посыпались жалобы в Госдуму, партийному руководству — Анатолию Локтю и даже Геннадию Зюганову. Она, правда, не видит в этом ничего особенного.

«Думаете, это первый случай? На меня давили, когда я спасала от московского рейдера наши сельхозпредприятия (речь о бывших предприятиях САХО в Ордынском и Кочковском районах Новосибирской области. — Прим. ред.), по Томской области тоже были истории. Но меня зацепить-то нечем — я бизнеса не завела, капиталов не нажила. Зато, проработав семь лет в Госдуме, я поняла, какой чудовищный спрут организовался у нас в стране в правоохранительной системе. Это страшно, я вам скажу. Никогда простой человек не найдет правды, пока эти коррупционеры сидят в своих кабинетах и носят погоны», — в сердцах рассказывала она «Новой Сибири».

Воспоминаний о Вере Ганзя в качестве депутата федерального парламента останется много, в том числе противоречивых. С одной стороны, за некоторые неосторожные высказывания она пару раз оказывалась в центре интернет-скандалов. С другой — иногда была на передовой в минуты, когда другие не решались. Для кандидата от оппозиции — совсем не плохой бэкграунд.

Могли ли кляузы и запросы повлиять на решение о включении такого борца в региональный список? С одной стороны, борьба с коррупцией — тема сегодня популярная и продуктивная с точки зрения общественно-политического резонанса. С другой — ну какому лидеру приятно выслушивать что-то нелицеприятное о его соратниках, пусть даже они соратники по политической борьбе в рамках оппозиционной партии. Но сама Вера Ганзя про эту версию даже слышать ничего не хочет.

«Просто в Новосибирске более предпочтительны для руководства партии оказались другие кандидаты. Я настаивать не стала, в противном случае надо было вносить сумятицу в партийные ряды, раскалывать партию. Я так поступить не могла».

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Фото duma.gov.ru

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.