В чем признал вину Елисеев?

0
593

Уголовное дело чиновника мэрии о покушении на мошенничество в особо крупном размере рассмотрят так, что деталей истории никто может и не узнать. 

НА ЭТОЙ неделе в Октябрьский районный суд из прокуратуры Новосибирской области поступило обвинительное заключение по делу бывшего замначальника департамента ЖКХ мэрии Новосибирска Сергея Елисеева. Он предстанет перед судом по обвинению в покушении на мошенничество в особо крупном размере. Как это часто бывает, истинную фабулу случившегося в двух словах не перескажешь. И судя по тому, что дело будет рассматриваться в особом порядке, никто уже и будет в ней сильно глубоко копать.

Версия обвинения уже не раз звучала в прессе: в августе 2017 года заместитель начальника департамента энергетики, жилищного и коммунального хозяйства мэрии Новосибирска в ходе встречи в одном из ресторанов пообещал представителю ООО «УК ЖХ Октябрьского района» оказать содействие в получении бюджетных субсидий на подготовку к отопительному сезону ветхих и аварийных многоквартирных домов, а за это попросил 5 млн рублей на счета одной из фирм.

Спустя время чиновник подготовил фиктивные договоры о выполненных работах по консервации системы отопления, ее промывке, проведении гидравлических испытаний, запуске системы отопления на жилых объектах, обслуживаемых ООО «УК ЖХ Октябрьского района», — всего на пять миллионов рублей. После передачи документов он потребовал перевести 150 тысяч рублей и проговорил требования о переводе оставшейся части денежных средств.

Чиновник был задержан 30 января 2018 года сотрудниками управления ФСБ по Новосибирской области сразу после перевода 150 тысяч рублей (а не с поличным, как сообщалось ранее). Тогда и было возбуждено уголовное дело о покушении на мошенничество (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ). После задержания Елисеев решением Октябрьского районного суда Новосибирска был заключен под стражу и отправлен в СИЗО. Обосновывая необходимость этой меры пресечения, прокурор отметил: среди свидетелей — подчиненные и родственники обвиняемого, и он может оказать на них давление.

ПОЗДНЕЕ суд изменил меру пресечения на домашний арест. А подозреваемый полностью признал вину и заявил ходатайство об особом порядке судопроизводства. На этой неделе дело с утвержденным прокуратурой Новосибирской области обвинительным заключением поступило в Октябрьский районный суд Новосибирска. На момент сдачи этого номера в печать дата предварительного заседания еще не была назначена.

Особый порядок судопроизводства — процесс, в котором обстоятельства обвинения подробно не рассматриваются, конкретные обстоятельства преступления не устанавливаются, судебное следствие не проводится, доказательства не оцениваются, если обвиняемый и потерпевший не будут на этом настаивать. Задача судьи — убедиться, что собранных улик достаточно для установления причастности обвиняемого к преступлению, и изучить смягчающие и отягчающие вину обстоятельства, а также характеристики подсудимого. Приговор при этом выносится более мягкий, чем это могло произойти при обычном рассмотрении, — минимум на треть меньше максимально возможного. По мнению наблюдателей, в случае с Елисеевым и его статьей речь вообще может идти об условном сроке.

Тем не менее с рядом обстоятельств в ходе процесса хотелось бы познакомиться поподробнее. Первое — о каких родственниках говорило обвинение, обосновывая необходимость ареста чиновника? Сам подсудимый на вопросы прессы, кем является ему Нинель Елисеева, учредитель ряда фирм, связанных с ЖКХ, отмолчался. Но про Радислава Сергеевича Елисеева, который возглавляет ООО «РСУ УК ЖХ Октябрьского района», и спрашивать нечего — все и так знают: сын.

Управляющая компания «ЖХ Октябрьского района» для Елисеева исторически не чужая — с 2015 года он был ее директором, пока в августе 2016 года не стал замначальника департамента энергетики и ЖКХ мэрии Новосибирска. Глупо предположить, что фирмой, само название которой отражает, как это принято говорить, кооперацию с твоей фирмой, случайно руководит однофамилец. По неподтвержденной информации, именно на ее счета и переводились средства, ставшие поводом для предъявления обвинений.

Второй вопрос — с кем подсудимый договаривался о применении преступной схемы. Нынешний директор «УК ЖХ Октябрьского района» Александр Морокин напрочь отрицает, что его предприятие имеет какое-то отношение к муниципальной субсидии. В комментарии Тайге.инфо он утверждал, что все встречи с чиновниками департамента проходили «исключительно в деловой обстановке»: «Мы не направляли представителей управляющей компании на какие-либо переговоры — официальные или неофициальные — по поводу получения бюджетных субсидий на подготовку к отопительному сезону ветхих и аварийных многоквартирных домов. Более того, наша управляющая компания никогда не подавала в департамент энергетики и ЖКХ города Новосибирска заявки на получение такой субсидии».

Интересно, что комментарий Морокина сначала распространило ЗАО «МКС-Новосибирск» через своего пресс-секретаря, но потом мгновенно от комментариев публично отказалось. Почему — это вопрос, который хотелось бы прояснить в ходе процесса, если в такие детали суд все же будет вникать. Ведь остаются вопросы: кто же тогда встречался с Елисеевым в ресторане, на какую фирму был выставлен счет и кто (а также на каком формальном основании) перечислил на него 150 тысяч?

Ранее УК, ставшая вольным или невольным фигурантом дела, входила в группу компаний F1, связанную с экс-депутатом Госдумы Александром Абалаковым. Сегодня его активы переходят под контроль федерального холдинга «Мой коммунальный стандарт» (МКС). Именно «переходят», потому что, вопреки сообщениям прессы, формально сделки еще не окончены, но по факту все уже под контролем структур, связанных с холдингом.

Но есть и еще более важные вопросы. Была ли схема, какова она была, кто в ней участвовал и кто мог пострадать от мошенничества, если бы оно состоялось? И, наконец, в чем все-таки признал вину бывший чиновник?

Алла НЕЧАЕВА, Виктор ПОЛЕВАНОВ, «Новая Сибирь»

comments powered by HyperComments