Медицина как точная наука

0
1566

На вопросы «Новой Сибири» отвечает руководитель НИИКЭЛ (филиал ФИЦ ИЦиГ СО РАН) Андрей Летягин

ВКЛЮЧИЛ как-то телевизор, а он мне вместо любимой программы выкинул надпись: «Не выключайте телевизор, критическое обновление». На ум пришла такая шутка. Идешь к остановке транспорта, а тебе чип в ухе шепчет: «Максим, не отключайтесь, критическое обновление организма». Можно прифантазировать что-нибудь попроще. Чип вам не шепчет, а дает сигнал аппаратику в заднем кармане брюк, и тот вкалывает препарат от давления, если у вас гипертонический криз…

Оказалось, что это уже не шутки и не фантастика. Медицина уверенно идет к тому, чтобы стать цифровой. В сентябре в Академпарке прошла международная мультиконференция SIBIRCON-2017. В ее рамках НИИКЭЛ (Научно-исследовательский институт клинической и экспериментальной лимфологии, филиал Федерального исследовательского центра «Институт цитологии и генетики СО РАН») провел субсекцию «Биометрические и биоинформационные подходы в анализе клинических и экспериментальных данных». Если смотреть по названиям докладов, не очень понятно, медицина это, математика или IT. «Возможности биоинформационного анализа при изучении патогенеза лимфатической дисплазии», «Математическое моделирование микроциркуляторных процессов», «Технологии цифровой обработки для 3D-магнитно-резонансной энтерографии», «Метод анализа изображений при высокочувствительном скрининге на фенотипическое лекарственное средство «Дисковерин», ну и т. д.

Чтобы разобраться, что же такое «цифровая медицина», мы встретились с руководителем НИИКЭЛ, д. м. н., профессором Андреем Летягиным.

Андрей Юрьевич считает появление «цифровой медицины» логичным развитием человеческой цивилизации. Что мы видим? Люди стали жить дольше и стали болеть такими патологиями, до которых раньше редко кто доживал. «Еще 40 лет назад, — говорит он, — болезнь Альцгеймера была уже известна. Но врачи за свою практику могли ни разу не встретить такого пациента — они встречались достаточно редко. Сейчас с этой болезнью даже через непрофильных врачей проходят десятки людей».

Под растущие требования цивилизации подстраивается технологическое развитие. Как в промышленности меняются технологические уклады, так они меняются и в медицине. Все сложнее и дороже становятся методы медицинской помощи. Тех, кого надо лечить, стало больше, болезни — разнообразнее, лечение — дороже. Что делать? Выход один: диагноз надо ставить максимально быстро. Отправлять на операции, если необходимо, максимально быстро. Стационарное лечение сократить до минимума. Койки, долгие обследования и лечения — все осталось в прошлом классической медицины. Только это сегодня позволит удерживать расходы на медицину на возможном для государства уровне.

Переход на цифровую медицину подстегнуло в первую очередь развитие информационно-коммуникативных технологий. «Принципы, технологии диагностики и основы лечения классической медицины чуть более ста лет назад сформировал канадский врач Уильям Ослер, написав учебное руководство, основанное на работах знаменитых врачей XIX века, в том числе российских — Боткина, Остроумова, Склифосовского и многих других, — рассказывает Андрей Юрьевич. — Если бы ему, его предшественникам и последователям сказали, что сегодня можно поставить диагноз на расстоянии, не видя больного, они бы отвергли эту идею априорно. Классическому врачу нужен контакт с пациентом, нужно его опросить, выслушать, пропальпировать, протеркутировать (постукать), посмотреть язык, зрачки, кожные покровы и все свои наблюдения аккуратно записать. В регистратурах наших районных поликлиник до сих пор на каждого жителя заведена карта. Такая толстенная потрепанная тетрадка с множеством вклеенных страниц. Но одновременно появляются все больше и больше больниц, где нет бумаг. Все в компьютере, в сети. Файлы с историей болезни, результаты анализов, заключения, томограммы и прочее».

В Новосибирске этот процесс начался еще в начале 1990 г. в Академгородке в «Медсанчасти-168» с разработки компьютерной истории болезни. В течение трех лет разработка была доведена до стадии использования (в этой работе участвовал и НИИКЭЛ). Программа получила название ДОКА и оказалась настолько удачной, что продолжает развиваться и используется медиками до сих пор.

Электронная история болезни — уже большой шаг. Следующим должно стать объединение всех электронных баз на одном сервере. Врач из глухой деревни, к которому попал заболевший командированный в деревню москвич Иванов, может зайти под особым паролем в обобщенную базу и узнать об Иванове все. Чем болел в детстве, на какие лекарства аллергия и т. п.

«Цифра» идет еще дальше. В передовых научных, лечебных учреждениях, диагностических центрах, таких как НИИКЭЛ (который и научный, и лечебный, и диагностический), все аппараты (рентген, ЭГК, УЗИ, МРТ) — дигитальные, цифровые. Все визуализационные данные в высоком разрешении, они моментально могут попасть в электронную историю болезни для использования. Все больше и больше появляется полезных девайсов типа тепловизорной насадки на смартфон. Больной может передать картинку врачу, а тот — увидеть, на каком участке тела высокая температура, понять распространенность воспаления, например. То есть завтра диагностика может быть не только поликлинической или клинической, но и домашней.

Есть электронные «браслеты», которые измеряют человеку давление в течение дня и записывают эти данные в цифровую базу. К больному можно подключить другие аппараты (даже с датчиком внутри тела) и увидеть, как в течение суток стресс, физические нагрузки или обострение болезни вызывают ухудшение его параметров (биомаркеров) и т. д. Когда нет возможности (или опасно) подключить к человеку аппарат, процесс развития болезни можно смоделировать математическими методами, вычислительная техника сегодня это позволяет. С помощью биоинформационных расчетов делаются вещи, которые еще недавно считались фантастикой, как та же «расшифровка» генома.

Новые возможности выводят общение врача и пациента на принципиально новый уровень, который реально позволяет говорить о дистанционной медицине. Соцопросы показывают: люди уже готовы к тому, чтобы носить медицинские гаджеты, получать медицинские консультации через интернет, они готовы даже к роботам-врачам. Готовы ли к цифровой эпохе люди-врачи?

«Кадры — это, конечно, основное, что сегодня тормозит развитие цифровой медицины, — отвечает на наш вопрос Андрей Юрьевич. — Есть традиционная медицина (траволечение, гомеопатия, акупунктура, мануальная терапия), эти технологии разрабатывались и использовались веками. Еще до революции земский врач знал секреты гомеопатии. Классических врачей в XX веке этому уже не учили, и саму гомеопатию они считают лженаукой, поскольку владеют технологиями на основе биохимии и биофизики. Новое поколение молодых врачей в XXI веке уже больше опираются на цифровую картинку, биоинформационный анализ. Но вы знаете, ведь сегодня есть медицинские специальности, где средний возраст врачей — 70 с лишним лет. Для них цифровая медицина — это непостижимо, как полет в космос. Что еще тормозит? Невысокая интегрированность системы здравоохранения, недостаточный уровень овладения и оснащенности медучреждений современной цифровой техникой. А Россия — страна огромная, и без дистанционных врачебных приемов нам никак не обойтись».

В мае этого года президент РФ утвердил «Стратегию развития информационного общества в Российской Федерации на 2017—2030 годы». Отдельный раздел — «Цифровое здравоохранение». Что ж, будем надеяться, «лед тронулся».

СПРАВКА


ФГБНУ «Научно-исследовательский институт клинической и экспериментальной лимфологии» (НИИКЭЛ — филиал ИЦиГ СО РАН) образован приказом Министерства здравоохранения СССР № 183от 10 июля 1991 года. Организатор и первый директор института — академик РАН Юрий Иванович Бородин (в настоящее время — главный научный сотрудник). Основной целью исследований института является получение и использование новой научной информации для реабилитации поврежденных структур организма, для создания новых высокоэффективных индивидуализированных технологий восстановления нарушенных структур и функций лимфатической системы в комплексном лечении социально значимых патологий. Осуществляется лечение по следующим направлениям: общая и сосудистая хирургия, травматология и ортопедия, урология, акушерство и гинекология, эндокринология, ревматология. По отдельным направлениям хирургическое лечение проводится бесплатно, по квотам (www.niikelsoramn.ru).

Максим СОКОЛОВ, «Новая Сибирь».

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments