На борту разбившегося самолета находилось 92 человека. Все они погибли. Президент России объявил день траура. Многие уверены, что катастрофа судна — «это ответ нам за Алеппо… »

Самолет находился в ведомстве Министерства обороны. 25 декабря авиалайнер вылетел в Сирию из Адлера. Через семь минут после взлета Ту-154 просто пропал с экрана радара. Трагедия произошла, когда лайнер пролетал город Сочи. Сейчас спасательные отряды достают из Черного моря обломки самолета. Их находят на расстоянии от 1,5 до 8 км от береговой линии. Это позволяет предполагать, что самолет не просто упал в море, а развалился в воздухе. По данным Минобороны, все пассажиры и экипаж погибли. Пока удалось обнаружить тела 11 человек.

«На данный момент мы уже обнаружили ряд фрагментов тел. Многие из них могут быть опознаны, но более детальную информацию мы уточним завтра к утру, когда они будут готовы для транспортировки в Москву», — сообщил глава комиссии по расследованию катастрофы, министр транспорта РФ Максим Соколов.

На борту самолета были журналисты, военнослужащие,  музыканты из ансамбля им. Александрова и директор фонда «Справедливая помощь» Елизавета Глинка. Все они летели на авиабазу Хмеймим. У каждого — свои цели. У журналистов редакционное задание. Музыканты планировали провести новогодний концерт для жителей Аллепо, Елизавета Глинка сопровождала гуманитарный груз для университетского госпиталя Тишрин в Латакии.

«Это невосполнимая потеря не только для родных и близких, но и для всех жителей нашей страны. Военный ансамбль Министерства обороны был известен и любим не только в России, но и далеко за ее пределами. Для меня это особенно тяжелая утрата, потому что я лично знал руководителя ансамбля генерал-лейтенанта Валерия Халилова», — прокомментировал трагедию полпред СФО Сергей Меняйло.

Мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман был знаком с Елизаветой Глинкой 15 лет. Летом 2016 года она открыла в Свердловской области первый центр паллиативной помощи. Ройзман знал, что Глинка планировала лететь в Сирию. Он передал ей гуманитарную помощь для детей Сирии от жителей Екатеринбурга:

«Я знал, что она летит туда, и понимал, почему для нее это важно. Она, как и всегда, хотела помогать тем, кто в этом нуждался — возила туда медикаменты для пострадавших. Мне было известно, что она хотела передать местным жителям детские инвалидные коляски, и мы передали ей десять колясок в подарок от Екатеринбурга, — говори. Ройзман.  О Лизе можно говорить бесконечно. И я знаю, что сотни людей по всей России могут сказать о ней много искренних добрых слов. Что здесь добавить…

Военный следственный отдел Следственного комитета России по Сочинскому гарнизону возбудил уголовное дело. СК проверяет предполетную документацию, проводят допросы должностных лиц, руководивших полетом  и технического персонала, готовившего самолет к вылету и осуществлявших его дозаправку.

Многие специалисты уверены, что катастрофа ТУ -154  — это теракт. Скорее всего,  представители минобороны везли на борту самолета секретные документы.

Майор ВВС, летчик-инструктор Андрей Красноперов уверен: лайнер взорвался в воздухе, а не просто упал.

«Это слишком подозрительно, что самолет после взлета в наборе высоты пропадает с экранов радара, — говорит Красноперов.  Резкое падение… бывает в том случае, когда что-то нештатное случилось, что-то взорвалось, что-то отвалилось».

Однако министр транспорта Максим Соколов считает, что говорить с уверенностью о теракте в настоящий момент не стоит:

«Версии рассматриваются по линии Следственного комитета. Конечно, отрабатывается весь спектр и любые возможные причины, которые могли бы привести к катастрофе. Говорить о теракте пока преждевременно».

Авиаэксперт Вадим Лукашевич сообщил изданию «Новая газета», что трагедия Ту-154 очень похожа на крушение лайнера в Шарм-эш-Шейхе.

«Когда взорвали Airbus над Синаем, весь мир знал, что это теракт. Все разведки сообщили, одни мы две недели дурака валяли. Просто если это теракт, нужно понимать, что это ответ нам за Алеппо… Когда взорвали самолет над Синаем, все понимали такую вещь — это Шарм-эш-Шейх, плохая система безопасности, радикальные группировки. Сегодняшний контекст — убийство нашего посла в Турции сотрудником госбезопасности. Сегодня мы понесли потери уже в Министерстве обороны… Наиболее вероятными называют ошибку пилотирования и техническую неисправность. Но дело в том, что за 7 минут полета самолет успевает набрать приличную высоту. Для той высоты обломки, найденные в совершенно разных местах — это слишком. Это говорит о том, что он начал разрушаться в воздухе. Никакая техническая неисправность не в состоянии привести к разрушению самолета в воздухе. Самолет — это достаточно надежная штука. Если разрушение начало происходить в небе, значит, уже там произошло что-то неординарное…  Почему шасси оторвалось? Шасси у самолета могло быть оторвано, если он шел на посадку, если пилоты не успели его убрать. Но, понимаете, семь минут — это много, летчики не могли шасси не убрать. Если шасси было не убрано, они бы об этом сообщили. Стая птиц? Тогда должны вырубиться два или три двигателя сразу. Но на высоте два-три километра у них масса времени принять решение»

Стоит отметить, что самолеты типа Ту-154 уже давно не эксплуатируются в гражданской авиации — эти машины слишком устарели. Лайнеры стоят на вооружении в подразделениях Министерства обороны. Именно это ведомство после всех проверок будет решать, стоит ли дальше продолжать использовать этот тип самолетов.

comments powered by HyperComments