Академик Валерий Крюков: За кластерами Сибири не видно

0
2509

Новосибирский академик не оставил камня на камне от московской стратегии развития Сибирского федерального округа.

В Новосибирске продолжается критическое осмысление разработанной федеральным правительством «Стратегии социально-экономического развития Сибирского федерального округа до 2035 года». После первых эмоциональных оценок начали появляться высказывания профессиональных экономистов и ученых.

Невысокое мнение о московском интеллектуальном продукте по горячим следам высказал губернатор Новосибирской области Андрей Травников. «Такое ощущение, что судьба Сибири – копать недра и переплавлять в металлы на первом этапе передела», — говорил он. А председатель СО РАН Валентин Пармон сетовал: «Данная стратегия социально-экономического развития СФО была подготовлена специалистами Минэкономразвития без участия специалистов из Сибири». Правда, он добавил, что любая стратегия дополняется дорожной картой – «в нее мы будем закладывать те моменты, которые были упущены в принятом документе».

Теперь подробный разбор московской стратегии предпринял директор Института экономики и организации промышленного производства СО РАН академик Валерий Крюков. Его комментарий опубликован на сайте института, официальном сайте СО РАН и в газете «Наука в Сибири».

Фото sbras.ru.

Озаглавлен комментарий почти невинно – «Не стратегия, но декларация». Заголовок такой, что дальше и читать не хочется, потому что немало банальностей в этом направлении многие высказывали еще до академика. Но того, кто из уважения к ученому начнет читать, ждет сюрприз: текст получился интересный, и, по сути, от «Стратегии» он не оставляет камня на камне.

Начинает Валерий Крюков издалека, обращая внимание на то, что из восьми отраслевых кластеров, обозначенных в правительственном документе, только один несырьевой – «Туризм». «Не определены приоритеты, нет механизмов и инструментов, динамики выполнения заданных показателей, нет экономических обоснований, прогностики и вариативных сценариев, отсутствует малейшее участие науки и научного сопровождения», — перечисляет академик недостатки документа.

Но главный его недостаток, по мнению Крюкова, – отсутствие принципов и ориентиров, по которым должен развиваться макрорегион. Именно макрорегион, а не СФО, поскольку федеральные округа имеют организационно-политическое, а не экономическое целеполагание. К тому же границы округов нередко меняются, что никак не связано с экономикой.

По мнению Валерия Крюкова, та самая дорожная карта, о которой говорил Валентин Пармон, должна строиться не по кластерному, а по проектному принципу, то есть реалистически описывать осуществление немногих, но крупных интеграционных проектов. В качестве примера такого проекта он приводит богатейшее в мире Томторское месторождение, которое «выпало» из «Стратегии» только потому, что находится в Якутии, а Якутия – не находится в СФО: «Обогащение томторских руд, получение металлов и продукции из них возможно только в тесной кооперации профильных предприятий Красноярска, Новосибирска, Томска, Челябинска, Усолья-Сибирского, которые могут встроиться в цепочку получения продуктов с высокой добавленной стоимостью».

Валерий Крюков рассказывает и о том, как создавалась «Стратегия»: оказывается, в СО РАН предварительные документы все же побывали – чтобы ученые могли дать свои предложения по изменениям и дополнениям. «Обращались к нам, видимо, для проформы – никакого влияния на итоговый документ не состоялось», — пишет академик и обращает внимание на то, что правительственный документ никак не учитывает новых реалий, возникших в последние месяцы: «Можно предположить, что подготовку этого документа N лет назад вписали в некоторый министерский «план по мероприятиям», а теперь поставили отметку о выполнении в соответствующей строке отчета».

Из других недостатков документа: «В стратегии – ни слова о человеческом капитале, качественном образовании, цифровых и в целом инновационных технологиях, тем более – о науке. Нет ничего про точки роста этих отраслей и практик, про опорные города – ворота в современную экономику (во времени и пространстве)».

По мнению Крюкова, то, что получилось, – шаг назад даже по сравнению с мышлением и организационными решениями начала-середины прошлого века. Уже тогда цепочки производственной кооперации не замыкались в рамках какого-то одного административного образования. «Сегодня мы наблюдаем фрагментацию Сибири, когда каждый ее субъект сам решает свои задачи и преодолевает трудности. В стратегии эта мегапроблема не обозначена, а региональное развитие видится в устаревшей парадигме», — пишет академик, имея в виду стереотипы вроде «Кузбасс – это угледобыча», «Туризм – это Алтай, Шерегеш и Байкал».

«Уже не критикуя конкретную стратегию (которая, как вы уже поняли, никакая не стратегия), замечу, что реальность требует фундаментального базиса более высокого уровня – новой парадигмы (доктрины) развития Сибири», — заявляет Валерий Крюков. Эта парадигма/доктрина, по его мнению, должна исходить из основополагающей роли науки. Государство же должно выступать в роли ответственного регулятора, а вовсе не прямого участника проектов, как это было ранее.

Возвращаясь к тезису «не стратегия, а декларация», Валерий Крюков дает такую оценку документу: «Это поверхностный взгляд на экономическое пространство (в целом уровня школьного учебника) без его глубокого осмысления и тем более связанного прогнозирования».

Но документ принят на федеральном уровне, и теперь придется его учитывать. Тут-то и появляется концепция дорожной карты. Правительству как бы говорят: «Вы свое дело сделали, теперь дайте профессионалам поработать». Почему-то на ум приходит аналогия с конституцией страны и реальными законами. Только если законы у нас зачастую получаются хуже конституции, то здесь есть надежда, что дорожная карта эту «не стратегию, но декларацию» хоть как-то исправит .

Алексей САЛЬНИКОВ, «Новая Сибирь»

 

 

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.