В УСЛОВИЯХ нестабильной экономической конъюнктуры и стагнации на ряде рынков непрофессиональному инвестору и просто в хорошем смысле этого слова обывателю сложно понять, что реально происходит в мире финансов.

А исходя из этого, сориентироваться, как распорядиться деньгами, заработанными тяжелым непосильным трудом. О делах наших скорбных, в частности, о том, как приумножить или как минимум сберечь свои сбережения, в интервью «НС» говорят аналитики финансового рынка.

— Какова современная экономическая конъюнктура с точки зрения участника инвестиционного рынка? Что происходит в мировой и российской экономике, и как инвестору это интерпретировать с выгодой для себя?

Наталья Мильчакова, заместитель директора аналитического департамента компании «Альпари» (г. Москва) (далее Н. М.): За I полугодие 2017 года ситуация в мировой экономике складывалась положительно для развитых стран — импортеров нефти. Для стран-экспортеров нефти этот период был сложным: нефть за полугодие подешевела на 13,6 процента. В настоящее время нефть марки Brent не может достигнуть психологически значимого для инвесторов уровня в $50 за баррель.

Тем не менее это не помешало российской экономике успешно выходить из кризиса.

За вышеупомянутый  период российский ВВП преодолел спад и вырос на 0,5 процента в годовом исчислении, а промышленное производство за первые пять месяцев текущего года выросло на 5,6 процента.

Текущие цены на нефть пока не падают ниже $45 за баррель, что превышает среднегодовую цену в $40, заложенную в федеральном бюджете на 2017 год. Однако конъюнктура на российском фондовом рынке пока оставляет желать лучшего: за I полугодие российский фондовый индекс РТС упал на 13,7 процента при том, что американский индекс Dow 30 за то же время вырос на 7 процентов. Падение связано как с низкой ценой на нефть, так и с тем, что санкции США и Евросоюза против России пока не отменены и не ясны перспективы их отмены. Снижение индексов можно использовать как повод внимательно осмотреться и выбрать для покупки наиболее подешевевшие акции надежных компаний.

Андрей Верников, заместитель генерального директора по инвестиционному анализу ИК «Церих Кэпитал Менеджмент» (г. Москва) (далее по тексту А. В.): Инвестиционный климат оставляет желать лучшего. Из-за того, что просели доходы домохозяйств, инвестиционная активность сдерживается. Людям не хватает денег даже на еду. В результате снижения курса рубля происшедшего в конце 2014 года, и падения покупательной способности россиян мощности компаний, работающих на внутренний рынок, недозагружены. О какой модернизации производства в таких условиях может идти речь? К примеру, на некоторых молокозаводах загрузка мощностей составляет всего лишь 60 процентов. В результате того, что покупатели отдают предпочтения низкомаржинальным и суррогатным молочным продуктам, молокозаводы закрываются. Например, в этом году в числе прочих был закрыт Орловский молочный комбинат. Похожая ситуация и в других отраслях.

Хотя российская экономика пока показывает рост, инвесторы не уверены, что позитивная тенденция продолжится в 2018 и 2019 годах. Прежде всего это связано с низкой инвестиционной активностью и планирующимся ужесточением монетарной политики ведущими центробанками мира и общей неблагоприятной конъюнктурой. Из событий последних дней стоит упомянуть объявление технического дефолта «АФК Система», разочарование дивидендной политикой госкомпаний и т.п.

По вышеуказанным причинам инвесторы не активны в сегменте средне- и долгосрочных вложений. Их интерес сосредоточен в узкой группе акций с фундаментальным потенциалом роста: например, в акциях Сбербанка РФ. Также привлекательны акции, имеющие внутрикорпоративные драйверы роста. Так, благодаря им за месяц акции компании Яндекс выросли на 30 процентов.

Таким образом, в целом отечественный рынок представляет собой «болото». Расшевелить последнее могло бы смягчение антироссийских санкций (в предвкушении данной перспективы инвесторы охотно покупали акции в ноябре-декабре 2016 года). Но в данный момент «санкционный тренд» направлен в сторону ужесточения. Вероятно, что США в конце года усилит санкции против России и Ирана.

Еще больше Россия страдает из-за санкций Запада. В случае отката котировок от текущих значений вниз на 5-10 процентов мы будем рекомендовать к покупке акции Мосбиржи и акции Сбербанка. В акциях «Газпрома» рекомендуем играть на понижение.

— Еще недавно экономисты говорили об исчерпании модели экономического роста, основанной на финансовом стимулировании спроса. Есть ли признаки появления новой модели?

Н. М.: Действительно, такую оценку текущей ситуации в российской экономике дали в Банке России. Мы с ней согласны. Практически единственным фактором роста экономики в 1999—2013 годах был рост цен на нефть и газ, который, в свою очередь, способствовал получению сверхдоходов бюджетом. Благодаря последним государство могло стимулировать потребление за счет повышения зарплат бюджетникам, роста пенсий, пособий и т. д. Кроме того, сверхдоходы бюджета стимулировали насыщение розничной торговли импортными товарами. В результате за последние 15 лет объем российского экспорта вырос вдвое, а импорта в Россию увеличился почти в семь раз!

Признаки новой модели, основанной на структурных реформах экономики, проявляются в импортозамещении, развитии технологий и производства внутри страны товаров, ранее импортировавшихся из-за рубежа. При сокращении нефтегазовых доходов бюджета растет экспорт российских технологий и IT-продукции. Все больше доходов приносит экспорт машиностроительной, оборонной, а также сельскохозяйственной продукции.

При этом нужно принимать во внимание, что экономический рост должен обеспечиваться за счет таких наращивания факторов, как труд и капитал, а особенно человеческий капитал. Поэтому без увеличения инвестиций в науку и образование России не обойтись.

А. В.: Сейчас много говорят о новых моделях экономического роста. В частности, о переходе к инвестиционно-партнерской модели, частично реализованной в исламском банкинге. Однако поскольку эти модели замедлят рост экономики и обвалят цены на сырье, они не реализуются.

— Оправдались ли надежды государства на инвестиции в ИТ, нано- , биотехнологии и т. д.? Как здесь сказалась регулирующая роль государства?

А. В.: Надежды государства на инновационную перестройку экономики не оправдываются, потому что не был учтен мировой опыт такой перестройки. В большинстве стран роль государства заключается в создании условий для модернизации. Иногда оно берет на себя роль соинвестора. В России же государство пытается напрямую инвестировать в высокие технологии: например, через фабрики ВЭБа. В результате фондовый рынок как инструмент привлечения ресурсов не задействован. Естественно, госинвестиции в высокие технологии малоэффективны. Не должен чиновник решать, в какие высокотехнологичные отрасли надо вкладывать деньги.

— Ваши прогнозы на развитие ситуации на различных сегментах рынка инвестиций в 2017—2018 годах. Как лучше хранить (преумножать) деньги?

Н. М.: Мы полагаем, что 2017 год будет более благоприятен для валютного рынка и прямых инвестиций в ряд российских отраслей, чем для вложений в рынок ценных бумаг. О перспективах инвестиций в различные сегменты рынка можно сказать следующее:

Сегмент долговых бумаг, особенно еврооблигаций, выглядит в текущем году более интересным, чем падающий рынок акций. Благодаря изменениям в законодательстве появляются новые инструменты для инвестиций: например, «народные ОФЗ». Кроме того, может расшириться сегмент рынка так называемых «концессионных» и «инфраструктурных» облигаций, которые уже есть на рынке, но пока неликвидны.

Рынок банковских депозитов в 2017 году тоже не самый благоприятный — ставки по депозитам падают на фоне понижения ЦБ ключевой процентной ставки.

Недвижимость, особенно покупка вторичного жилья, на фоне восстановления экономики в текущем году более актуальна, чем в прошлом.

Но самое главное, что в XXI веке мы уже вступаем в эру виртуальных финансовых инструментов. Яркий пример — развитие криптовалют.

Пока российское законодательство обходит этот сегмент финансового рынка, однако во всем мире этот инструмент уже более популярен, чем доллар. Риски инвестиций в криптовалюты, безусловно, высоки, но доходность способна компенсировать такие риски. Однако важно предупредить, что такие инструменты предназначены для активных игроков на валютном рынке, но не для консервативных инвесторов, которые видят в долларе и евро лишь средство сбережения.

А. В.: Широкие слои населения к таким инвестициям не готовы, а наиболее рисковых участников рынка фондовый рынок в данный момент не привлекает. Им нужны акции с новыми технологиями, а не акции Газпрома. Брокерские компании, ориентируясь на пожелания клиентов, открывают им более широкий доступ на западные фондовые площадки, где есть высокотехнологичные акции. Стоит ответить и повышенный интерес инвесторов к криптовалютам. Многие из инвесторов, которые раньше торговали фьючерсами на акции, уходят торговать криптовалютами.

Вместе с тем, по мере снижения доходности по рублевым депозитам, растет интерес консервативных инвесторов к покупке акций. Раньше альтернативой вложения в акции были вложения в недвижимость, однако жесткая фискальная политика государства и программа реновации в г. Москва делает вложения в недвижимость рискованными.

Что касается среднесрочных инвестиций, то я бы с ними не торопился. Скорее всего, спокойным для инвесторов второе полугодие не будет. Программы денежного стимулирования ведущих Центробанков будут постепенно сворачиваться, что ударит по без исключения всем развивающимся рынкам. Надеемся, что говорить о точках роста отечественного рынка можно будет после российских выборов весной 2018 года, когда будет обнародована новая экономическая программа государства.

Дмитрий КАРАСЕВ, «Новая Сибирь»

comments powered by HyperComments