В судебной тяжбе вокруг активов угольного олигарха новый судебный процесс. На этот раз — о диффамации. 

АЛЕКСАНДР Щукин, которого в прессе прозвали «миллиардер из забоя», всерьез обиделся на одну из многочисленных публикаций о его борьбе за возврат активов. За статью, опубликованную в начале февраля в «Независимой газете», он подал иск на издание и его главного редактора Константина Ремчукова. Требует опровержения и по пять миллионов рублей с обоих.

Известный угольный олигарх с Кузбасса стал жителем Новосибирской области невольно: он находится здесь под домашним арестом. Участник рейтинга личных состояний Forbes, совладелец холдинга «Сибуглемет», владелец ряда кемеровских компаний и нескольких шахт в 2016 году был арестован в качестве одного из обвиняемых по резонансному делу кемеровских вице-губернаторов Алексея Иванова и Александра Данильченко. С этого момента некоторые его предприятия мгновенно обросли долгами, часть активов оказалась под контролем доверенного юриста бизнесмена Тимура Франка. Сегодня Щукин обвиняет его в выводе активов и пытается вернуть их под свой контроль.

Как это часто бывает при резонансных имущественных спорах, тяжба стала предметом интереса местной и федеральной прессы. Журналистские материалы про отношения Щукина и Франка нередко окрашены симпатиями к одной из сторон. Однако именно статья «Независимой» с заголовком «Доверенное лицо и «доверчивый» олигарх» стала предметом иска. В заявлении, направленном в Мещанский районный суд Москвы, это объясняется тем, что в статье Щукин обвиняется в уголовных преступлениях, а именно: в мошенничестве (ст. 159 УК РФ), принуждении к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179 УК РФ), изготовлении, хранении, перевозке или сбыте поддельных ценных бумаг (ст. 186 УК РФ) и других.

Автор статьи в «НГ» описывает историю с векселями и иском на полтора миллиарда рублей. Основываясь на установленные экспертизой факты, что ценные бумаги были искусственно состарены посредством «агрессивного воздействия», а также на утверждении Щукина, что такого рода документы обычно хранятся в его личном сейфе, журналист делает вывод, что подделкой занимался сам олигарх.

Адвокат бизнесмена Елена Юлова между тем утверждает, что никаких оснований для таких утверждений нет. «На документы могли «агрессивно воздействовать» как до появления их у Щукина, так и после, — говорит она. — И у нас нет оснований утвердительно говорить про любой из возможных вариантов. В рамках уголовного дела о подделке векселей Александр Филиппович — свидетель, а не подозреваемый или обвиняемый. И оснований для его обвинения нет. Ведь наличие долга, по которому эти векселя выписаны, документально доказано, а значит, у кредитора не было нужды в каких-либо фальсификациях».

Уголовное дело о векселях, на которые неустановленное лицо «агрессивно воздействовало», длится уже полтора года, а окончательные  процессуальные решения следователями не приняты, обращает внимание адвокат. Найти «агрессора», выместившего зло на ценную бумагу, не получается. Прекращать дело в отношении Щукина за отсутствием состава преступления, поскольку  наличие долга перед Щукиным доказано, видимо, не хочется, потому что, в целом, все равно злоумышленника надо разыскивать.

Теперь уже суду придется выяснять, не является ли в свою очередь вымещением необоснованной агрессии на газетную бумагу сама статья в «Независимой».

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments