Китайско-французская кухня

0
1510

К чему готовит Новосибирскую область введенный на неделе режим повышенной готовности. 

ЖЕНЩИНА, данные о которой не раскрываются, привезла COVID-19 в Новосибирск из Парижа. Спустя несколько дней Эмманюэль Макрон ввел в столицу Франции военную технику и, говорят, в обращении к народу семь раз произнес фразу: Nous sommes en guerre — «Мы на войне». В республике ввели чрезвычайное положение.

Новосибирск пока совсем не в той стадии, но он уже в режиме повышенной готовности. Губернатор Андрей Травников ввел его своим постановлением 18 марта с 14.00, а ближе к вечеру Роспотребнадзор сообщил о регистрации первого в Новосибирске случая коронавирусной инфекции — того самого, французского.

Документ, подписанный в этот день, на три четверти состоит из пунктов со словом «рекомендовать». Предыдущим региональным антипандемическим актом, подписанным 16 марта, было распоряжение губернатора «О противодействии завозу и распространению новой коронавирусной инфекции» — в нем таких речевых конструкций было лишь немногим больше четверти.

Это не о магии цифр, а по делу: власть обращается с рекомендациями к гражданам и хозяйствующим субъектам, для подведомственных структур у нее есть более императивная лексика. Соответственно, на стадии «противодействия» в жизнь субъектов она вмешивалась меньше, чем теперь.

Вопрос: если однажды власти придется прибегать к формуле Nous sommes en guerre, какие обязанности у нас возникнут? Может быть, сейчас как раз тот режим, когда это надо обсудить и понять?

8 марта «Ведомости» написали про FAQ, опубликованный на сайте Департамента здравоохранения Москвы. В одном из пунктов там говорится, что тем, кто побывал в неблагополучных странах, предписана самоизоляция, а ее нарушение может повлечь ответственность вплоть до уголовной. В ведомстве редакции пояснили: поскольку коронавирусная инфекция внесена в перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих, невыполнение требования равносильно нарушению законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия (ст. 236 УК, до пяти лет лишения свободы).

«Думаю, это рассчитано на тех, у кого хорошо развито чувство страха, — считает Вадим Бадмаев, директор юридической компании «Финправ». — Статья применяется к нарушителям санитарного режима, вызвавшим определенные последствия. А тут нет не только последствий, но и собственно режима. Ведь он должен быть сначала введен. То, что не введено, нельзя нарушить».

Несколько более напряжена Ирина Гребнева, адвокат и управляющий партнер компании «Гребнева и партнеры»: «У нас пока все эти ограничения воспринимают с юмором: «Ха-ха-ха, выйдешь на улицу — тебя в тюрьму посадят», а между тем исторически все эти преступные составы за распространение эпидемий — это прямо классика уголовного права, они очень серьезны».

Один руководитель и владелец небольшого бизнеса рассказывает: к нему обратился сотрудник, спросил о возможности временно поработать на дому, как рекомендуют власти. «Пожалуйста, — ответил руководитель. — Вот вам в помощь постановление губернатора № 72-п и Трудовой кодекс. Ну и имейте в виду, что зарплата ваша сократится на столько-то процентов».

Михаил Морозов, арбитр отделения Арбитражного центра РСПП в Новосибирске, считает, что позиция руководителя безупречна. Если, конечно, на его предприятии не сохранились такие реликтовые документы, как правила внутреннего распорядка или коллективный договор.

«Пока режим работы официально не изменен, действует общий. А значит, человеку, перешедшему на хоум офис, запросто могут поставить и прогул, — считает Михаил Морозов. — Вот только один вопрос: если до суда дойдет, на чью сторону он встанет? Не исключаю, что работодатель, который формально прав, такие трудовые споры будет проигрывать».

Михаил Морозов считает, что режим готовности, не предусматривающий никаких запретительных мер, — это как раз прелюдия к стадии, когда придется выполнять все не сильно задумываясь. Чтобы, если, не дай бог, Nous sommes en guerre однажды прозвучит с нашей стороны границы, мирные люди уже понимали личную роль в происходящем и то, в каком случае могут мобилизовать, а в каком — признать дезертирами.

P.S. Второрой новосибирский носитель вируса прилетел из Италии. Подробности о нем — на newsib.net

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.