Ломать — не строить, а гораздо сложнее

0
1372

Пристройка к памятнику архитектуры на улице Богдана Хмельницкого сама может стать памятником бездействию властей и формализму. 

НЕДАВНО глава администрации Калининского района Герман Шатула радостно доложил журналистам, что незаконную пристройку к памятнику архитектуры по адресу ул. Богдана Хмельницкого, 38 наконец снесут. «Решение суда состоялось, и теперь эта пристройка должна быть снесена. Все мероприятия, необходимые для выявления виновных лиц и принятия решения о снесении пристройки, были проведены в соответствии с законодательством. Полиция нашла этих людей, сведения были переданы в прокуратуру, прокурор обратился в суд с иском о сносе этой незаконной постройки, и решение было принято. Теперь будут работать судебные приставы».

Впрочем, не все так радужно, как об этом рассказывает Герман Николаевич. Судебное решение состоялось еще в марте, а памятник до сих пор стоит, обремененный недостроенной конструкцией.

Впрочем, история о том, как работает механизм защиты и охраны важных для города мест, заслуживает того, чтобы рассказать ее с самого начала.

Он же памятник…

Один из «улицеобразующих» объектов Богданки — ДК им. Горького. Вместе с окружающими его домами № 38 и № 42 он образует яркий архитектурный ансамбль, признанный объектом культурного наследия. Точнее — улица и прилегающая к ней жилая застройка в определенных границах целиком является таким объектом (под названием «Красная горка»), но «Дворец культуры им. Горького. Комплекс» — самостоятельная ее часть и самоценный элемент.

Когда принималось решение о присвоении части Богданки этого особо охраняемого законом статуса, были противники, они возражали: мол, хлебнем потом горюшка — окна нельзя будет поменять без кучи согласований. А уж что-то там разрушать или пристроить — невозможно в принципе.

Но на деле оказалось все гораздо проще. В октябре прошлого года к дому № 38 начали пристраивать нечто. Строили так быстро, что жители дома не успели опомниться, как здесь появились мощные металлоконструкции, были вырублены дверные проемы и началось возведение кирпичных стен. Никаких согласовательных процедур, разумеется, этому действию не предшествовало.

Активные обитатели дома обратились в полицию и к депутату Дмитрию Прибаловцу, который представляет в горсовете интересы жителей Богданки. Корреспонденту «Новой Сибири» Дмитрий Валерьевич рассказал, что к тому времени, когда он с полицией приехал на стройку, строители успели разбежаться. Бегали они так же быстро, как и строили.

Прибаловец и сам активист движения «Защитим Богданку». А еще среди его наказов, которые должны быть исполнены в этом году, — ремонт эспланады, ведущей от ДК им. Горького… как раз к этим металлоконструкциям. Так что вопрос поиска строителей стал для него актуален дважды.

Правосудие отреагировало, но…

Стройку приостановили, но это было только началом детективной истории: надо же было реально выяснить, кто стоит за этим безобразием.

УСТАНОВИЛИ, что это некая фирма «Беркана», возглавляемая Евгением Мигуновым, заказала строительство некоему гражданину Баркову В. В.

Основной вид деятельности «Берканы» — розничная торговля, в том числе алкогольными напитками. Кстати, именно за оборот алкоголя без сопроводительных документов, удостоверяющих легальность его производства, фирма уже привлекалась к ответственности в 2014 году. Были и другие неприятности — вроде долга за арендуемые площади, который истцу пришлось взыскивать у «Берканы» через суд. И тут трудно удержаться от догадок о том, зачем «Беркане» нужна была пристройка на Богданке и собиралась ли она за нее кому-то платить.

Впрочем, это только наши догадки. Факты же у нас таковы. Прокурор Калининского района обратился в суд с иском к Баркову и «Беркане». Центральный районный суд 29 марта рассмотрел дело. Правда, Барков и представители «Берканы» на заседание не явились, поэтому решение было заочным и, на первый взгляд, однозначным: Барков должен демонтировать пристройку. В качестве основания суд привел постановление администрации Новосибирской области, которым утвержден перечень объектов культурного наследия региона, в котором и Дворец культуры им. Горького, и здания, создающие с ним ценный с точки зрения культуры комплекс.

Нелирическое отступление

Тут имеет смысл сделать не совсем лирическое отступление и напомнить, что повреждение объектов культурного наследия — это уголовная статья, которая даже в первой части, то есть если повреждены не особо ценные памятники, предусматривает штраф до трех миллионов рублей и даже лишение свободы до трех лет.

После приостановления строительства жители дома № 38 обратились в отдел полиции № 4 «Калининский» с требованием возбудить против строителей уголовное дело. Полиция подключилась, но в возбуждении дела постоянно отказывала — то по причине, что ей администрация района не ответила на какой-то запрос (более полугода ждали ответа, хотя там полиция от администрации — в шаговой доступности), то решив, что фасад здания не изменен и не разрушен, стало быть, и говорить не о чем. В общем, «за елками не видно».

Но что же со сносом пристройки? Татьяна Чернакова, председатель управляющего 38-м домом ТСЖ «Красная горка» и активист движения «Защитим Богданку», сообщила корреспонденту «Новой Сибири», что до сих пор не знает, кто будет разбирать конструкцию, и вообще относится к действиям властей скептически:«Связываться с властью или правоохранителями оказалось совершенно без толку, к сожалению. Письма написаны, внимание привлечено. Кто будет разбирать пристрой, не знаю. А строить они больше не будут, пока не получат разрешение от Управления по охране памятников и решение собственников об уменьшении земельного участка для оформления пристроя. У нас есть свои рычаги».

Вообще же о решении суда Чернакова узнала, как и все, из интернета — после того как о нем в середине июля сообщил глава районной администрации. То есть тех, кто обнаружил проблему и непосредственно заинтересован в ее решении, информируют в последнюю очередь.

Строитель или стрелочник?

Обратите внимание: Чернакова говорит, что не знает, кто будет разбирать мозолящую глаза пристройку. Действительно: кто должен, решено судом — г-н Барков. А вот кто реально будет — не понятно. Дело в том, что в решении суда говорится, что во всем виноват тот, кто строил, а это Барков — значит, он и должен все исправить. О том, когда он должен это сделать, не сказано ничего.

Существует ли он вообще, этот Барков? У суда были бы основания в этом усомниться, если бы не материалы доследственной проверки. Из них суд выяснил, что полицейские строителя видели и опрашивали. Он им и пояснил, что вел работы по просьбе знакомого — директора ООО «Беркана» Евгения Мигунова. С подписью этого руководителя в администрацию Калининского района поступило письмо. Оттуда суд узнал, что в цокольной части здания у его фирмы офис, что ему потребовался тамбур, для возведения которого был приглашен тот самый Барков. Правда, разбирая ситуацию в отсутствие этих людей, суд посчитал, что раз нет никакого официального договора между Барковым и «Берканой», то фирма не может быть привлечена к ответственности.

В этой интересной коллизии, если ее широко распространить, наверняка могут обнаружиться большие перспективы для практики строительства. Управляющий партнер юридического агентства «ЭКВИ» Кирилл Кузнецов, например, задался вопросом: «А что, так и всем другим заказчикам незаконных строек теперь можно?»

Кузнецов же обращает внимание и на то, что в решении суда ничего не сказано о праве истца выполнить работы по сносу самостоятельно с возложением всех расходов на ответчика. Это было бы весьма уместным, поскольку пока Баркова найти не могут нигде. На сайте Управления службы судебных приставов уже значится один новосибирец Барков В. В. — Вячеслав Викторович. Он в розыске с марта этого года, правда, по другому делу, которое было открыто еще в 2012 году. То ли ищут без особого энтузиазма, то ли он настолько неуловим, но если и вовсе не найдут? Будет у нас еще один памятник бездействию властей, который потомки назовут «Домом Баркова»?

Исторические уроки

Кому-то кажется, что борьба за сохранения культурного наследия — это развлечение для скучных общественников районного масштаба, а вовсе не государственная функция. С этой точки зрения уголовное преследование за варварское отношение к памятникам, — это вообще чересчур. Но юристы подчеркивают: непосредственный объект такого преступления — это общественные отношения.

В каком-то смысле недостроенная пристройка, если она сохранится для будущих поколений, станет достоверной приметой нашего времени, когда общество не в состоянии контролировать аппетиты своих членов. То есть, собственно, совершенно серьезно превратится в объект культурного наследия. По этой же логике снесенные Дом спорта и клуб «Отдых», которые стали поводом для сплочения участников неформального движения «Защитим Богданку», тоже остались такими объектами, даже в несуществующем виде. И новые многоэтажки, не спеша растущие на их месте, входят в этот статус, хотели бы мы этого или нет.

Вот времена становления «средмашевской» промышленности в Новосибирске вошли в историю созданием «Красной горки». А от наших останется скелет этой варварской пристройки. Какие времена — такое и наследие.

Алексей САЛЬНИКОВ, Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments