Мы идем на тот праздник, которого нет

Россия отметила день самой себя. ЕСЛИ ПРАЗДНИК 12 июня вдруг отменят, никто плакать не будет. Люди расстроятся только из-за того, что исчез еще один дополнительный выходной. 

Но и это не страшно — можно добавить к новогодним каникулам или к майским праздникам. Тут у нас опыт богатый.

О популярности праздника 12 июня говорят официальные данные. В Новосибирске в праздничных мероприятиях, посвященных Дню России, приняли участие около трех тысяч человек. Еще столько же поучаствовало в антиправительственном митинге. Если для оппозиции такое количество нормально, то три тысячи на официальном празднике в полуторамиллионном городе (0,2 процента населения) как-то, мягко говоря, слабовато. А если называть вещи своими именами — провал. Это уж точно нельзя сравнить с тем, сколько людей пришло на «Бессмертный полк». Конечно, с трудом верится в полуофициальные 270 тысяч (каждый шестой новосибирец? — вы сами-то в это верите?), но на «Бессмертный полк» люди приходили по зову сердца, и они знали куда, зачем и почему идут. А 12 июня — просто расширенная культурная программа дополнительного выходного дня. Почему бы не пойти? Жаль, погода подкачала — тучки по небу гуляют, мелкий дождик моросит… Но что же это за патриотический праздник, который можно разогнать мелким моросящим дождиком? Где общенациональный подъем в общегородском масштабе?!

Возможно, причины такой малочисленности кроются в первородстве этого праздника. До 2002 года он назывался «День принятия Декларации о государственном суверенитете Российской Федерации».

Когда праздник переименовывали в День России, главным аргументом было то, что Россия всегда была суверенна, так что… как бы неуместно про суверенитет…

Тут, правда, стоит вспомнить про монголо-татарское иго, но тогда и России-то не было, к тому же есть маргинальная версия о том, что не было и самого этого ига, но мы сейчас эту версию обсуждать не будем. Мы все прекрасно понимаем, что суверенитет образца 1990 года был нужен, чтобы показать независимость республиканского руководства от руководства СССР. И тогда это имело смысл, потому что благодаря этой декларации в августе следующего, 1991, года у нас были запасной парламент и запасной президент, которые смогли противостоять Государственному комитету по чрезвычайному положению (ГКЧП). Так что этот день можно назвать «Днем предчувствия ГКЧП». Конечно, и без всякого суверенитета Ельцин выступил бы против ГКЧП, а члены ГКЧП при любом суверенитете РСФСР могли бы арестовать Ельцина — если бы у этих членов были яйца. Ельцин, кстати, доказал это через два года, расстреляв вполне легитимный парламент.

Однако в 1991 году случилось так, как случилось, и Декларация о суверенитете в тот момент была вишенкой легитимности на торте революции. Но через четыре месяца эта вишенка была съедена, когда развалился СССР, и декларация потеряла не только свою актуальность, но и сам смысл.

Тем не менее именно в 1992 году, уже на могиле Советского Союза, был учрежден этот праздник, который существует и до сего дня. Но что мы сейчас празднуем? В принципе, нужно понимать, что 12 июня 1990 года РСФСР объявила о своей независимости не только от СССР, но и от всех республик этого Союза. Так что можно было бы назвать его «Днем освобождения от колоний». Правда, колонии считают, что все было наоборот (это они от России освободились), но это их дело и их право. Мы же для себя должны просто понять, что не потянули ту империю, которая была создана до нас, и нам пришлось сбросить балласт. Сейчас главное — не растерять то, что осталось. Возможно, не мы слабы, а просто время пришло отпускать колонии — все империи так сделали, но это и не повод праздновать такое событие. Что случилось, то случилось: умерла — так умерла. Restinpeace*.

Можно изложить эти события в другой интерпретации: в Российскую империю народы объединились добровольно, потом она переформатировалась в СССР, который спустя 70 лет добровольно самораспустился. Это, конечно, вранье, но крови на нашей империи действительно меньше, чем на других. И что? Это повод для праздника?

В конце концов, у нас достаточно поводов для того, чтобы отмечать какие-то общенациональные даты. Военные победы — Ледовое побоище, Куликовская битва, победы над поляками, шведами, французами, немцами. Мирных поводов поменьше (спутник да Гагарин), но тоже есть. Впрочем, мирных праздников у всех народов меньше, чем военных…

Если же хочется какого-то летнего праздника, есть День города, который у нас всегда отмечается с настоящим энтузиазмом.

Впрочем, возможно, я в чем-то ошибаюсь. В конце концов, 8 Марта и 9 Мая тоже поначалу не были даже выходными днями (вот кто сейчас об этом помнит?). Рассказывают, что и годовщину октябрьского переворота поначалу праздновали только большевики, и только потом все это превратилось в условно добровольные демонстрации, после которых (да и во время которых) происходило активное отмечание. Тут было все, как в любимом детском фильме про Красную Шапочку: «Тебя изобьют палками, и ты залюбишь меня, как миленькая». Но народ любит праздники, особенно если их для него организуют с полевой кухней и концертом. Хлеба и зрелищ. Главное — чтобы палками не били.

Алексей САЛЬНИКОВ, «Новая Сибирь»

*Покойся с миром

comments powered by HyperComments