Вопрос налогообложения для России с каждым годом становится все более актуальным — прямо пропорционально возрастанию числа новых и обновленных налогов

КАК выразился министр финансов РФ Антон Силуанов, нашему государству сегодня очень важно «перелить» в банки «так называемые деньги из-под подушек» российских граждан. А поскольку граждане добровольно «переливать» ничего пока не собираются, приходится идти на хитрости. За последнее время россияне уже привыкли к тому, что нам то и дело преподносят какие-нибудь сюрпризы: то повысят тарифы на услуги ЖКХ, то в очередной раз поднимут цены на бензин, то придумают курортные и «лесные» сборы, а в остальное время обсуждают в Думе все что только угодно — налоги на малодетность, на цифровые видеокамеры, на туристов, на интернет, на недвижимость, даже на воду, выпиваемую в офисах. Но самый «любимый» у государства налог — на доходы физических лиц.

В самом конце прошлого года Владимир Путин заявил, что введение прогрессивной шкалы НДФЛ нецелесообразно и что социальной справедливости можно достичь другими средствами. Но не успели «физические лица» успокоится, как на их доходы положил глаз глава совета Центра стратегических разработок Алексей Кудрин, который произнес таинственную фразу:

— У каждого из налогов есть свои преимущества, но правительство объявило, что не будет повышать на бизнес налоги, тем самым остается какой-то зазор для, видимо, повышения НДФЛ.

Сразу вслед за Кудриным в феврале этого года некие туманные исторические аналогии стал проводить глава правительства Дмитрий Медведев:

— Мы должны понимать, что все равно жизнь берет свое, в противном случае у нас бы использовались до сих пор налоговые законы времен Петра I.

Все эти заявления, связанные с налоговой политикой, выглядит несогласованно только на первый взгляд, ведь формулировки «нецелесообразно» и «жизнь берет свое» ничуть не противоречат друг другу. Кудринское деликатное «видимо» тоже лишь подтверждает очевидные суровые факты: в 2014 году в РФ был введен налоговый мораторий, означающий, что в течение нескольких лет законодательных изменений в этой области не будет, но после истечения срока, в 2018 году, налоговая система может резко измениться.

Вероятно, тогда, наконец, и будет введена прогрессивная шкала налогообложения, то есть дифференцированная ставка по налогу на доходы физических лиц в зависимости от уровня годового дохода. Это, собственно, и имел в виду глава государства, сказав, что сегодня легко запутаться в дифференциации и это приведет к уклонению от уплаты налогов и сокращению доходов в бюджет. Но ведь следует учитывать, что Путин говорил тогда именно про «сегодня», которое с тех пор уже давно превратилось во «вчера».

Налог на доходы физические лиц — ключевой налог для региональных бюджетов. С 2001 года, после того как была введена плоская 13-процентная шкала налога, сборы НДФЛ увеличились в семь раз. И в связи с этим весьма удивительно, что согласно последнему опросу ВЦИОМ более 50 процентов граждан нашей страны высказываются за дальнейшее повышение налогов на доходы физических лиц. Официально россияне готовы поддержать эту инициативу при условии если эти дополнительные бюджетные средства будут направлены на повышение пенсий или на поддержку здравоохранения. Но, вероятно, здесь кроется есть и другая, скрытая причина — извечная народная мечта, чтобы с богатых начали драть три шкуры.

Недавно секретарь Общественной палаты Валерий Фадеев объявил, что богатые россияне недоплачивают в федеральный бюджет налогов на 500 миллиардов рублей. Кто бы сомневался, что эти люди будут и дальше легко уходить что от плоской российской шкалы налогообложения, что от прогрессивной. Недаром ведь в начале июня бизнес-омбудсмен Борис Титов совершенно открыто заявил, что российские власти должны снизить давление на богатых граждан, не то они будут все глубже «уходить в тень», в офшоры, а то и вовсе становиться иностранными резидентами.

Изумительный пример кардинального решения всех этих тонких проблем показал свежеизбранный президент Монголии Халтмаагийн Баттулга, который потребовал, чтобы в течение 49 суток держатели иностранных счетов перевели деньги из офшорной зоны в центральный банк страны, в противном случае чиновников привлекут к ответственности в соответствии с законодательством. Пример, конечно, показательный, да вот для России слишком уж мелкий: монгольских госслужащих и политиков, подозреваемых в отмывании криминальных денег, государственной коррупции и мошеннических операциях, насчитали всего 49 человек.

Петр ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»

comments powered by HyperComments