Россия после Путина: потрендим о трендах и побредим о брендах?

Судя по последним дискуссиям, на вопрос: «Как должна меняться Россия, чтобы не исчезнуть?» ни у власти, ни у оппозиции пока нет внятного ответа

НЕКОТОРЫЕ люди замечательно реагируют на какие-то события, но когда начинают создавать эти события сами, возникают большие проблемы. Бывший генсек Союза журналистов России Игорь Яковенко — как раз из числа таких людей. Всегда с удовольствием читаешь его колонки «Медиафрения» и «Война слов», в которых он разбирает официальные и неофициальные идиотизмы. Даже если с какими-то его тезисами не согласен, всегда получаешь удовольствие от этих игр разума. Но недавно Игорь Александрович решил изложить свое видение российского будущего под общим заголовком «Нормальная Россия». Причем свою первую статью озаглавил весьма эпатажно: «Есть ли жизнь после Путина?» С этой темой он приехал в Новосибирск, чтобы изложить свою версию прошлого и будущего России в дискуссионном клубе Аркадия Янковского.

Несмотря на общую эпатажность темы, лекция на тему «после Путина» была достаточно скучной. Помимо самой темы там были только три момента, которые призваны взбудоражить сознание. Во-первых, Россия — фашистское государство. Во-вторых, нам надо вступить в НАТО. В третьих — отказаться от ядерного оружия.

Разберем эти тезисы с самого начала. Россия после Путина? Ну да, будет такая рано или поздно. Правда, нашему президенту сейчас всего 64 года (Яковенко, кстати, 66), а как говорил «дружище Мюллер» в известном фильме, «70 лет — расцвет для политиков». То есть, учитывая возраст Путина, он и к концу следующего срока будет в этом самом расцвете. А если вспомнить, что у России богатый опыт геронтократии, торопиться пока не стоит. На это обратил внимание известный новосибирский журналист Игорь Лихоманов, которого пригласили на заседание дискуссионного клуба в качестве эксперта-оппонента Игоря Яковенко. Лихоманов сравнил всю дискуссию с известной сказкой о том, как мыши кота хоронили.

Главный тезис. Россия сегодня — фашистское государство? Этот тезис, пожалуй, вызывает наиболее негативную реакцию, потому что само слово «фашизм» у нас имеет исключительно отрицательную коннотацию. Давайте попытаемся хотя бы на время абстрагироваться. В своих изысканиях Яковенко ссылается на работу Умберто Эко «14 признаков фашизма». Там много чего есть: традиционализм, иррационализм, идея национального превосходства. На самом деле Эко, конечно, гений, но и гениев иногда заносит, а Яковенко даже не гений, просто талант, поэтому его интерпретация очень хромает.

ХОТЯ БЫ потому, что для фашизма важна сформулированная идеология, а как раз ее-то в нынешнем государстве и нет, о чем радостно сообщил сам Игорь Александрович. Ну и какой же у нас тогда фашизм без идеологии?

Идем дальше. «Россия должна вступить в НАТО и отказаться от ядерного оружия». В общем-то, логично, если вспомнить про пятую статью Северо-Атлантического пакта, где написано, что нападение на одного члена НАТО считается агрессией против всего блока. Франция, Великобритания и США, если что, прикроют. Но в том-то и проблема: кто даст гарантию, что НАТО будет существовать через 50 лет? Вон Дональд Трамп уже изо всех сил пытается покинуть эту замечательную организацию, только демократы, да и многие однопартийцы мешают. Теоретически нам и без ядерного оружия, конечно, чего-то опасаться не очень нужно. Китай? Ну да, есть у него ядерное оружие, но за всю свою историю эта милая страна проиграла все войны, которые вела: и русским, и японцам, и англичанам, и французам, и вьетнамцам, и даже самим себе — на Тайване. Только одержали доблестную победу над Тибетом. И вообще, Великая Китайская стена — самое тупое в истории человечества оборонительное сооружение, которое можно было только удумать. Монголы ее просто обошли. Но ядерная бомба у ребят есть, и на Новосибирск, если что, хватит. Так что нам отказываться от ядерного оружия пока как-то неразумно.

Это были «веселые» антитезисы к речи Яковенко. Но с чем-то из его выступления можно согласиться. Игорь Александрович обратил внимание на то, что в России сейчас реализуется инерционный сценарий без всякого реального видения будущего. И это понимаем мы все. Стабильность, духовные скрепы — это, конечно, замечательно, но при таком тренде впереди только кладбище. Правда, выход из этой ситуации Яковенко предлагает более чем странный. Чтобы Россия из империи превратилась в нормальную федерацию, он советует ей де-факто самораспуститься — превратиться в конфедерацию, которая потом уже объединится в прекрасную федерацию. Что-то типа того, что было в США. Как у Левы Троцкого: «Ни войны, ни мира, а армию распустить». И, кстати, в этой чудесной стране будет только парламент, а президента не будет. Ага, «и времени больше не будет», как написано в Откровении Иоанна Богослова. Вот откуда у людей такие мысли возникают? Комментируя этот тезис Яковенко, Игорь Лихоманов ехидно заметил, что при самороспуске России у нас образуется 85 локальных авторитарных режимов — по числу субъектов Федерации.

Смех смехом, но фактически-то получается, что ни у власти, ни у оппозиции нет системного понимания того, что делать дальше. Мы в реальном тупике, если даже такие умные люди, как Яковенко, несут откровенную чушь.

Алексей САЛЬНИКОВ, «Новая Сибирь»

p.s. Третьего дня обнаружил у себя на двери подъезда объявление: «ПУТИН — президент, а Роман — Честный мастер по ремонту телефонов» И дальше — номер этого честного мастера. Сомневаюсь, что автор объявления знает о своем тезке — племяннике Путина, который подвизался в прави- тельстве Новосибирской области, но общий тренд пойман точно: объявление обязательно прочитают. Путин сейчас — это главный российский бренд, почище своего соседа и тезки из мавзолея, и это радует. То, что это единственный такой бренд, вызывает печаль.

comments powered by HyperComments