То ли уголь буреет, то ли энергетики

0
716

Вызовет ли переход ТЭЦ на бурый уголь такие же протесты, как и попытка повысить тарифы на 15 процентов?

НОВОСТЬ о том, что «СИБЭКО» собирается перевести новосибирские ТЭЦ с каменного угля на бурый, произвела резонанс среди общественности. Пока не столь масштабный, как это было, скажем, с прошлогодней историей о решении властей повысить тарифы на коммунальные ресурсы.

На расширенной комиссии Совета депутатов Новосибирска по городскому хозяйству, прошедшей 12 апреля, новый руководитель «СИБЭКО» Михаил Кузнецов сообщил, что компания уже сейчас проводит пробные сжигания бурого угля на ТЭЦ-5. Что касается ТЭЦ-2 и ТЭЦ-4, то менять сорт топлива на них никто не собирается. Однако, не дожидаясь ни результатов пробных топок (которые обещают обнародовать лишь к маю), ни видимого ухудшения экологической обстановки, угольная оппозиция уже сейчас объясняет общественности, что черт гораздо страшнее, чем его малюют. В активе протестующих уже три одиночных пикета и информационная волна в соцсетях. В «Вконтакте» появилась группа «Новосибирск против бурого угля».

В противовес экологически обеспокоенной оппозиции активно выступили эксперты. Сразу в нескольких СМИ Андрей Степаненко, генеральный директор компании «Гормашэкспорт», спешит всех успокоить: «То, что мы переходим с длиннопламенных каменных углей на бурые, не должно вызывать никаких опасений. Бурый уголь, который мы привыкли видеть на картинках в учебнике (имеется в виду неприглядная землянистая масса, невыгодно отличающаяся от глянцевито-черного каменного угля. — Прим. ред.), встречается на Дальнем Востоке, а в нашем регионе его нет. В Сибири он близок по характеристикам к длиннопламенным углям».

Эксперт согласен, что в сибирском буром угле больше смолянистых веществ, чем в черном, но при правильном сжигании эти вещества утилизируются без остатка и никакого дополнительного загрязнения не привносят. «Конечно, если сжигать бурый уголь при недостатке воздуха, то он будет коптить. Но мы говорим об электростанциях с пылевидным сжиганием, где эффективность возгорания очень высокая, и те летучие вещества, которые содержатся в буром угле, будут сгорать в первую очередь. Наши ТЭЦ как раз такие», — говорит он.

Но экологи давят на такой показатель, как «зольность». Якобы у бурых углей она высока, и это трактуется как фактор, повышающий загрязнение среды. Активно обсуждается в среде несогласных и тема, пришедшая из соседних городов, куда СГК, новый владелец «СИБЭКО», уже поставляет свое бурое топливо: что сжигание бурого угля способно выбрасывать в атмосферу кадмий и ртуть.

В пылу дискуссии выяснилось, что бурые угли Бородинского разреза, с которого началось освоение Канско-Ачинского бассейна в Красноярском крае, уже вовсю пылают в наших печах, причем давно. ТЭЦ-3, оказывается, работает именно на них. Но самое удивительное, что зольность этих углей, по данным энергетиков, составляет всего 8 процентов, в то время как в каменном угле она колеблется от 11 до 20 процентов.

Кроме экологического, правда, есть и экономический момент — у протестующих возникает вопрос о тарифах и всплывают в памяти прошлогодние митинги. Причем никто не утверждает, что при переходе на более дешевый бурый уголь тарифы снизятся — ждут как раз обратного. Тем более что Михаил Кузнецов, гендиректор «СИБЭКО», говорит, с одной стороны, что «в Новосибирске тариф хронически недостаточен», а с другой — что компания «в состоянии найти решение, при котором повышение тарифа не будет значительным — два процента выше инфляции, не более того».

Но тарифы — это уже тема отдельного разговора. Достигнет ли очередной раунд общественной дискуссии с энергетиками градуса прошлого года — пока вопрос.

Алексей САЛЬНИКОВ, «Новая Сибирь»

comments powered by HyperComments