Застряли между булок? Выручит неурожай

0
9

Новосибирская область, как и вся Россия, в ужасе от рекордного урожая

КАК известно, Октябрьская революция, столетие которой мы до сих пор отмечаем, началась в феврале. Поводом для беспорядков стали перебои с поставками хлеба в Петроград. С тех пор вся страна периодически превращалась в голодную губернию, поэтому мечта о большом урожае стала одной из навязчивых идей советского человека.

И вот сбылась мечта… Четвертый год в России — рекордные урожаи зерна. Причем в этом году не оправдались даже самые оптимистические прогнозы про 116 миллионов тонн зерна — собрали 136 миллионов. Это вообще исторический максимум. Прошлый рекорд был поставлен еще в РСФСР в 1978 году — 128 миллионов тонн. Причем нужно учитывать, что тогда посевные площади составляли 78 миллионов гектаров, а сейчас — только 48 миллионов. Это важно отметить, потому что встречаются «аналитики», которые плачут из-за сокращения посевных площадей. Они же расстраиваются из-за того, что по урожайности мы в полтора раза отстаем от развитой Европы. Ну да, нам только и осталось их догнать и перегнать, чтобы собрать 200 миллионов и есть булки ртом и всеми другими частями тела. Именно поэтому приходит на ум не только карикатура из «Новой Сибири» про эти самые булки. А еще — более древняя карикатура, из советских времен. Там сюжет такой: толстый буржуй и худой безработный стоят около огромной горы зерна. И буржуй говорит безработному: «Сожжешь это зерно — получишь кусок хлеба». У нас до такого не доходит, потому что все происходит естественным путем и совершенно бесплатно: в прошлом году собрали 120 миллионов тонн зерна, сгноили — 15 миллионов. И дело даже не в том, что хранить негде, — линейные элеваторы стоят полупустые, потому что там крестьянина обдерут, обвесят и обсчитают. Проще в своем амбаре хранить и гноить — все равно дешевле и выгоднее получится.

В общем, классический кризис перепроизводства. Логичный, хотя и радикальный выход из него — отмирание наиболее слабых хозяйств. Но у нас такой вариант рассматривается как кощунство, поэтому предлагаются паллиативные варианты решения проблемы, позволяющие только оттянуть неизбежное.

Один из традиционных приемов поддержки сельхозпроизводителей — закупочные интервенции, позволяющие государству регулировать цены, не допуская резких скачков. Обычно вопрос об интервенциях решался в сентябре. В этом году о них в августе говорил министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев. «Государство будет активно присутствовать на зерновом рынке», — заявлял министр. И крестьяне расслабились, ожидая денежную манну от государства. А зря — «Новая Сибирь» еще в середине сентября их предупреждала, что интервенций не будет. Так оно и случилось — вот уже почти три месяца министр про интервенции ни слова не сказал.

Да и откуда интервенциям взяться? В прошлом году государство закупило в интервенционный фонд почти миллион тонн зерна на сумму 9 миллиардов рублей. Тогда это имело какой-то смысл, потому что урожай был 120 миллионов тонн, а общее предложение — 130 миллионов (с учетом переходящих остатков). В этом году при урожае 136 миллионов тонн предложение составит 150 миллионов. Учитывая, что внутренняя потребность составляет 74 миллиона тонн, это вдвое больше необходимого количества. Что-то традиционно сгноят. Что-то уйдет на экспорт. Тут у нас, конечно, радость — за рубежами нашей родины неурожай. Но этот неурожай — не совсем уж засуха. Цены повысились только со 183 долларов за тонну до 196. Приятно, конечно, но радикально проблему не решает. К тому же есть инфраструктурный лимит на экспорт — 45 миллионов тонн. Больше мы просто технически не сможем вывезти. К тому же весь мировой рынок зерна — это 160 миллионов тонн, нам просто не дадут больше продать.

Итак, что же в итоге? 74 + 45 = 119. 150 – 119 = 31. Вот куда это девать? Ах, да! В прошлом году сгноили 15 миллионов, в этом году урожай на 16 миллионов больше. 16 + 15 как раз 31 и получается… Арифметика, конечно, более чем приблизительная, но и так понятно, что интервенции в этой ситуации — все равно что мертвому припарки. Их нужно раз в 20 больше, чем в прошлом году, чтобы цену поддержать. А зачем? Чтобы крестьяне, ничего не меняя в своей работе, в будущем году очередной рекорд поставили? А с ним что тогда делать?

В нашем регионе обстановка ничем не отличается от общероссийской. У нас тут тоже очередной рекорд — три миллиона тонн. Все руководители сельских районов получили поздравительные телеграммы от главы региона, порадовались и теперь думают: что делать дальше? На последней сессии Законодательного собрания Новосибирской области было принято обращение к министру сельского хозяйства Александру Ткачеву и председателю правления Россельхозбанка Дмитрию Патрушеву о необходимости помощи аграриям в реализации рекордного урожая зерна и пролонгации кредитов. Председатель профильного комитета Олег Подойма так обрисовал текущее положение дел: «Ситуация, которая сегодня сложилась в аграрном секторе, — критическая. Тяжелая уборочная привела к резкому увеличению себестоимости урожая. Большие переходящие остатки с прошлого года обвалили цену на зерно более чем в два раза. Ситуация усугубляется тем, что сегодня нет возможности вывоза излишков зерна из региона. Решение всех этих вопросов требует серьезного федерального вмешательства».

Зампред аграрного комитета Денис Субботин отметил, что сегодняшние проблемы с продажей зерна лишают аграриев возможности выплаты взятых под посевную кредитов. В связи с чем обращение на имя руководства Россельхозбанка с просьбой о пролонгации кредитов сроком на полгода также крайне необходимо.Депутат Глеб Поповцев напомнил о соглашении, подписанном между Минсельхозами России и региона, обязывающем Новосибирскую область в 2017 году произвести не менее 2 млн 200 тыс. тонн зерна. «В итоге мы произвели гораздо больше, чем планировали, но вместо радости от рекордного урожая имеем одни проблемы. Невозможность вывоза зерна и низкая цена сначала принесут убытки крестьянам, а затем перейдут на все сельское хозяйство», — заметил депутат.

Итоги обсуждения подвел спикер заксобрания Андрей Шимкив: «Всякое бывало — и урожайные годы, и неурожайные, но в этом году ситуация просто катастрофическая».

В общем, написали обращение. Только есть подозрение, что с подобными обращениями  к министру и банкиру в этом году обратится не меньше половины регионов.

А тем временем в Минсельхозе РФ прошло очередное заседание по мониторингу и регулированию рынка зерна. Каких-то гениальных решений не последовало. Директор департамента регулирования рынков АПК Анатолий Куценко, проводивший заседание, сообщил, что Минсельхоз направил в регионы рекомендации по работе с зернотрейдерами, которые помогут сдерживать падение цен на зерно.Похоже, кроме нулевого тарифа на вывоз зерна из регионов, государство на данный момент ничего предложить не может. Все остальное возлагается на крестьян и власти регионов. Вот как об этом говорит сам Куценко: «Необходимо ставить перед аграриями стратегические цели,мотивировать к соблюдению всей технологической цепочки для повышения качества пшеницы. Региональные власти должны знать всех своих крупных покупателей зерна, понимать механизмы формирования цен и осуществлять отгрузку без перерывов на праздники и выходные дни, не допускать простоев. Только так мы сможем увеличить экспортный коридор».

В общем, очевидно, что никакой стратегии нет. Остается только надеяться на неурожай в следующем году.

Алексей САЛЬНИКОВ, «Новая Сибирь»

comments powered by HyperComments