Быстрее, выше, доходней

0
493

Сенсацией начала 2018 года стало кинособытие: фильм про советских баскетболистов «Движение вверх» побил все кассовые рекорды российского кинопроката. 

ЕСЛИ кому-то данное событие (сверхпопулярность фильма о победе советских баскетболистов в далеком 1972 году) могло показаться чистой случайностью, то это вполне закономерно — в общей цепочке закономерностей, присущих такому непростому явлению, как Великое патриотическое кино РФ. В общем-то, «Движение вверх» — это не причина, а следствие.

Сначала было слово. Слово военного патриотизма. Советская власть, как известно, началась с кровавой бойни — и чуть было ею же не закончилась в 1991 году. И дело тут вовсе не в ГКЧП, а в том, что в нашей стране любовь к Родине в течение примерно 70 лет сводилась к тезису «Погибни за нее, и мы все будем тобой гордиться». Именно по этой причине в эпоху СССР и было снято такое неимоверное количество фильмов про войну (плохих и хороших). Но этого оказалось недостаточно — со временем вынуждена была появиться и так называемая производственная тематика: здесь также гибли все те же советские люди, но уже в мирных критических ситуациях и гораздо меньшим числом (ученые облучались, монтажники-высотники падали с вышек, а учителя зарабатывали инсульты).

Спустя еще какое-то время стало еще труднее придумывать сюжеты таких локальных критических ситуаций, которые герои должны преодолевать таким хитрым образом, чтобы в причинно-следственном смысле тут не было бы виновато ни правительство в целом, ни чиновники «на местах» в частности. Тогда пришлось перейти к концепции «мелкого героизма» (фильм «Премия») и к теме борьбы советского человека с силами природы и с силами зла в проявлениях мирового империализма. (Тут, конечно же, нельзя не вспомнить такие блокбастеры, как «Пираты XX века» и «Экипаж» (оба фильма вышли в прокат в 1979 году), ставшие безусловными советскими хитами.)

Точно так же и «Движение вверх» в этом году удовлетворило потребности кинозрителей, несмотря на то что в этом фильме нет ни стрельбы, ни взрывов, ни извержений вулканов, ни политических катаклизмов. Но эта картина вполне может первой изотечественных лент одолеть планку кассовых сборов вдва миллиарда рублей, войдя втройку самых кассовых фильмов вистории российского проката, идаже занять вторую строчку после «Аватара».

Как очень верно заметил когда-то Пушкин, «народы управляются только двумя способами: либо традицией, либо насилием». В эпоху окончательного застоя в СССР уже не шла речь об откровенном насилии, поэтому идеология всеми силами навалилась на так называемую традицию, которая должна была внушать населению мысль о избранности русского (читай: советского) народа. В том смысле, что радио изобрел Павлов, паровоз — Ползунов, летательный аппарат — неизвестный само- убийца из фильма «Андрей Рублев». Иными словами, советский кинематограф не стоял на месте, а соответствовал развитию идеологической системы.

В новую эпоху российского кино, немного придя в себя от чернухи середины 90-х, серьезные думающие режиссеры не стали изобретать велосипеды, паровозы и аэропланы, а просто предпочли вернуться к старой схеме, предполагающей гарантированные госзаказы. И снова начали снимать высокопатриотические фильмы, воспевающие подвиг советско-российского народа. Причем оказалось, что снимать такие фильмы можно было о чем угодно: о подводниках, о летчиках, о космонавтах, о спортсменах (даже о Есенине и Высоцком) — сегодня в ситуации, когда наша бывшая сверхдержава похвастаться чем-то особо героическим не может, очень важно напомнить об ее былых неоспоримых свершениях.

В2013 году нароссийские экраны вышел фильм все той же михалковской студии «ТРИТЭ» «Легенда №17» (весь мирзнал хоккеиста Харламова пономеру «17») сДанилой Козловским вроли Валерия Харламова иОлегом Меньшиковым вроли тренера Анатолия Тарасова, который попал вдесятку самых кассовых фильмов года. Как тогда писали кинокритики, картине удалось рассказать «крепкую историю опреодолевающем свои слабости герое, сыграть наностальгии попобедам советского спорта иоблечь патриотизм вудобную ипонятную форму». И это тоже, разумеется, потрясающая легенда: 2 сентября 1972 года в Монреале хоккейная сборная СССР сразгромным счетом 7:3 победила канадских профессионалов изНХЛ встартовом матче эпохальной суперсерии. И не столь важно, что Валерий Харламов втом матче забил две шайбы. Этобыла непросто игра, этобыла битва засвою страну, которая перевернула представление онашем месте в мировом хоккее. В общем-то, своего рода военный фильм на спортивную тематику.

Нечто подобное студия «ТРИТЭ» продемонстрировала и сейчас. Если эпопея Никиты Михалкова «Предстояние цитадели» вызвала некоторое недоумение у всего российского народа, то проверенные «франшизы» на тему советского спорта были обречены на гарантированный успех.

Никто нисколько не сомневается, что впереди нас ждут блокбастеры о советских фигуристах, штангистах и прыгунах в высоту, но пока первыми на очереди оказались баскетболисты. В основном по той причине, что в природе уже существовали мемуары Сергея Белова «Движение вверх», которые участник легендарной баскетбольной сборной 1972 года написал всоавторстве сАлександром Коноваловым. Так что продюсер фильма Леонид Верещагин недолго думая обратился кпроверенному автору «Легенды №17» Николаю Куликову спредложением написать сценарий — и через год, в2014-м,была готова первая версия сценария, а вся творческая группа начала пересматривать видео того самого триумфального матча, исход которого решили буквально три секунды.

Легендарный Сергей Белов ушел изжизни воктябре 2013года, так что он не смог принять участие в работе надфильмом, но его сын (тоже баскетболист) отвечал захореографию всех спортивных сцен. При всем завышенном пафосе, неизбежно присутствующем в такого рода картинах, фильм получился вполне атмосферным и драйвовым. К сожалению, концепция российского кино (в отличие от советского) сегодня имеет свои столь же больные стороны: если во времена СССР жестко стояла проблема «Художник и власть», то теперь приходится считаться с не менее сложной — «Художник и толпа». Так что режиссер Антон Мегердичев вполне оправданно жалуется по поводу полученного результата: «Конечно, мне, режиссеру, замногое обидно, номы находимся вжестких условиях коммерческого кино, — и довольно цинично продолжает свою мысль: — Кассовые сборы зависят нетолько откачества самой ленты — есть много факторов, причем нетолько рекламы ипродвижения, анастроений вобществе, погоды… дачего хотите».

В общем-то, редкие претензии кфильму, которые можно увидеть всоцсетях,— это недовольство по поводу наивного пафоса диалогов инесостыковки среальными биографиями спортсменов.

Вот типичный пример — возмущенная речь Светланы Холявчук, вдовы центрового игрока Александра Белова:

— Вэтом фильме нет правды, кроме Мюнхена итрех секунд, благодаря которым наша сборная победила,— все остальное вымысел. Мне очень ненравится, как вфильме показан Саша Белов. Там онсмертельно больной человек, который отдает свою жизнь заспорт, нонасамом деле Саша был очень жизнелюбивым, оночень хотел жить вспорте.

Даже моя дочь, которая знает Сашу только помоим рассказам, сказала мне после просмотра фильма: «Мама, ноСашаже таким небыл. Почему они его показали некрасивым ибольным?» Онже вфильме все время какой-то грустный ходит, падает без сознания наплощадке— таким неможет быть играющий спортсмен. Такого больного человека взяли идопустили кОлимпийским играм. Янехотела, чтобы авторы фильма использовали мое имя иимя Саши, нехотела, чтобы кто-то вторгалсявнашу частную жизнь. Асамое главное— ведь этого всего небыло в1972 году. МысСашей гораздо позже познакомились.

В ответ на эти претензии режиссер очень логично отвечает:

— Это непонимание жанра. Мынеможем делать блокбастер документальным. Мынеможем воссоздавать реальные события сточностью домиллиметра, как неможем показывать людей вымазанными одной положительной краской— образы будут мертвыми. Язнаю одно: еслибы фильм получился правдивым домелочей, носерым, это былобы хуже для памяти этих уважаемых людей.

Надо заметить, что сам режиссер — в прошлом мастер спорта пофехтованию, поэтому спорить с ним бесполезно: в здоровом духе здоровая цель, как кто-то уже успел пошутить в сети. И он прекрасно понимает, что спортивная победа— это некий катарсис, за который спортсмен готов отдать буквально все, независимо оттого, заработал оннаэтом очень много денег или вообще ничего. То есть опять все сводится к ощущению победы. Не важно над кем: над канадцами, американцами, фашистами или над наполеоновской армией.

Цель оправдывает средства. Хотя фильм получился безусловно качественным, и серьезных претензий к нему нет ни у кинокритиков, ни у зрителей.

Но все же остается несколько вопросов без ответа. К примеру, совсем недавно глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин иректор Московской консерватории Александр Соколов подписали соглашение осотрудничестве, которое предусматривает взаимодействие учреждений «повопросам духовно-нравственного икультурного воспитания граждан России, особенно молодых сотрудников Следственного комитета». Иными словами, «воспитать иразвить вмолодежи чувство сопереживания, неравнодушие кчеловеческому горю, которых иногда так нехватает исотрудникам Следственного комитета».

Звучит весьма устрашающе. И, собственно, никакого ответа все это даже не подразумевает.

Слава Богу, есть не такие страшные примеры патриотического ажиотажа. В течение десятилетий так никто и не взялся обучить великому и могучему русскому языку наших спортивных комментаторов, пафос которых порождает такие словесные конструкции, как, к примеру, на последней Олимпиаде: «Переоценить вклад российских борцов в копилку олимпийской сборной невозможно». Звучит гордо, но довольно бессмысленно. Но, безусловно, гордо.

Петр ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»

Фото Дмитрия ДОНСКОГО, ТАСC, 1972 г.

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments