Екатерина Сергиенко: Главное — увидеть репетицию изнутри

0
1374

Новосибирский фотограф рассказывает о проекте «Поэзия музыки в жестах», посвященном сотворчеству российских и зарубежных дирижеров с оркестром, и запечатлевает самые интересные репетиционные моменты. 

— Екатерина, в какой момент в вашей жизни появилась фотография?

— В детстве, когда папа и старшие братья проявляли пленки и печатали фото, завороженно наблюдала за этим процессом. Красная комната, сохнущие отпечатки… Все это манило и влекло, казалось каким-то волшебством. Будучи студенткой, на несколько дней снова погрузилась в эту атмосферу, наблюдая за работой одного фотографа. Видимо, это оставило свой след. В 2012 году я попала в фотошколу «СветоСила». Начав с курса «Основы фотографии», продолжила «Светом» и «Композицией» и до сих пор учусь, теперь уже самостоятельно. Для фотографа очень важна насмотренность — своего рода тренировка. Прекрасно, когда визуальный ряд состоит не только из фотографий коллег, но и картин различных художников, фильмов.

— Расскажите подробнее о фотопроекте «Поэзия музыки в жестах». Как возникла идея его создания?

— Как таковой идеи изначально не было. Все получилось само собой, можно сказать, спонтанно, начавшись со знакомства с Эстрадным оркестром Новосибирской филармонии. Побывав несколько раз на концертах оркестра, была так впечатлена работой дирижера Виктора Иванова, что заинтересовалась, как же, собственно, он взаимодействует с артистами, для чего вообще нужен оркестру? Возникло множество вопросов, захотелось увидеть репетицию изнутри. Так появились первые снимки дирижерской серии. Я стала интересоваться другими дирижерами и радовалась любой возможности запечатлеть их в работе. И благодарна всем, кто оказывал мне содействие и помощь в съемках.

Название появилось в прошлом году. Когда альбом на «Фейсбуке» пополнился фотографиями Валентина Урюпина, одна женщина именно так его и прокомментировала: «Поэзия музыки в жестах». Это выражение показалось мне настолько созвучным и точно отражающим дирижерскую профессию, что прочно закрепилось за всей серией фото — с согласия автора, конечно.

Кент Нагано
Кент Нагано

— Почему выбор пал именно на профессию дирижера, а не, например, исполнителей на виолончели или же фортепиано? Дело в магнетизме и эстетике?

— Сложно ответить однозначно. Мне интересны люди, их эмоции. И, на мой взгляд, музыка помогает наиболее полно их выразить. Наблюдая за работой Виктора Викторовича на разных концертах, я обратила внимание, что у дирижера выразительной может быть даже… спина, что уж говорить о лице, где отражается, наверное, вся гамма чувств, переживаемых во время исполнения. Видимо, именно это меня и зацепило, если можно так выразиться. Каждая съемка оставляет неизгладимое впечатление, ведь все дирижеры разные, у всех свой стиль. Мне было интересно погрузиться в их восприятие музыки, в работу и общение с коллегами-музыкантами, хотелось наблюдать и ловить эти поэтические жесты, чтобы по возможности показать другим людям всю эмоциональность и глубину профессии дирижера.

Валентин Урюпин
Валентин Урюпин

— Какие наиболее яркие имена дирижеров в вашем проекте?

— Невозможно выделить кого-то, не упомянув других. Это было бы нечестно и несправедливо. Все прекрасны и удивительны. На сегодняшний день мне довелось поработать с семнадцатью дирижерами. Как я уже говорила, началась серия со съемки Виктора Викторовича Иванова. Продолжили ее снимки Фабио Мастранджело (Италия — Россия), Котаро Кимура (Япония), Лио Куокмана (Макао), Кента Нагано (США), Дмитрия Корчака (Россия), Карена Дургаряна (Армения), Александра Ведерникова (Россия), Владимира Ланде (Россия — США), Алима Шахмаметьева (Россия), Валентина Урюпина (Россия), Марии Моисеенко (Россия), Павла Когана (Россия), Димитриса Ботиниса (Россия), Владимира Сапожникова (Россия), Антона Шабурова (Россия), Томаса Зандерлинга (Россия — Германия).

— Кто из дирижеров произвел на вас максимально сильное впечатление?

— Кент Нагано. Эта съемка была моей мечтой и казалась недостижимой. Сердечно благодарю Майю Михайлову, пресс-секретаря Транссибирского арт-фестиваля, за воплощение ее в жизнь. Съемка была в начале марта и стала своеобразным весенним подарком.

Владимир Ланде
Владимир Ланде

— Случались ли интересные или неожиданные истории в работе с дирижерами, творческий процесс ведь всегда непредсказуем?

— Неожиданной, пожалуй, стала поездка в январе прошлого года в Красноярск, где мы встретились с маэстро Владимиром Ланде. В декабре 2018-го он дирижировал нашим Новосибирским академическим симфоническим оркестром и пригласил меня на концерт. После я поделилась с ним впечатлениями, сожалея, что не удалось поснимать его в работе. Договорились, что как только представится возможность, наверстаем упущенное. И она не заставила себя долго ждать. Я поехала в Красноярск, и это был тот редкий случай, когда дирижер уделил свое личное время, несмотря на довольно утомительный перелет. Тогда же Владимир Борисович посоветовал посмотреть «Репетицию оркестра», фильм Федерико Феллини, за что я ему очень благодарна.

— Сотрудничество фотографа с дирижерами в процессе репетиций требует определенных знаний и условностей, чем такая съемка отличается от концертной?

— В каждой съемке есть свои нюансы. Концертная требует максимальной концентрации внимания, чтобы поймать эмоции музыкантов, уловить что-то мимолетное, но такое важное и интересное. Необходимо живо реагировать на происходящее на сцене, быть вовлеченным. И если фотограф не испытал никаких эмоций, даже, скажем так, драйва, на съемке, все это неизбежно отразится на кадрах. Причем это относится к любому виду съемок, не только к концертной.

Димитрис Ботинис
Димитрис Ботинис

Снимая же репетиции оркестра, важно не мешать своим присутствием ни музыкантам, ни дирижеру, не отвлекать. Поэтому стараюсь соответственно одеваться, как можно меньше передвигаться по возможности, не маячить ни у кого перед глазами. Не всегда легко сразу найти оптимальную для съемки точку.

Что касается знаний, их никогда не бывает много. Стараюсь перед съемками посмотреть видеозаписи концертов, обратить внимание на какие-то моменты, читаю различные интервью и материалы. Все это вносит свою лепту и так или иначе обогащает.

Дмитрий Корчак
Дмитрий Корчак

— Что, по вашему мнению, делает фотографию живой и качественной?

— Смотря что понимать под качественным. Для меня это прежде всего настоящие, живые, неподдельные эмоции, когда человек свободен в выражении чувств, искренность. Это невозможно сыграть. Есть и свои особенности. Съемки дирижеров не так просты, как это может показаться. Ни в одной камере, ни у моей, ни у коллег, я еще не встретила встроенной кнопки «Шедевр». Каждая съемка — кропотливая и напряженная работа! К сожалению, понимают это далеко не все. Важно поймать тот самый момент, не забывая следить за множеством моментов. Бывает, что снимку не хватает четкости, но в то же время в этом есть какая-то своя магия и изюминка, и тогда я его оставляю на усмотрение дирижера.

— О творческой совести: критичны ли вы к себе и к отбору снимков перед тем, как их увидит дирижер?

— Критична — не то слово. Наверное, даже слишком. Вся съемка проходит строгий первичный отбор. Из оставшихся снимков, как правило, выбираются те, что пойдут в работу. Бывает, что и из них еще что-то отсеиваю. Готовые фотографии ВСЕГДА сначала отдаю дирижеру. И публикую ровно то количество, что утверждено. Доводилось слышать, что я излишне щепетильна, но это мой принцип работы, которому следую. Все люди разные, а дирижеры, на мой взгляд, — особенно тонко чувствующие, поэтому мне чрезвычайно важно и ценно их мнение.

— Говорят, дирижер — это мужская профессия, действительно ли существует такое разграничение? Удалось ли вам поработать с представительницами прекрасного пола этой профессии?

— Не знаю насчет разграничения, но мнение такое слышала. Пока мою дирижерскую серию украшает единственная женщина — Мария Моисеенко. Но очень надеюсь, что не последняя.

— Согласны ли вы с высказыванием Джона Мосери, что «нет никаких общих критериев, определяющих величие маэстро»?

— На мой взгляд, невозможно всех подогнать под какие-то критерии. Для меня величие маэстро кроется в том, как он взаимодействует с оркестром. Как однажды сказал Дмитрий Корчак, «дирижер должен дышать вместе с певцом». Мне посчастливилось быть свидетельницей того, как дирижеры дышат в унисон с оркестром.

Каждое знакомство и съемка оставляют свой след в душе, их бережешь как великую ценность. Как у всех творческих людей, и у меня бывают взлеты и падения. Иной раз кажется, что все, что делаю, вообще никому не нужно. С другой стороны, творчество вдохновляет, дарит радость, это своего рода отдушина в череде будней. А когда дирижеров удается порадовать своими снимками, это ли не счастье? Для меня это наивысшая награда.

Маргарита МЕНДЕЛЬ, «Новая Сибирь»

Фото Екатерины СКАБАРДИНОЙ

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.