Эта музыка будет увечной, если не заменить батарейки

0
430

В Новосибирске состоялся отборочный этап конкурса «ВЫСОЦКИЙ. ФЕСТ»,
а в Москве в это время нарастает скандал вокруг крупнейшего рок-фестиваля «Нашествие». 

В НОВОСИБИРСКОМ концертном зале «Подземка» на Красном проспекте 21 июля прошел концерт участников музыкального состязания «ВЫСОЦКИЙ. ФЕСТ». По его итогам сформирована первая десятка полуфиналистов из сибиряков и дальневосточников, которые получили право на выступление в полуфинале конкурса.

В год 80-летия со дня рождения Владимира Высоцкого благотворительный фонд его имени совместно с радиостанцией «Наше радио» разработали концепцию всероссийского конкурса. Мероприятие проводится при поддержке президента Российской Федерации Владимира Путина, а принять в нем участие могли представители любых жанров — от бардовской песни до рэпа и рока. Как не без гордости отметил председатель совета директоров «Юнитон-Медиа» Борис Комаров, Новосибирск в списке оказался на первом месте, и нашему городу предстояло фактически открыть движение фестиваля.

Цели и задачи конкурса — построить эффективный социальный лифт для молодежного музыкального андеграунда, найти талантливых молодых авторов-исполнителей, помочь им сформировать творческий материал. А десятка музыкантов, попавшая в финал, будет готовиться к гала-концерту в одной из лучших звукозаписывающих студий столицы Vinyl Records.

Девиз конкурса звучит так: «Вне форматов! Вне жанров! Вне любых ограничений!» Вероятно, именно эта установка и связывает молодежный фестиваль с именем Высоцкого.

В Новосибирске достаточно серьезные традиции бардовской и авторской песни еще с 1960-х годов, когда в Академгородке был создан знаменитый клуб «Под интегралом», и там проходили известнейшие концерты. У нас есть даже достаточно серьезное общественное движение, которое пропагандирует творчество Владимира Высоцкого.

И все же по той же логике фестиваль можно было бы назвать «ЦОЙ. ФЕСТ» или «ЛЕТОВ. ФЕСТ». Сколько людей, столько мнений. Кто-то оценивает новосибирский этап как важную часть чего-то большого и значительного. Кто-то признает, что в большинстве своем представленные композиции звучат удручающе вторично и сделаны по принципу «Все уже украдено до нас, но можно использовать и украденное». Но все, кто имел хоть какое-то отношение к сибирскому этапу фестиваля, сходятся в одном: вреда в этом никакого нет, одна лишь польза. Молодость — она возьмет свое — только дайте ей небольшой шанс. Недаром ведь говорят, что в Библии слово «любовь» встречается 64 раза, а в песнях The Beatles — 613.

Кстати, именно педагогическому аспекту мероприятия особое значение уделяет член жюри Александр Назимко, директор детской музыкальной школы № 1:

— Человек «с ушами», конечно же, найдет в качестве исполнения этих песен достаточно изъянов, но этот фестиваль, по нашим временам, — уникальная ситуация в области неклассической музыки. У нас в стране все фестивали давным-давно ориентированы на уже состоявшихся звезд, а модные телепроекты нацелены на очень узкую потребительскую нишу. Теперь же, впервые за много лет, у ребят появилась реальная возможность проявить себя, ведь творческая личность не может существовать вне среды творческого обитания. Конечно, было много откровенно слабых исполнителей и молодых музыкантов, устаревших морально. К примеру, группа Platina играет вполне грамотно, но это было бы в самый раз, скажем, в 1986 году, а сегодня звучит как общее место…

Поддержать молодых конкурсантов из Сибирского федерального округа на сцену вышла группа «Ундервуд», а два ее фронтмена попали и в состав жюри. Максим Кучеренко и Владимир Ткаченко подтвердили, что эксперты выбирали самых интересных исполнителей, которые смогли «донести свое послание зрителям».

С «донесением посланий» в молодежной музыке нынче существует вполне серьезная проблема. Владимир Ткаченко вот так рассуждает об этом:

— В современной музыке очень много эклектики. Я это всецело поддерживаю. Смешение жанров, полифоничность — это очень хорошо. Очень выигрышно сегодня звучали исполнители, которые были только с одним инструментом — гитара и голос. Когда было много инструментов или фонограмма, слова стушевывались, и было не разобрать, о чем поет герой.

Музыканту понравились группы «ВИА THE PEOPLE», «Рви меха» и Дарья Бернанчук. Интересной ему показалась и Валентина Каркозова из Белово, которая манерой исполнения напомнила жюри Янку Дягилеву. Еще его удивило огромное количество девушек-барабанщиц, которые чуть ли не в каждой третьей группе:

— Вот что значит сибирская женщина — и коня на скаку остановит, и в горящую избу войдет, и за барабаны сядет!

Максим Кучеренко в свою очередь заметил, что все участники очень старались, несмотря на то что у большинства из них за плечами совсем небольшой сценический и инструментальный опыт. Хотя полностью сыгранных музыкальных групп, по его словам, можно было насчитать всего три. Какие это группы — он не уточнил.

БОЛЕЕ оптимистично настроен генеральный директор ведущего российского музыкального лейбла Navigator Records Алексей Козин, который довольно подробно объяснил свою позицию:

— Я бы здесь не оказался, если бы у меня не было товарища и партнера в лице Бориса Комарова. С его радиостанцией мне уже приходилось контактировать, и поскольку я знал, что в Новосибирске есть партнерская компания, на которую можно положиться, которая хорошо умеет работать в медийном поле, то и вызвался помочь в организации одного из восьми федеральных этапов.

— Как все же связан фестиваль с именем Владимира Семеновича?

— С именем Высоцкого это мероприятие связано тем, что инициатором фестиваля выступает фонд его имени.

— Действительно ли фестиваль может стать «социальным лифтом» для финалистов?

— Мне не очень нравится этот термин. Культура — штука социальная, а творчество — это что-то немного другое. Но целью действительно является формирование карьер авторов и исполнителей. Холдинг, возглавляемый Комаровым, довольно регулярно организует конкурсы молодых исполнителей, у них большой опыт в этом деле. Я прослушал все заявки, которые были предоставлены на этом этапе, участвовал в отборе.

— И какой общий уровень фестиваля на ваш вкус?

— Достаточно приличный уровень. От Сибири, кстати, заявок поступило больше, чем от Урала. И я услышал много музыки, по которой видно, что делалась она людьми музыкально грамотными.

— А что касается текстов?

— Я имею в виду музыкальную грамотность. Меньше всего мне нравится, когда вполне профессиональные музыканты играют вместе с откровенными любителями. К тому же музыкант на записи — это одно, на сцене — совсем другое, так что хорошо, что в этом конкурсе все сочетается.

— И кого бы из конкурсантов вы выделили?

— Было несколько заявок, которые меня удивили по-хорошему. Например, Елена Кошкарова со своей фолк-группой, которые и стали, кстати, одними из победителей.

— Насколько девиз фестиваля соответствует реальности? «Вне любых ограничений!» — это по нашим временам звучит просто чрезмерно. Какое, например, у членов жюри отношение к обсцентной лексике?

— Из песни слова, конечно, не выкинешь, но и использовать бранные слова не очень-то здорово. Хотя если в отдельных треках это реально оправданно, то я не против.

— У вас был жесткий временной регламент на каждого исполнителя?

— Семь минут. Можно успеть спеть две песни, можно одну, если кто считает, что у него единственный такой бриллиант в короне.

— Не окажется ли конкурс в итоге формальным мероприятием в рамках социальной политики государства?

— Обычно подобные фестивали заканчивается «минутой славы», вручением награды, а потом про автора тут же забывают. Здесь же все по-другому. Мне нравится, что «ВЫСОЦКИЙ. ФЕСТ» связан с практической пользой для карьеры начинающего исполнителя. И студия, в которой главные победители смогут записать свой альбом, — одна из лучших в стране. С ней, к примеру, Сукачев сотрудничает, мы там делаем кое-какие работы даже для западных проектов. В итоге для победителей конкурса открывается возможность поработать с хорошим музыкальным продюсером и получить мастер-тейп. Это дорогого стоит. Ну и участие в «Нашествии» тоже не вредно для начинающих.

Не так давно строгий критик Артемий Троицкий назвал фестиваль «Нашествие» позором русского рока. Это его частная оценка, поскольку мероприятие это в той же мере помпезное, сколь и популярное. В то время, пока шли отборочные туры «ВЫСОЦКИЙ. ФЕСТ» по всей стране, в Москве вокруг рок-фестиваля «Нашествие» начал разрастаться довольно большой скандал. На днях от участия в нем отказалась знаменитая хардкор-панк-группа Distemper, нижегородские панки «Элизиум», а за ними группы «Порнофильмы», «Йорш», «Пошлая Молли», а также певица Монеточка. Мотивировали они свой бойкот тем, что главным условием их участия было отсутствие пропаганды милитаризма на территории фестиваля — «без танков-пушек, без призывных участков и прочей экспозиции Министерства обороны». В начале июня организаторы пообещали обойтись без милитаристских игр, но теперь заявили, что «активности от Минобороны нравятся зрителям», и что в формат мероприятия «органично вписывается» экспозиция боевой техники и вооружения.

Плетью обуха, конечно, не перешибешь. Но, как говорил участник группы «Звуки Му» Александр Липницкий, «настоящие рокеры — это не умные парни. Они поэты, которые нос по ветру держать не умеют».

В Министерстве обороны России придумали хитрый ход: в качестве реакции ведомства на демарш артистов их решили заменить Ансамблем песни и пляски Российской армии имени Александрова. Но оказалось, что отказаться от участия могут не только панки и им сочувствующие: художественный руководитель коллектива Геннадий Саченюк заявил: «В планах ансамбля на сегодняшний день не запланировано выступление на данном фестивале».

Петр ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments