Геннадий Генцлер: Сколько к Дуквену ни придирались, а реальных причин для увольнения найти не смогли

0
40

На вопросы «Новой Сибири» отвечает доктор РАЕН, кандидат технических наук, заслуженный изобретатель Российской Федерации, автор пяти поэтических книг. 

ОДНИМ из громких событий ушедшего года стало смещение с поста директора Новосибирского областного российско-немецкого дома (НОРНД)  Иосифа Дуквена, который занимал эту должность на протяжении 11 лет. О причинах неожиданного увольнения и подводных камнях этой истории «Новой Сибири» рассказал председатель общественного совета НОРНД Геннадий Генцлер.

— Геннадий Леонидович, в средствах массовой информации ходят разные слухи об этом увольнении. Как все происходило на самом деле?

— Еще в конце июня прошлого года мы почувствовали, что над организацией сгустились тучи. Сначала директору просто звонили из правительства Новосибирской области и прямым текстом говорили: уходи сам или мы тебя выгоним.  Дуквен на такие условия не согласился, и в НОРНД зачастили бесконечные делегации чиновников с самыми разными непонятными проверками. Нам буквально парализовали всю работу. Доходило до безобразных вещей: обмерили арендуемый кофейный автомат, установленный под лестницей, и стали придираться к тому, что договор по его аренде не был согласован в департаменте земельных и имущественных отношений. Правда, о том, что площадь, которую занимает этот аппарат, составляет менее одного квадратного метра, а значит, он не может быть объектом аренды, почему-то забыли. Все это продолжалось в течение нескольких месяцев, пока, наконец, не вышел приказ № 555 от 10 сентября 2013 года «О рассмотрении деятельности НОРНД», подписанный тогда еще министром культуры Новосибирской области Натальей Ярославцевой.

ОДНИМ из громких событий ушедшего года стало смещение с поста директора Новосибирского областного российско-немецкого дома (НОРНД)  Иосифа Дуквена, который занимал эту должность на протяжении 11 лет. О причинах неожиданного увольнения и подводных камнях этой истории «Новой Сибири» рассказал председатель общественного совета НОРНД Геннадий Генцлер.

— Геннадий Леонидович, в средствах массовой информации ходят разные слухи об этом увольнении. Как все происходило на самом деле?

— Еще в конце июня прошлого года мы почувствовали, что над организацией сгустились тучи. Сначала директору просто звонили из правительства Новосибирской области и прямым текстом говорили: уходи сам или мы тебя выгоним.  Дуквен на такие условия не согласился, и в НОРНД зачастили бесконечные делегации чиновников с самыми разными непонятными проверками. Нам буквально парализовали всю работу. Доходило до безобразных вещей: обмерили арендуемый кофейный автомат, установленный под лестницей, и стали придираться к тому, что договор по его аренде не был согласован в департаменте земельных и имущественных отношений. Правда, о том, что площадь, которую занимает этот аппарат, составляет менее одного квадратного метра, а значит, он не может быть объектом аренды, почему-то забыли. Все это продолжалось в течение нескольких месяцев, пока, наконец, не вышел приказ №  555 от 10 сентября 2013 года «О рассмотрении деятельности НОРНД», подписанный тогда еще министром культуры Новосибирской области Натальей Ярославцевой. Согласно ему комиссия из девяти человек начала раскопки «с целью изучения, анализа и совершенствования деятельности государственного автономного учреждения «Новосибирский областной российско-немецкий дом» по сохранению национальной самобытности, развитию языка, традиций и обычаев немцев, проживающих на территории Новосибирской области».

— Комиссия выявила какие-то нарушения?

— На этот вопрос ответить очень сложно. Потому что, если верить приказу, то до 1 октября 2013 нам должны были предоставить итоговую справку о деятельности НОРНД, однако до сих пор ее у нас нет. Мы честно ждали до середины октября, а затем я, Иосиф Дуквен, наш главный бухгалтер и юрист отправились на аудиенцию к новому министру культуры Василию Кузину. Чиновник высказал удивление, что у нас так и нет официального заключения, и заверил, что документ предоставят. Но этого не произошло.

— Тогда за что уволили Иосифа Дуквена? Это решение хоть как-то объяснили?

— Вечером 17 октября я разговаривал с Иосифом Эдмундовичем по телефону и узнал, что на следующий день его вызывают к заместителю министра культуры. Мы договорились идти на эту встречу вместе. Меня категорически отказались впустить в кабинет, даже охраной угрожали. Поэтому, не желая накаливать атмосферу, я оставил Дуквена одного. Когда он, наконец, вышел, на нем просто лица не было. Несчастный человек, которого три месяца изводили звонками, сплетнями, угрозами, просто не выдержал и сдался. Завизировал бланк приказа №  56-К о своем увольнении. Именно бланк, так как этот самый приказ на момент визирования не имел ни подписи министра, ни дат. Подписанный приказ нам позднее принесли в приемную.

— А какая официальная причина была названа в приказе об увольнении?

— В том-то и дело, что ее нет. Сколько к Дуквену не придирались, а реальных причин для увольнения найти не смогли. Якобы с ним расторгли договор на основании протокола межведомственной комиссии. Кстати, здесь абсолютно не ясно, как обычная комиссия Министерства культуры вдруг переросла в межведомственную и почему нас никто об этом не предупредил? Интересно, что в этом самом бланке приказа № 56-К черным по белому написано: «Выплатить Дуквену И. Э. в соответствии с требованиями статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации компенсацию в размере трех средних месячных заработков директора учреждения в пределах фонда оплаты труда учреждения». Но ведь такое возможно только в том случае, если отсутствуют виновные действия или бездействие руководителя. А как же тогда «Решение о прекращении трудового договора №  7 от 22.10.2002 с Дуквеном И. Э.»? Оно подписано на «основании Протокола межведомственной комиссии» от Министерства культуры — Кузиным и от департамента имущества и земельных отношений — Шилохвостовым. Любопытно, что Кузин поставил свою подпись 4 октября, а Шилохвостов дату не поставил. Но и в самом решении нет даты, с которой следует прекратить трудовой договор. Еще любопытно, что свою подпись помимо этих двух господ должен был также поставить министр труда Игорь Шмидт, так как у НОРНД три учредителя: Кузин, Шилохвостов и Шмидт. Однако последний отказался, так как не нашел причин для увольнения. Поэтому бланк переделали под двух лиц.

—Геннадий Леонидович, а ведь НОРНД неоднократно обращался за помощью к губернатору Новосибирской области? Вы получили ответ?

— Мы стали писать Василию Юрченко еще в конце июня, когда только начинались все эти проверки и непонятные придирки к директору. Однако ни одного ответа не получили. Даже послание, которое подписали все национальные диаспоры Новосибирска, просто проигнорировали. Складывается ощущение, что национальные меньшинства вдруг стали лишними в области. Между прочим, проблемы не только у российско-немецкого дома. С такими же проверками и наездами столкнулись и другие этнические организации и культурный центр при католическом соборе. Нас просто напросто выживают. Иначе и не скажешь. Ну как можно без видимых причин, просто взять и выкинуть человека, который более десяти лет руководил уникальным культурным учреждением? В тот же день, после того как Дуквена уволили, к нам в НОРНД приехал замминистра Решетников. Иосиф Эдмундович даже расчет не получил в бухгалтерии, а его чуть не за локоть хватают и выпроваживают. Скажу честно, у сотрудников уже нервы не выдержали, и они буквально погнались за Решетниковым. Если бы я не закрывал его своим телом и авторитетом, неизвестно что бы вышло. Порвать его, конечно, не порвали бы, но вот за ухо точно из НОРНД вывели. Видите до чего можно довести культурную и цивилизованную нацию, являющуюся едва ли не самой законопослушной в России. Происходящее мной записано на диктофон. Полагаю, тут уместно напомнить, что Путин разрешил увольнять чиновников за межнациональные конфликты. Стоит ли чиновникам их раздувать?

— Геннадий Леонидович, а у вас есть предположения, из-за чего на самом деле могли уволить директора?

— Сложилось четкое впечатление, что это обычный рейдерский захват. А причин может быть две. Либо на месте нашей организации хотят построить платные парковки, либо же все дело в том, что кому из высокопоставленных лиц приглянулось наше здание.  Не так давно уже была похожая история в Москве, где неожиданно освободили от должности ректора Российского театрального института (бывший ГИТИС). Новый ректор получил солидную сумму на «реставрацию исторического здания» вуза. А когда — по документам — реставрация подходила к концу, здание сгорело.

— Насколько сложно  продолжать работу без Дуквена?

— Новосибирский областной российско-немецкий дом — это не просто учреждение культуры. Здесь очень важен национальный окрас. Все люди, которые там работают, — носители менталитета, языка. Сейчас исполняет обязанности директора Виктор Григорьевич Протоковило. Я ничего не хочу говорить об этом человеке, не дело разносить слухи и сплетни. Однако он украинец и многие вещи, касающиеся непосредственно немецких традиций, ему просто непонятны. Странно, что можно вот так, ни с кем не посоветовавшись, взять и назначить другого человека. Дуквена любили и уважали все. Да, может, он где-то был жестковат, но вкладывал в работу всю душу. Именно при нем российско-немецкий дом достиг своего важного культурного статуса. Кстати, ровно через месяц после изгнания — 18 ноября — Иосифу Дуквену, занесенному в апреле в «Золотую книгу культуры Новосибирской области», вручили памятный знак «За труд на благо города» в честь 120-летия Новосибирска. Правильно вручили, ведь роскошное здание НОРНД он сумел сохранить в образцовом порядке. Вот только кому?

Алина МАКСИМОВА, «Новая Сибирь»

Фото из личного архива Г. ГЕНЦЛЕРА

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.