Как приготовить «Омлет с сахаром», не разбив ни одного яйца

0
819

Проект «Детки и предки» выпустил ритмическое шоу с элементами перформанса и литературного театра. 

ЕСЛИ вам когда-нибудь предложат отведать «Омлет с сахаром», не спешите упрекать повара в авторском произволе. Быть может, все не то, чем кажется, и омлет на самом деле не блюдо из яиц, а книга Жана-Филиппа Арру-Виньо или поставленный по ней спектакль. Впрочем, почему «быть может»? Так оно и есть. На театральных подмостках Новосибирска появился спектакль с кулинарным названием и нетривиальным подходом к самым обыкновенным предметам быта. Смотреть обязательно.

Официально «Омлет с сахаром» — шестой спектакль, созданный в рамках проекта «Детки и предки». Проект, как известно, позиционировался как цикл культурно-просветительских мероприятий нового формата — внеКЛАССные родительские собрания, каждое из которых подразумевает показ спектакля для аудитории «6+» и последующее обсуждение поднятых в постановке проблем с узкими специалистами (психологами, педагогами и т. д.). Сложно сказать, какая составляющая «Деток и пре- док» изначально казалась организаторам приоритетной, но в фаворе у зрителей оказались не беседы, а спектакли, созданные в разных жанрах и системах координат. Многим постановкам удалось получить постоянную прописку на профессиональных подмостках. Теневой спектакль «По дороге за Луной» переехал на сцену Новосибирского театра кукол, трогательную «Бабушку на яблоне» играют в «Мастерской Крикливого и Панькова». Неспешная норвежская история про «Тоню Глиммердал» создавалась в тесном сотрудничестве с труппой «Первого театра». Есть основания предполагать, что и «Омлет с сахаром» в режиссуре Елены и Владимира Кузнецовых продолжит свое существование.

Владимир и Елена Кузнецовы — те самые волшебники, что создают из собственных фантазий, желаний и мастерства удивительные спектакли для детей. В прошлом артисты Новосибирского театра кукол, а последние четыре года — свободные художники, работающие под авторским брендом независимого театра кукол «Пилигримы». У Кузнецовых нет ни серьезной финансовой поддержки, ни стационарной площадки, ни мощного лобби в профессиональной среде, ни сногсшибательной айдентики, которую охотно продвигают пользователи социальных сетей, но есть огромное желание честно и вдохновенно работать на самых маленьких зрителей. Стремление для Новосибирска, что уж там, редкое и похвальное, усеянное не столько премиальными «плюшками», сколько искренней благодарностью публики, с готовностью конвертируемой «Пилигримами» в новые работы.

Свои первые спектакли Елена и Владимир играли на сцене театра La Pushkin, однако с тех пор, как площадка Городского сарая искусств канула в небытие, артистов можно увидеть в любой точке Новосибирска (Дом актера, зал районной администрации, дома культуры), да и за пределами столицы региона — «Пилигримы» охотно гастролируют в близлежащих городах. В их не скованном местом, труппой и госзаказом репертуаре спектакли самых разных направлений — куклы, baby-театр на подушках, интерактивные спектакли-игры, иммерсивный театр. Каждую постановку Елена и Владимир создают своими руками, буквально потом и кровью, выполняя обязанности режиссеров, художников, драматургов, мастеров-кукольников, администраторов и артистов. Рискуют и охотно экспериментируют. Пожалуй, самым необычным творением «Пилигримов» можно считать спектакль «Невидимый слон», выполненный в формате театра ощущений. Публике предлагается воспринимать образы не глазами, а с помощью других органов чувств — слух, осязание, вкус, обоняние, равновесие. Таким хитрым способом на смену привычным для театрального зрителя «картинкам» приходят звуки, запахи, проприоцептивные и осязательные ощущения. Сенсорная интеграция через художественное искусство и в равной степени наоборот.

«Своим спектаклем мы преследовали одну цель — заново изучить человека, — рассказывал после премьеры «Невидимого слона» Владимир Кузнецов. — Мир не так прост, а человек слишком зависим от самого себя. Мы привыкли к тому, как мы живем, — к однообразию будней и ощущений. Между тем мир стоит заново пересмотреть и проанализировать, чтобы вернуться к самому себе. Во время спектакля мы возвращаемся к тем чувствам и органам, о которых мы незаслуженно забываем, которые воспринимаем как данность, — обоняние, осязание, равновесие. Стоит зрителям надеть на глаза маску, как они теряются и проявляют излишнюю настороженность, даже осторожность. Затем они вдруг включают то, что им от природы дано, но по привычке позабыто. Сначала реагируют очень сдержанно, с боязнью и скепсисом, а к финалу становятся другими людьми. Отсутствие зрительного контакта помогает открыть воображение и погрузиться в себя. При этом мы не сильно вторгаемся в зону комфорта. Стараемся не шокировать зрителей. Скорлупка, которая на них надета, потихоньку отпадает сама. И это очень хорошо видно, когда они открывают глаза и не желают уходить».

Для проекта «Детки и предки» спектакль «Омлет с сахаром» — совершенно новая и прекрасная история. Для режиссерского тандема Кузнецовых — продолжение начатого в «Невидимом слоне» эксперимента с полным погружением зрителя. С той лишь разницей, что на этот раз участникам действа (и сидящим в зале, и работающим на сцене) предстоит воспользоваться всеми органами чувств. Не просто «прибегнуть» и «пустить в ход», а врубить на полную катушку: ведь речь идет о стомп-театре, элементы которого используют создатели театрального «Омлета».

Стомп-театр (stomp — искаженное английское stamp — топать) — направление, получившее широкое распространение благодаря выступлениям британского коллектива Stomp. Шоу от Stomp — это построенное на ритме сочетание разнообразных шумовых эффектов, современного танца, музыки, световой иллюминации и акробатики. Переодетые в униформу подсобных рабочих, мусорщиков, дворников, сторожей участники группы «превращают урбанистическую среду в театральную площадку, создавая остроумное представление из банальных предметов» — от зажигалок и спичечных коробков до швабр и мусорных баков.

ИДЕИ Stomp, главная из которых звучала как «музыкальные инструменты не обязательны для того, чтобы создавать музыку», были подхвачены в самых разных уголках мира, в результате чего жанр ритмического шоу с элементами перформанса обогатился множеством спектаклей со всех уголков планеты — постановок, раздвинувших границы между звуком, музыкой и изображением.

«Омлет с сахаром» — это замечательный артистический ансамбль (Владимир и Елена Кузнецовы, Алина Романенко, Максим Бобоедов и Яна Трегубова), что творит искусство, создает атмосферу и образы персонажей буквально из ничего. В ход идут стеклянные бутылки, кастрюли, сковороды, дуршлаги, рубели, ремни, сапоги, вантузы, зонты, пакеты, бочки, чихи, всхлипы, шепоты, шорохи, голоса, фонарики, гирлянды, дым — и все для того, чтобы рассказать историю о забавной многодетной семейке, где всех сыновей зовут Жанами. Представьте себе шесть мальчиков (седьмой на подходе) с одним именем, и каждого не блещущий воображением папа-доктор маркирует литерой по алфавиту. Они живут во французском городе Шербуре — том самом, что прославился на весь мир своими зонтиками. Мелодией Мишеля Леграна и открывается спектакль, полный самых обыкновенных бытовых ситуаций и самых уморительных исходов. Каждое книжное слово, бережно донесенное в стиле «театра у микрофона» до зрителя, приправляется юмором, сдабривается смешным сюжетом, начиняется световым и звуковым наполнением и вдруг обнаруживает настоящее биение жизни и подлинный смысл происходящего. Искусственный дым и подсвеченные фонариками барабанчики оборачиваются поездкой в горы, застилающими путь туманами и пронизывающим ночным холодом. Стекающие по крыльям зонтика капли воды и скрип резиновых подошв — меланхолическим ливнем. Отбивающие ритм баскетбольные мячи — мальчишеской идиллией. Свернутое в рулон полотенце — омлетом с сахаром, кулинарным шедевром, которым заедают тревогу и встречают очередную порцию огромного человеческого счастья. Язык спектакля оказывается настолько универсальным, что в головокружительном танце ритма, звука и света стирается граница между жизнью и искусством. Каждый в зале оказывается в центре событий — маленьким Жаном, мальчишкой, что воротит нос от запаха цветной капусты, мечтает о телевизоре, потирает попку после наказания, мучительно выбирает вкусняшку в булочной и впадает в уныние от перестука капель по крыше. И каждый думает, что может запросто сделать то, что делают артисты на сцене. И в то же время понимает, что это высочайшее мастерство. И от этой игры воображения испытывает щенячий восторг. И ничего не нужно объяснять, говорить, оправдывать. Разве что отбить ладони на аплодисментах и покинуть в хорошем настроении.

Марина ВЕРЖБИЦКАЯ, «Новая Сибирь»

Фото Виктора ДМИТРИЕВА

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.