Киномузыка в симфоническом концерте? Почему бы нет?

0
292

Известнейшие саундтреки звучали в филармоническом зале на этой неделе. Музыка, знакомая нам с детства, мелодии, давно и прочно поселившиеся в нас, звуки, рождающие в нашем воображении знаменитых героев (книг и фильмов, знаки ушедшей советской эпохи), — обо всем этом напоминали, «говорили» эти концерты. И, конечно, не только об этом.

С упоением слушая известнейшие саундтреки Андрея Петрова, публика внимала и нашим замечательным музыкантам, концертному духовому оркестру и ансамблю солистов «Новосибирская камерата», образовавшим эстрадно-симфонический оркестр под управлением заслуженного артиста России Марка Абрамова, благодаря которым «Уличные мелодии оказались в смокингах». Именно таково название концерта, состоявшегося в среду в концертном зале имени Арнольда Каца и повторенного затем в ДК «Родина» в Бердске. Знакомые мелодии из фильмов «Человек-амфибия», «Берегись автомобиля», «Синяя птица», «Гараж», «О бедном гусаре замолвите слово», «Старая, старая сказка», «Бедный, бедный Павел», «Осенний марафон», «Петербургские тайны», «Жестокий романс», которые часто можно услышать в исполнении уличных музыкантов, преобразившись в симфонические миниатюры, приводят публику, которая, возможно, никогда не была в филармонических залах, на академический симфонический концерт!

Собравшиеся словно вновь проживали наш XX век, так мощно воплощенный в музыке Большого Мастера. Новосибирский концерт состоялся в рамках Х Всероссийского фестиваля Андрея Петрова: посвященный 90-летию со дня рождения композитора, он проводится с размахом едва ли не во всех более-менее крупных городах России, везде с разными нюансами, своими и приглашенными солистами, настоящими звездами отечественного исполнительства.

Нашей гостьей, как уже бывало, вновь стала внучка композитора Манана Гогитидзе из Санкт-Петербурга. Она просто «на лопатки положила» слушателей своим темпераментным исполнением хита из «Человека-амфибии». Да, «нам бы, нам бы всем на дно…» как нельзя актуально в наше время... Ей под стать блестящие питерские вокалисты Анна Малышева и Дмитрий Ковзель (он же пианист и композитор), пианист Александр Богачев. Понятное восхищение и возбуждение вызвал актер музыкального театра Иван Ожогин, «проснувшийся знаменитым» после успеха мюзикла «Бал вампиров». Видеть невероятно обаятельного «вампира» теперь кто только не мечтает. И вот он у нас, пусть и не в своем парадном вампирическом облике. Возможно, и продолжение последует…

***

Но это Фестиваль музыки Андрея Петрова, скажете вы. Понятно, что здесь без музыки кино не обойтись. Однако киномузыка (возможно, как пролог, как преамбула) звучала на днях и в самом традиционном симфоническом концерте Первого абонемента. Завершала его. И хотя публике хотелось услышать еще и «бис» прекрасного солиста-скрипача, такого просто не могло произойти. По словам музыканта — какой может быть финал после музыки Гии Канчели из знаменитого культового фильма?!

Однако этот концерт можно назвать своеобразным, необычным, эксклюзивным по нескольким причинам. Прежде всего это обращение к музыке XX и XXI столетий. Причем к той, которая отнюдь не пользуется особой популярностью у исполнителей, а вслед за ними и у публики.

К тому же за пульт нашего филармонического оркестра в связи с известной эпидемиологической ситуацией встал не ранее заявленный дирижер, хотя дирижер и небезызвестный новосибирской публике. Это заслуженный артист России, завкафедрой оркестрового дирижирования Московского института культуры Юрий Ткаченко. Благо с нашими музыкантами отлично знакомый.

— Меня с оркестром познакомил Арнольд Михайлович Кац. Я работал ассистентом Владимира Ивановича Федосеева в Большом симфоническом оркестре в Москве, там мы познакомились. И с тех пор у нас идет творческая дружба и с оркестром, и с городом. Новосибирск даже для меня какой-то родной город, потому что нередко здесь бываю, тесно общаюсь со многими людьми. У меня с оркестром очень теплые отношения.

— Великолепнейший оркестр Арнольда Михайловича... Я хочу вспомнить, какой же это год был?

— 2005-й, когда оркестр приехал в Москву, на юбилей Московской филармонии. Как они играли Пятую симфонию Бетховена! Просто фантастически! Вообще, я много могу припомнить откровений об этом оркестре. На фестивале оркестров мира он великолепно исполнил 5-ю симфонию Чайковского и, если мне не изменяет память… Точно — «Кармен-сюиту» Бизе-Щедрина — просто великолепно. Поэтому этот оркестр я люблю и с огромным удовольствием принимаю его приглашения. Для меня даже честь выступать с этим замечательным коллективом — опять же в таком зале. Поэтому для меня это всегда радостная, долгожданная и волнительная встреча с коллективом.

— Год назад, в ноябре, вы пробыли здесь чуть не полмесяца, будучи приглашенным дирижером IХ Международного конкурса юных скрипачей под председательством Захара Брона. Проводили репетиции с молодыми музыкантами, а затем и выступления третьего тура с несколькими (не менее семи) сложнейшими произведениями для скрипки с оркестром в разных залах — наконец, гала-концерт лауреатов… И жюри, и публика высказывались о том, что эти конкурсные прослушивания вполне могли бы дать фору многим престижным симфоническим концертам…

— Конкурс скрипачей проводила ваша консерватория. Тем не менее участвовал в нем оркестр филармонический. Академический симфонический. Да, они великолепно отработали. А что касается лично меня, так получается, что я достаточно много аккомпанирую, в том числе и совсем маленьким исполнителям.

— Для вас это практика привычная.

— Да, много работал с оркестровым аккомпанементом. Поэтому, наверное, мне выпал жребий приглашения на этот конкурс. Сколько было конкурсов юношеских имени Чайковского в разных странах мира, другие конкурсы... Как-то считается, что у меня есть такая линия, особо «зеленая» линия.

— Ну а сейчас, конечно, была исполнена потрясающая программа. Наверное, она была сформирована до вас, но все же далеко не все отваживаются исполнять не очень известную музыку последних двух столетий.

— Да, она была сформирована до меня, но вот пандемия внесла некоторые коррективы. Мне предложили программу, и она мне показалась крайне интересной, крайне эстетической, выходящей за рамки такого академизма, но, тем не менее, являясь академической.

— Да, несомненно. Чего только стоят Две сонаты Скарлатти в варианте для духового оркестра!

— Но обратите внимание, мы делали это не так, как задумывал Шостакович. Мы поменяли штрихи. Мы делали Первую пьесу — Пастораль в том ключе, как это написано у Доменико Скарлатти, а не так, как написано у Шостаковича.

— То есть вступили в сотворчество.

— Считаю, что да, действительно, великолепно придумана идея с прочтением сонат Скарлатти духовым составом. Не могу спорить с великим Шостаковичем, но предложил свою версию. Мы играли ее пасторально, лирично, задушевно, а не стаккатированно, как это могут духовые. Вряд ли кто-то будет делать как я, но если основываться на традициях, стиле эпохи, она написана как пасторальная, и мы ее старались публике именно такой и показать.

 — Постарались — но не так чтоб Скарлатти был шокирован.

— Думаю, автор со мной согласится. Потому что наша версия более близка к авторской, чем у гениального Дмитрия Дмитриевича.

— На этом концерте было очень интересно не только познакомиться с взглядом Шостаковича на музыку своего далекого предшественника или вспомнить мелодии и ритмы «Трехгрошовой оперы» Курта Вайля с ее джазовыми влияниями, танцевальными жанрами эпохи — фокстротом, чарльстоном, танго и популярнейшей балладой «Мэкки-Нож», но и услышать произведения фактически нашего времени (конца XX, начала XXI столетия) — увы, не часто у нас играемые композиции Гии Канчели, драматическое Chiaroscuro («Светотень») для скрипки с оркестром и хулиганскую «Маленькую Данелиаду», основанную на саундтреках фильмов «Кин-дза-дза» и «Слезы капали», где оркестранты несколько раз должны пропеть «Ку» (что делают с большим удовольствием).

— Да, это было очень необычно. Мы с удовольствием исполняли эту музыку вместе с молодым превосходным скрипачом Иваном Почекиным из Москвы.

— Как вы считаете, стоит ли больше внимания уделять современной музыке, которой у нас неоправданно мало звучит?

— Если музыка содержательная, если за этой музыкой стоит гениальный автор, безусловно. Если не содержательная, пустая — может быть, и не стоит. Это зависит от качества самого сочинения. Если сочинение имеет право на жизнь, тогда да.

— С чем мы еще можем услышать вас в Новосибирске? Есть то, что хотелось бы предложить нашей публике?

— Обсудим, подумаем. У меня огромный репертуар. Все зависит и от времени года, вообще от времени и нахождения в нем того или иного композитора. Сейчас не только 180-летие со дня рождения Чайковского. Еще и 180 лет Дворжаку. Я не говорю уже о юбилейной бетховенской дате… Но там и Шопен, и еще есть авторы, и на подходе юбиляры… Поэтому думаю, что в ознаменование дней рождения гениальных людей планеты, оставивших нам в наследство такие творения, от которых, извините, до сих пор мурашки бегут… Прошло 300-400 лет, если брать Скарлатти, Баха — это одна эпоха. Бетховен — 250 лет со дня его рождения, а мы все равно восторгаемся этому гениальному космосу под названием симфония, симфоническая или оркестровая музыка. Думаю, что под всяким углом зрения можно много разных вариантов придумывать того, что интересно и что ни разу еще не звучало даже в Новосибирске.

— Пандемия на вас не накладывает никаких творческих ограничений?

— Как же без этого. Я ехал сюда — сдавал тесты. Стараюсь носить маску, как видите. В общем, стараюсь быть внимательным к своему здоровью, чего и всем желаю.

Марина ЛОГИНОВА, специально для «Новой Сибири»

Please follow and like us:
Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.