Любовь во время ковида

0
2168

Театр «Старый дом» выпустил премьеру о простых человеческих отношениях на фоне города. 

НА СЦЕНЕ театра «Старый дом» состоялась премьера спектакля «ЛЮБЛЮНЕМОГУ», в создании которого пандемия сыграла не последнюю и не самую отрицательную роль. Строго говоря, если бы не связавший мир по рукам и ногам ковид, спектакль бы не стал частью театральной реальности. Соавторами альманаха с кричащим капслоком названием выступили российский драматург Ольга Никифорова, режиссер Денис Азаров и, конечно же, артисты труппы, легко обнаружившие в персонажах себя, а в завитках сюжета — знакомые перипетии.

Сначала, как водится, было слово. «Петровы в гриппе и вокруг него» — дебютный для широкой публики и второй по факту роман уральского писателя Алексея Сальникова, на который труппа «Старого дома» «положила глаз» еще в 2018 году, когда текст гремел и обсуждался маститыми литературными критиками и рядовыми читателями на всех платформах. Срывающая башню книжица стремительно вошла в афишу режиссерской лаборатории и была представлена эскизным фрагментом в рамках творческой мастерской «Актуальный театр». От первой в истории романа сценической вариации осталось стойкое послевкусие сумасшедшего праздника с синтезатором и мохноногими снежинками да непреклонное намерение поставить роман в полном объеме. Для воплощения замысла пригласили московского режиссера Дениса Азарова, на высоких оборотах работающего как с драматическими, так и с музыкальными труппами нашей необъятной Родины (в Новосибирске, к примеру, выпускник ГИТИСа поставил детективный триллер «Странный ужин инспектора Раффинга» на большой сцене «Красного факела»). Однако погрузиться в нашумевший текст Алексея Сальникова «Старому дому» не удалось по причинам, увы, естественного порядка. Нагрянувшая пандемия отняла не только силы, время, но и саму возможность очных репетиций в одном пространстве.

Вместо сложноустроенного и, что уж, по-философски не вселяющего оптимизм романа решено было выпустить концерт, дабы ввести изрядную порцию хорошего настроения в удрученную пандемическим макабром публику и заскучавших по привычному ритму работы артистов. После репетиционного сета по зуму музыкальные номера захотелось уравновесить словесными конструкциями — и понеслась. Между точкой отсчета в апреле и конечным результатом в декабре оказались пропасть и две большие разницы, что, впрочем, для театра дело привычное. «Спектакль — это живой процесс, — подчеркивает режиссер спектакля «ЛЮБЛЮНЕМОГУ» Денис Азаров. — Естественно, он меняется. Особенно если процесс растянут во времени. Если брать дистанцию с апреля до нашего выхода на сцену, то это, конечно, две разные истории, как все время с театром и случается. После «Петровых» был концерт. Потом решили концерт разбавить текстом, а потом текст съел концерт. Появились диалоги и монологи».

Акцентирует внимание на в конечном счете благоприятствующих творческому процессу обстоятельствах и драматург Ольга Никифорова, чей слог пришел на смену словописи уральского автора: «История этих текстов замечательная. Кому-то ковид оказался не в тему, а нам это время подошло. Я как раз набрасывала сюжеты, когда постановочные планы театра изменились. И когда режиссер меня поддержал и предложил взять в работу мои тексты, я стала писать и писать. Что-то потом вырезали, что-то наоборот — пришлось дописать, но это нормально».

Текст оказался не столько на злобу дня, хотя актуальная пандемическая повестка в нем четкой пуантой присутствует, сколько работающим на нашу маленькую личную вечность. «Мне кажется, эти тексты не особо актуальны в плане сегодняшнего дня за исключением одного, который непосредственно касается ковида, — уточняет драматург. — Но, мне кажется, этот год (надеюсь, только этот год) войдет в историю настолько, что и через много лет люди будут понимать, о чем идет речь, — о времени, когда нельзя обнять любимого, потому что он на другом конце света. В этом спектакле нет сиюминутного, что сегодня интересно, а завтра нет. Речь идет о взаимоотношении людей, о потерях, об одиночестве, а это всегда актуально. Но это не привязано к сегодняшнему дню. Это вещи, которые будут происходить всегда».

От привычной литературной основы в виде пьесы или сценария творческая команда спектакля отказалась на берегу. В поле эксперимента оказались самостоятельные новеллы, емкие жизненные истории, что из года в год разворачиваются за городскими окнами, маня прохожих не только «негасимым светом», но и «судьбы скрещеньями».

«Мы взяли нетрадиционный формат, — рассказывает Ольга Никифорова. — Это не пьеса с завязкой, кульминацией и развязкой, а пара десятков самостоятельных отрывков. Сначала были только диалоги, потом я увидела замечательных артистов «Старого дома» и дописала им монологи. Некоторые сюжеты встраиваются в одну линию, но общего героя, который прошел бы через все истории, у нас нет. Единственное, что объединяет эти сюжеты, — это город, в котором мы живем».

Город — раскаленная метафора, энергетика которой зашкаливает. Царство грез и колыбель несбывшихся надежд. Цепочка сменяющих друг друга впечатлений и непрерывная череда событий. Географическое сплетение и «лучший орган памяти, созданный человеком». Улицы, дома и, конечно же, люди с их страстями, страхами, заботами, обидами, комплексами, болями, любовями, горем, что велико, и счастьем, которое безудержно. «В сюжетах всплывают разные города — Курган, Москва, Санкт-Петербург. Но, по сути, это воображаемый город. В тексте так и говорится: у каждого город свой», — рассказывает режиссер спектакля «ЛЮБЛЮНЕМОГУ» Денис Азаров.

Впрочем, создатели спектакля не берут на себя функции исследователей городского текста. Они скорее слушатели и зрители, наблюдатели и «рассмотрители», «замедлители», «пытатели» и, пожалуй, даже, «сдерживатели бед». «Я собрала и вытащила из памяти, из фантазии своей, из личного опыта очень много историй,   поясняет драматург Ольга Никифорова. — И люди, когда их слышат все время удивляются: ой, это же про меня. А это просто про нас всех, это то, что мы проживаем. Обратите внимание, у нас на сцене все икеевское, потому что это про людей, которые покупают мебель ИКЕА и одеваются в Lamoda. Я не знаю ничего про жизнь людей, которые обитают в особняках на Адриатике. А про нас с вами я что-то попыталась зафиксировать. Поэтому актеры узнают в этих историях самих себя, происходит попадание и возникает отклик».

«Актер может сыграть одним жестом целый кусок текста, — вторит драматургу ведущий артист театра «Старый дом» Анатолий Григорьев, чей монолог открывает альманах историй. — А здесь сложилось впечатление, что и учить-то ничего не нужно, как будто это истории из нашей жизни, про нас. На репетициях мы много смеялись — очень точное попадание и распределение».

В спектакле занято 14 актеров — от вчерашних дебютантов до народной артистки России. Путь к премьере пролег через девять месяцев и две волны эпидемии, однако режиссеру удалось выстроить репетиционный процесс таким образом, чтобы отряд не замечал временной потери бойцов и продолжал складывать мозаику сценического действа. «Самая большая сложность заключалась в том, чтобы не получился ситком, миниатюры из телевизора, когда артисты вышли, отыграли сюжет и ушли под смех за кадром, — полагает режиссер Денис Азаров. — Нам следовало составить такой организационный организм, который бы все время работал, обновлялся и поддерживался. К тому же тексты настолько искренние и про всех нас, что важно было увидеть на сцене не персонажей, а самих артистов. Мне хотелось, чтобы артисты открыли в себе искренность и говорили про себя. А делать это намного сложнее, чем создавать гротесковых персонажей».

Марина ВЕРЖБИЦКАЯ, «Новая Сибирь»

Фото Катерины КОРЖАНСКОЙ

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.