Посредственный Сальери вновь отравил гениального Моцарта, но на этот раз уже на сцене концертного зала НОВАТа. 

В ДЕНЬ рождения Вольфганга Амадея Моцарта, 27 января, Новосибирский театр оперы и балета представил премьеру спектакля «Моцарт и Сальери». Одноактная опера Н. Римского-Корсакова стала первой постановкой, вошедшей в репертуар открывшегося после продолжительной реконструкции концертного зала имени Исидора Зака. В создании спектакля приняли участие хор, оркестр, оперная и балетная труппа театра и даже московский режиссер Роман Виктюк, отдавший в распоряжение главрежа НОВАТа Вячеслава Стародубцева свой голос.

Аудиозапись голоса Романа Виктюка, читающего письма Моцарта, появилась в спектакле не случайно. Скорее постановочная необходимость, чем хороший маркетинговый ход. Реверанс великой эпохе, связующая культурные пласты нить. С тем же посылом постановщик Вячеслав Стародубцев соединил в одном материале музыкальный текст Римского-Корсакова и музыку самого Моцарта — в спектакле звучит «Реквием» в исполнении взрослого хора театра. Задействовал создатель новой версии «Моцарта и Сальери» и детский хор. А музыкальный руководитель НОВАТа Дмитрий Юровский сделал оркестровую аранжировку музыкального фрагмента, который в опере Римского-Корсакова обычно исполняется на фортепиано.

Оперный спектакль «Моцарт и Сальери» — стартовая часть масштабного замысла режиссера Вячеслава Стародубцева, задумавшего осуществить постановку всего цикла пушкинских «Маленьких трагедий» в камерных интерьерах концертного зала, и начало новой истории площадки, которой присвоено имя Исидора Зака, легендарного дирижера, много лет возглавлявшего Новосибирский театр оперы и балета. «Мы открываем новую страницу в сценической жизни этого уникального и удивительного зала и чувствуем огромную ответственность и восторг, — признается главный режиссер НОВАТа. — Это пространство намолено гениальными музыкантами, которые здесь работали прежде. Здесь потрясающая акустика. И нам важно было сделать правильный первый шаг для того, чтобы продолжить традиции и создать историю, достойную наших великих предшественников. Спектакль создавался быстро, потому что мы все делали в любви и жажде творчества. Все было сконцентрировано и предельно понятно. Но, конечно, было непросто: ведь нужно было соответствовать духу, пространству, стилистике зала и в то же время внедрять новое проекционное и световое оборудование, которого раньше в этом зале никогда не было».

Новую постановку «Моцарта и Сальери» создатели характеризуют как мультижанровую, поскольку хрестоматийный оперный материал дополняется здесь саунд-дизайном, классическим балетом и элементами современной хореографии. При этом на шокирующее авангардное решение спектакль не претендует, каботируя в русле традиционной системы координат. «Конечно же, опера «Моцарт и Сальери» всем известна, — рассказывает Вячеслав Стародубцев. — Ее постановка время от времени повторяет ту или иную концепцию. Мне захотелось встряхнуть пыль кулис и сделать что-то такое нестандартное, выйти за рамки обычного жанра оперного спектакля и классической хореографии. Сделать микст как новое направление, открыть новую дорогу и залу, и опере как жанру. При этом мы понимали, что перед нами классика. Это та красота, которая будет вечно. Моцарт и Сальери выходят на сцену в классических костюмах. Конечно, можно было бы одеть их в рубашки, пиджаки, но, мне кажется, в театр приходят за красотой, за какой-то возвышенностью. Именно поэтому при всей современности взглядов нам важно было сохранить историю, культуру, которая была наработана веками. Сохранить, но дополнить. Если нет фундамента, то не на что становиться и не на что наслаивать свои переживания. Мы с вами — современные люди. Мы не знаем, кто такой Моцарт? Что такое музыка Моцарта? Что представляет собой аутентичность? Это абсолютно хрупкие и зыбкие вещи. Для меня аутентичность в музыке Моцарта — это тот свет, та энергия, которая пробивает сквозь тьму, сквозь время,сквозь историю. Моцарт — это ребенок. Его аутентичность — это детство, а его музыка — это солнце и небо».

Режиссер-постановщик уверяет, что в спектакле нет первого и второго состава. Есть ансамбль — на сцене и за кулисами. «Для первой постановки на сцене концертного зала мы привлекли команду, работать с которой — огромное счастье. Это молодые талантливые постановщики, благодаря которым появился спектакль, раздвигающий границы привычных театральных жанров, — отмечает режиссер спектакля. — В рамках этой постановки у нас случилось много дебютов. Эльдар Нагиев, первая скрипка нашего оркестра, дебютировал как дирижер-постановщик. Художник-бутафор Тимур Гуляев впервые выступил художником-постановщиком. Звукорежиссер театра Илья Олейник создал саунд-дизайн. Артист балета Кирилл Новицкий дебютировал в качестве хореографа. Актер и режиссер Сергей Захарин из театра Романа Виктюка впервые в Новосибирске работал над пластической концепцией спектакля. Нам хотелось стартануть молодой резвой радостной командой, и очень важно было иметь сцепку близких по духу людей»,

Сценография спектакля решена в контрастном монохромном сочетании черного и белого.

«В этом есть своя философия, — настаивает Вячеслав Стародубцев. — Мы привыкли воспринимать черное черным, а белое — белым. Но в каждом свете есть темное пятно, и в каждом черном пятне есть свой свет. Я бы хотел, чтобы зритель задумался о том, что для него есть черное, а что — белое. Именно из этой кажущейся простоты и рождается настоящее переживание».

«Присутствие белого цвета на сцене подсказано белым в интерьере зала, черный цвет возникает, как неразрывно связанный с ним антагонист, — продолжает мысль художник-постановщик спектакля «Моцарт и Сальери» Тимур Гуляев. — Необычное расположение оркестра тоже продиктовано условиями сценической площадки. Чтобы отделить музыкантов от основного действия, мы разделили сцену на два пространства — оркестровая площадка изображает деку рояля, струны которого отделяют оркестр от сцены. Символика спектакля проста, но каждая деталь костюма и сценического оформления осмысленна, оправданна. Рояль и метрономы на сцене символически связаны с Моцартом и Сальери. Рояль — музыкальный гений Моцарта, метроном — Сальери, с его попытками упорядочить свои мысли, «отладить» воспаленное сознание. Два бессловесных персонажа (Черное и Белое) — «сущности», отражающие душевный разлад, внутреннюю борьбу Сальери».

Марина ВЕРЖБИЦКАЯ, «Новая Сибирь»

Фото Евгения ИВАНОВА

comments powered by HyperComments