На малой сцене театра «Глобус» поселились крапивинские «Мальчики»

0
470

Новосибирский театр «Глобус» выпустил премьеру на малой сцене. 20 октября прошел первый показ спектакля «Мальчики» по повести любимого многими поколениями подростков писателя Владислава Крапивина «Та сторона, где ветер». Постановка реализована в коллаборации с семейным проектом «Детки и предки. Перезагрузка», в этом году посвященным современным интерпретациям шедевров советской литературы для детей и юношества.

«Мальчики» ‒ второй спектакль, выпущенный театром «Глобус» в содружестве с проектом «Детки и предки». В прошлом сезоне в камерном пространстве «Глобуса» появился «Доклад о медузах» по книге специализирующейся на молодежной литературе американской писательницы Али Бенджамин. Спектакль стал одной из первых театральных интерпретаций мирового подросткового бестселлера на российской сцене. В этом сезоне «Детки и предки» сместили фокус внимания с модной современной литературы для тинэйджеров на советские шедевры young adult, а команда «Глобуса» вытащила беспроигрышный лотерейный билет, выбрав для постановки повесть Владислава Крапивина, одного из тех формально детских писателей, всю прелесть которых понимаешь уже во взрослом возрасте, хотя влюбляешься с первого юношеского прочтения и на всю жизнь.

Крапивин, оказавший влияние на советских подростков не меньше, чем, скажем Джоан Роулинг на нынешних тинов, писал повести о мальчишках с верными и смелыми сердцами. Он знал, о чем рассказывает, не понаслышке. Был неформальным лидером детского движения на Урале. Умел управлять воздушными змеями и парусами и точно знал, как устроено чудо. Созданный Крапивиным в 1961 году в Свердловске отряд «Каравелла» немало способствовал культивированию нового романтического героя-подростка, обладающего смелостью и обостренным чувством справедливости, умеющего дружить и спешащего туда, где труднее всего, а уж сколько сердец пронзили и воспитали произведения классика советской молодежной повести – и вовсе не счесть.

На театральных подмостках произведения Крапивина сегодня идут редко – кому-то кажется, что эти истории не укладываются в парадигму современного мира, где пацаны больше не запускают воздушных змеев во дворах и не строят из шлюпок парусников, кому-то чудится, будто язык писателя морально (и не только) устарел. Между тем, глобусовские «Мальчики», идеально вписавшиеся в репертуар взросления театра «Глобус», яркое доказательство несправедливости такого манкирования. Казалось бы, между эпохой, о которой рассказывал Крапивин, и нашим временем пролегает огромная пропасть, однако герои, которые мечтают о крепкой дружбе, ищут истину и нравственные ориентиры, смело рвутся в бой с лицемерием, ложью и несправедливостью, тянутся к приключениям и сталкиваются один на один с разочарованиями, и в 21-м столетии актуальны, как никогда.

Спектакль и литературный первоисточник имеют разные названия. И это, как всегда и бывает на сцене, отнюдь не случайность. С одной стороны, есть понятие «крапивинские мальчики».  Команда театра «Глобус» вместе с художественным руководителем Ачинского драматического театра Артемом Терехиным, выступающим режиссером новосибирского спектакля, пытается разобраться в том, кто такие сегодняшние мальчики? Что заключено в этом свежем, легком, полном надежд на будущее образе? Как повлияло наше время на их честность, бескомпромиссность и умение дружить? Мальчики, говорящие о себе. Мальчики, говорящие о каждом из нас.

«Если убрать все контексты, то «мальчики» – это ведь не запатентованный термин, — подчеркивает режиссер спектакля Артем Терехин. — Это довольно распространенное название, пьес с таким названием много. Мальчики – не гендерное описание, не возрастное, это состояние. Это ощущение мира. Гурджиев в свое время перефразировал «Имя мне – легион». Сказал, что внутри нас живет легион. Человек, который лег спать и который проснулся, – совершенно разные люди. Этот легион важно осознать и принять. Есть мальчик, который курил и прятал дневник, а есть тот, который бабушку через дорогу перевел. И это все разные мальчики, которые живут во мне. «Мальчики» как «бабочки в животе», в этом есть что-то легкое, в хорошем смысле грустное, невозвратное, но при этом то, к чему всегда хочется стремиться».

Ассоциативно и рефлекторно, в постмодернистском ключе, команда спектакля сопрягает «крапивинских мальчиков» и с «мальчиками» Достоевского, а затем доводит образ до философского обобщения. «Мы же постмодернисты, любим поиграть с контекстами. Я не могу здесь не сравнивать Достоевского и Крапивина. И если на «мальчиков» Достоевского вся надежда в будущем, то «мальчики» Крапивина уже сейчас крутые, они «про настоящее». Переплетение тонкое, но важное. Плюс есть знаменитый спектакль Сергея Васильевича Женовача, мы в его поле живем так или иначе. На мой взгляд, это один из самых точных спектаклей по «Карамазовым». Мы не рефлексируем насчет этого спектакля, у нас нет прямых цитат, тем не менее мы знаем, что он есть во Вселенной, которую мы создаем», — поясняет Артем Терехин.

В глобусовских «Мальчиках» Артем Терехин выступает также в качестве автора литературной композиции и музыки, которую на сцене «вживую» исполняют артисты театра. Такую функциональную полифоничность режиссер объясняет художественной необходимостью: «Это определенный жанр спектакля, где музыка работает как режиссерское решение — где текст как режиссерское мышление. Так как мы ограничены во времени и пространстве, мне легче эту кашу заварить «в одного». Работа с музыкой рождает другой уровень доверия с артистами. Мы можем уйти от клише, что главный в спектакле – режиссер. Музыка эту дистанцию между мной и актерами стирает. Она вообще стирает языки, регалии, возраст, всё что угодно. Тем более мы ставим спектакль про нашего внутреннего ребенка, про наши воспоминания. Я сейчас говорю не о теме спектакля, а о рабочем процессе. Все мы нежно относимся к себе детям. И возникает вопрос понимания, как безобидное существо вдруг превращается в тебя: человека с компромиссами, недостатками, не всегда доброго, не всегда справедливого, иногда откровенно плохого. Опять же люди за инструментами, которые не являются музыкантами, по определению дети. У них возникает детский азарт. Я вижу, что артистам нравится, а когда артисту нравится – он это присваивает, отстаивает, он будет на сцене бороться за то, чтобы это понравилось другим».

Определить границы целевой аудитории нового спектакля в театре «Глобус» сложно. «Мальчики» настолько искренне, пронзительны и вдохновенны, что будут понятны и сегодняшними ровесниками героев-подростков, и теми, кто помнит эпоху, в которой жили крапивинские герои. «Это в данном случае не важно, — утверждает режиссер. — Мой папа жил в Советском Союзе, я в нем родился, мой сын его не застал. Но мы абсолютные копии друг друга. Мы повторяем ошибки друг друга. Помните, как у Булгакова, в целом люди не меняются, их испортил квартирный вопрос. Лучше обращаться к узнаваемым вещам в разном возрасте. Лучше пусть через наш спектакль зрители придут к литературе, к Крапивину, который абсолютно незаслуженно не столь популярен, как другие авторы. А ведь он продуктивнее Льва Толстого. Пусть прочтут «Голубятню на желтой поляне» или «Дети синего фламинго». Это по-настоящему честное чтиво для подростков».

Марина ВЕРЖБИЦКАЯ, «Новая Сибирь».

Фото Фрола ПОДЛЕСНОГО

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.