Новое время года Ефрема Подгайца наступило в Новосибирске

0
1374

Успешную премьеру концерта для скрипки и камерного оркестра «Времена года в Москве» Ефрема Подгайца комментируют сам композитор, а также исполнители — солист Алексей Лундин и дирижер Шахмаметьев.

В КОНЦЕ января в Новосибирске — сначала в Доме ученых, а затем в камерном зале имени Арнольда Каца — состоялась премьера новой работы знаменитого композитора и музыкального педагога Ефрема Подгайца «Времена года в Москве» — концерт для скрипки и камерного оркестра.

Когда я увидел программу субботнего концерта камерного филармонического оркестра, сразу же вспомнил любимый многими музыкантами анекдот о том, как маленький еврейский мальчик поступал в школу, и на собеседовании его спросили, сколько он знает времен года.

Ребенок, не задумываясь, говорит: «Шесть!..» — и на недоуменный вопрос директора: «Таки уже всего только шесть?», отвечает: «Да, они всего таки у Вивальди, Гайдна, Пьяццола, Лусье, Чайковского и Глазунова!..»

На этот раз наряду со всем известным Йозефом Гайдном во втором отделении значилась новая для наших слушателей работа Ефрема Подгайца. Ефрем Иосифович — интересный композитор, и художественный руководитель филармонического камерного оркестра Алим Шахмаметьев нередко включает в программу его работы. Интрига состояла еще и в том, что исполнять «времена» должен был Алексей Лундин, ведущий солист оркестра «Виртуозы Москвы», которого в Новосибирске любители академической музыки очень ждали. И не были разочарованы. Музыка, которую мы услышали, оказалась очень насыщенной и трагизмом, и юмором, но при этом очень театральная. Почти все произведение я слушал с закрытыми глазами и представлял, как бы мог выглядеть одноактный балет, поставленный на эту музыку. Если первое отделение прошло просто очень хорошо, то исполнение премьеры Подгайца вызвало настоящий фурор — Алексея многократно вызывали на сцену, и в конце концов он с оркестром исполнил одно из произведений Пьяцоллы.

Подгайц — автор тринадцати опер, шести мюзиклов, двух балетов, симфонических, камерных, хоровых и вокальных произведений, широко исполняемых на фестивалях, конкурсах и концертах по всему миру. Он очень не любит давать интервью, поэтому мне пришлось договариваться о разговоре с ним через Лундина и Шахмаметьева, за что им большое спасибо. Я благополучно дозвонился до Ефрема Иосифовича и задал ему несколько вопросов.

Шесть вопросов к Подгайцу

— Количество сочинений, описывающих «времена года», уже приближаются к десятку, но вы не боялись рискнуть и сочинить еще одно. Откуда оно возникло?

— Тут была интересная история. У меня есть друг скрипач — Левон Амбарцумян, он исполнял практически все мои скрипичные работы. Его пригласили в США, где он до сего дня живет в штате Джорджия. Как-то раз, приехав в Москву, он мне пожаловался: «Слушай, Ефрем, — сказал он, — свои «Времена года» в даже Буэнос-Аэйресе и в США есть, а вот в России до сих пор нету». Было это 15 лет назад. Поначалу я не отнесся серьезно к этому предложению. Но постепенно эта мысль все чаще и чаще стала появляться у меня в голове. В конце концов я сел и написал это произведение.

— Ефрем Иосифович, в трех частях из четырех прослушиваются музыкальные цитаты из популярных фильмов о Москве. Это была такая изначальная задумка?

— Вы знаете, ведь музыка несет общечеловеческие чувства, поэтому должны быть некие детали, которые очень хорошо знакомы слушателям, чтобы обозначить место действия.

— Мне, наверное, показалось, но за каждой музыкальной частью чувствуется какая-то судьба, нередко наполненная трагизмом, переходящим в лиризм, романтическое настроение. Вы опирались и на литературный материал, когда писали эту музыку?

— Конкретного литературного материала не было, но это не значит, что вы не правы.

Первоначально я очень хотел, чтобы Алексей Лундин играл премьеру этого произведения, но он, к сожалению, не смог, поэтому его исполнил Амбарцумян. А потом эта вещь понравилась известному домристу Николаеву, и он стал ее исполнять. Я в последнее время все партитуры пишу в двух вариантах — для классического состава и для оркестра народных инструментов. Но наконец все сошлось. И новосибирский оркестр, и Алексей оказались вместе, и вот спустя два года удалось исполнить эту работу.

— Давно не присутствовал на такой мощной премьере. Мы разговаривали с Алексеем после концерта, и он мне сказал, что у вас есть цикл миниатюр для скрипки и камерного оркестра, и что он очень хочет эти миниатюры исполнить. О чем идет речь?

— Я очень люблю гулять. Оглядываюсь по сторонам, подмечаю какие-то важные, но малозаметные детали. К примеру, недавно прогуливался в Царицыно и увидел на одном дереве последний лист, как в рассказе О’Генри. Очень трогательный лист. Вернулся домой и написал миниатюру... Таких примеров много. Накопился материал на целую программу.

— И какой получается хронометраж?

— На одно отделение. Но вы знаете, у меня есть двойной скрипичный концерт, который прекрасно исполнят Юлия и Алексей. Плюс отделение миниатюр. За эти работы мне не стыдно.

— Алексей упомянул еще о некой детской программе, про сказки об оркестре.

— О да, их две. Для большого оркестра. Первая была написана в 1999 году, а позже появилась «Странная струнная сказка». Там все такое детское… странствия принцессы Скрипки, ну и тому подобное. Обычно эта программа проходит на новогодние праздники. Помимо сказки там звучат две кантаты для детского хора и камерного оркестра — «Удивительные песни» и «Хохотальная путаница».

Четыре вопроса к Лундину

Безусловно, очень важным является то, кто исполняет произведения Ефрема Подгайца.

Как уже было сказано, он очень хотел, чтобы «Времена года в Москве» исполнил Алексей Лундин. И вот теперь, когда это свершилось, мы с ним обсуждаем происшедшее в гримуборной.

— Алексей, как первые впечатления о концерте?

— Блестяще!!! Великолепное произведение! А вам как оно показалось из зала?

— Блестяще!!! Великолепное произведение! Очень образное. Я бы сказал, что это музыка для балета. Оно как бы специально создано для сцены.

— У меня точно такое же ощущение. Было бы здорово поставить на это произведение одноактный балет.

— А как вам, Алексей, у нас в Новосибирске?

— Прекрасно. Отличный оркестр. Музыканты подготовлены, коллектив может исполнить любую музыку. И у оркестра есть своя публика, которая его любит. Вообще, для меня Новосибирск по уровню культуры уступает только Москве и Петербургу. Конечно, здесь есть большая историческая составляющая... Мы все помним, что в годы войны у вас работали выдающиеся музыканты, и городу удалось сохранить это наследие.

— Вы выразили желание исполнить цикл миниатюр Подгайца и его двойной концерт-сказку. Это возможно осуществить в Новосибирске с нашим оркестром?

— Конечно, с таким оркестром это возможно. Вообще, городу повезло, что Алим любит исполнять произведения Подгайца. Ведь сегодня он один из лучших композиторов, особенно для струнных. Поэтому я с радостью могу приехать и исполнить.

Шесть вопросов к Шахмаметьеву

Ну а теперь чуть более подробный разговор с художественным руководителем камерного филармонического оркестра и его главным дирижером Алимом Шахмаметьевым.

— Алим, благодаря вам мы узнали такого композитора, как Ефрем Подгайц. Изучая репертуар будущего сезона пятого абонемента, невольно выискиваешь взглядом композиторов, к которым ты нас приучил. Ефрем Подгайц, Борис Тищенко, Антон Танонов... По-разному бывает, но вот прозвучавшая сегодня премьера «Времена года в Москве» произвела на зрителей очень сильное эмоциональное впечатление, мне показалось, что некоторые даже забыли о Вивальди и о других авторах «сезонных» композиций. Ты заранее предполагал, что это будет настолько эмоционально и ярко?

— Вы правы, к музыке Ефрема Подгайца мы обращаемся не впервые. Как-то в одном из концертов пятого абонемента мы исполнили с «ПетРо Дуэтом» его  «Концерт для двух фортепиано с оркестром», затем в одном из концертов «Белого фестиваля» прозвучал «Диптих памяти Шостаковича». И вот теперь — «Времена года в Москве».

Музыка Подгайца привлекает меня своей искренностью, широкой эмоциональной палитрой. Оркестру очень полезно исполнять его сочинения: виртуозно владея письмом для струнных, Ефрем Иосифович в каждом сочинении побуждает нас приподниматься над нашим собственным уровнем игры, достигая качественно новых высот. Музыка Подгайца, являясь сложной как в техническом, так нередко и в эмоциональном плане, при этом способна проникать в сердца слушателей практически со скоростью звука. Публика всегда реагирует очень горячо и искренне. В будущем, конечно же, мы будем продолжать знакомить новосибирцев с творчеством этого замечательного композитора.

— Алим, а ведь Ефрем Ефимович написал очень много театральной музыки для детей. Не кажется ли вам, что для исполнения его наследия можно было бы активно использовать так называемую детскую филармонию, учитывая, что здание Камерного зала — это в прошлом здание театра юного зрителя?

— Да, Подгайц особую роль отводит сочинениям для детей. Оперы «Баранкин, будь человеком», «Пастушка и Трубочист», «Мойдодыр», «Дюймовочка», мюзиклы «Пух-Пух-Пух», «12 месяцев», и еще много других произведений так называемого детского репертуара. Как было бы здорово нам в Новосибирске исполнить хотя бы часть этого! Вот, он вам, к примеру, рассказал о его «Странной струнной сказке» — думаю запланировать ее исполнение в следующем сезоне.

— Сегодня я почти все время слушал «Времена года в Москве» с закрытыми глазами, настолько эта музыка была театральна и рождала массу зрительных образов. С этим согласились и автор, и солист Алексей Лундин. Может быть, есть смысл подобрать хореографа и сделать программу, объединяющую живую музыку и живой танец? Это сейчас вызывает большой интерес у зрителя.

— Надо подумать. У нас есть такие планы — соединить танец и музыку.

— Алим, ваш оркестр переживал различные времена. Последние несколько лет директор, теперь уже бывший, держал вас на голодном пайке. У вас не было средств для приглашения интересных солистов, вы стали терять публику. Приглашение Алексея Лундина — это случайность или сигнал к исправлению ситуации, и мы скоро вновь будем слушать интересных сильных исполнителей?

— В этой связи хочу поблагодарить генерального директора филармонии Бочарникова, который прикладывает усилия в том числе и к тому, чтобы жизнь нашего коллектива изменилась к лучшему. Мы регулярно совещаемся, обсуждаем массу вопросов. И, что главное, каждая наша встреча приносит ощутимый для всех положительный результат. К сожалению, при прошлом руководстве ситуация была, мягко говоря, иная... А приезд Лундина в существующих «ковидных» реалиях невозможно было бы осуществить, если бы не смелое и твердое решение руководства филармонии. Я очень рад, что успех этих концертов полностью оправдал эти усилия. В следующем сезоне у нас заявлен приезд Александра Рудина, Ильи Иоффа и еще ряда солистов. Я уверен, что мы сможем вернуть нашему зрителю горячо полюбившиеся им моменты встреч с лучшими музыкантами России и мира.

— Может быть, пора вернуться и к работе с музыкантами из Санкт-Петербургского дома музыки, которых вы нередко привозили?

— Да, конечно. Более того, эта работа примет системный характер: по инициативе Министерства культуры мы устанавливаем партнерские отношения с Домом музыки Санкт-Петербурга. В грядущем сезоне запланированы четыре концерта в рамках цикла «Солисты Санкт-Петербургского дома музыки с Филармоническим камерным оркестром».

— Похоже на то, что у вас началась белая полоса?

— Очень на это надеюсь и стучу по дереву.

Александр САВИН, специально для «Новой Сибири»

Фото Михаила АФАНАСЬЕВА

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.