Рената Миронова: Музыка — как воздух

0
2522

Композитор-исполнитель, пианистка, победитель международного конкурса Golden Time рассказала об источниках вдохновения и о том, какой должна быть современная музыка. 

ДЛЯ сибирского композитора это не первая международная победа — Рената уже становилась лауреатом первой степени международного конкурса Hola, Espana 2018 в Испании. Организаторы конкурса пригласили новосибирского композитора в Лондон на ежегодную премию Golden Time в октябре 2020 года, пообещав помочь с визой и взносом за участие.

— Рената, какой должна быть современная музыка, чтобы она была близка людям?

— Она должна быть искренней. Все, что идет от сердца, всегда отражается в душах слушателей. Сейчас очень много экспериментальных направлений. Даже авангардом сейчас не удивить. Музыка подобного склада требует большого слушательского опыта и подготовки. И пусть моя музыка похожа на романтиков, меня сравнивают с Таривердиевым и Петровым, что очень приятно, но я не могу себя сломать и писать современно.

— Сколько лет вы уже пишете музыку, с чего все началось?

— Я родилась в прекрасной семье, где музыке уделялось особое место. Моя мама закончила музыкальную школу при Ташкентской консерватории, она подавала большие надежды, но, к сожалению, ей не удалось получить высшее музыкальное образование. Ребенком я проявляла большой интерес к фортепиано. Инструмент был для меня своеобразным параллельным миром. В детстве я была очень замкнутой, а за фортепиано чувствовала себя уверенно и свободно. Тогда и стали рождаться первые мелодии.

— Вы закончили консерваторию по классу фортепиано. Были ли у вас наставники в сочинении музыки?

— В консерватории факультативно я посещала занятия Юрия Ивановича Шибанова, у нас было буквально пара уроков, которые мы прекрасно провели. Я показала ему свои романсы, цикл «Времена года», которые он, на мой взгляд, высоко оценил. Обучение композиции отличается от привычных нам процессов обучения у исполнителей, когда педагог говорит, как нужно. Композиция — личный мир автора, поэтому важно ценить то зерно, которое есть в человеке, и бережно его проращивать. Еще у меня был в жизни потрясающий педагог Лазарь Ефимович Александровский, который вел обширный курс дисциплин в музыкальном училище Новокузнецка, откуда я родом. Он первым предложил позаниматься со мной гармонией, когда наш курс посещал его факультативные занятия по импровизации. Часто ругал и не брал на свои концерты, потому что каждый раз у меня получалась законченная форма, а ему хотелось размытости и спонтанности. У всех студентов это выходило в стиле авангардной музыки, а у меня — всегда гармония, как у Моцарта. На четвертом курсе я заявила, что хочу поступать на композиторский факультет. На что он спокойно ответил: «Поступай лучше на фортепианный. Но ты не поступишь». И о чудо, я поступила! На вступительном экзамене в консерваторию способность моментально сочинять музыку мне очень помогла. От сильнейшего волнения я напрочь забыла текст одного из разделов прелюдии Баха до-диез минор, 2-й том. Тогда я что-то наиграла, примерно в стиле Баха, сделала модуляцию к следующему разделу. Как мне хватило духа доиграть до конца — я не знаю. Думаю, в приемной комиссии улыбнулись, а моя мама, которая слушала за дверью, даже не заметила перемен в прелюдии.

— К какому направлению вы определили бы себя как композитора? Можете описать свой стиль?

— Поначалу мне приписывали стиль «неоклассика». Кстати, неоклассика и неоклассицизм — это разные вещи. Иногда на концертах я объясняю разницу этих стилей, исполняя свои примеры. Неоклассицизм — академический стиль, в котором работал, к примеру, Стравинский, он обращался к классицизму, возрождая его. А неоклассика — современный неакадемический стиль, это легкая атмосферная музыка. Проанализировав свои работы, я поняла: да, пожалуй, мои детские пьесы можно назвать неоклассикой. А сейчас мой стиль близок к романтическому: порывистость, сложные виртуозные пассажи, разнообразная гармония. И моя главная любовь — мелодия.

— Вы пишете исключительно для фортепиано или и для других инструментов, камерных составов, оркестра? Быть может, театральную музыку?

— Я пробовала писать для оркестра. Эта работа требует полного погружения и огромного опыта. Как заставить сто инструментов дышать как единый организм? Хорошо, что мне повезло родиться в век высоких технологий, где можно воспроизвести и оценить свои записи. Был опыт написания музыки для фильма, компьютерной игры, театральных постановок. Но в данный момент я пишу только для фортепиано. Это миниатюры, из крупной формы — циклы. В моих планах также создание музыки для разных инструментов и составов. Когда такой великолепный музыкант, как кларнетист Маргарита Аунс, говорит тебе: «Рената, напиши», — то, конечно, планируешь и радуешься оказанному доверию. Если честно, не люблю кого-либо напрягать, привыкла надеяться только на себя: сама сочинила, вышла и сыграла.

— Композиторское дело требует затрат и вложений. Кто помогает современным композиторам осуществлять те или иные проекты? Или все полностью лежит на плечах авторов?

— В моем случае поддержки нет. Организация концертов, издание дисков — все самостоятельно. Но я могу выделить яркое имя женщины, которая обращает внимание на людей искусства и науки, — это Ольга Зонова. Она учреждает премии, поддерживает медийно. У нас много прекрасных мастеров в области культуры — художники, писатели, поэты, музыканты. Они достойны признания! Новосибирск — город очень сложный. Но спустя три года концертной деятельности я начинаю чувствовать обратную связь от коллег-музыкантов и слушателей. Это вдохновляет! Позволяет идти дальше.

— Расскажите о своем участии в международном конкурсе Golden Time. Как удалось получить сразу два Гран-при?

— Этот конкурс дистанционный и, наверное, не имеет такого статуса, как очный, когда ты выходишь на сцену «здесь и сейчас». Комфортные, тепличные условия: ты высылаешь свои концертные видео, которых у меня огромное количество. Увидев рекламу в инстаграме, я написала организаторам и оплатила не особо большой взнос. Первый Гран-при получила за фортепианную пьесу «Свет, который всегда с тобой», а второй — за две пьесы «Бесконечный поток» и «Дельфины» из поэтико-фортепианного цикла «Эскизы о Воде». Организаторы помогают с визой и оплачивают участие победителей в церемонии. Еще я хочу связаться с межкультурным центром в Лондоне, чтобы организовать там концерт.

— Ваши источники вдохновения? Знаю, что кроме музыки вы увлекаетесь живописью и поэзией.

— У меня с детства трепетное отношение к природе, я человек с обостренным чувством прекрасного. Дети, отношения между людьми, все самое доброе, что есть на Земле, меня невероятно вдохновляет. Рисовать и писать стихи люблю, но музыка — более исследованная область. Недавно я ввела традицию: после каждого концерта дарить картину одному из слушателей. Неуместно продавать свои картины, ведь я не художник, а дарить приятно. Я счастлива видеть людей, которые приходят на концерты раз за разом. Был такой интересный случай, от которого у меня до сих пор мурашки по коже. После концерта в ГЦИИ ко мне подошла девочка лет пяти-шести, совершенно одна, и просто крепко меня обняла. Это было непередаваемо сильно!

— Есть ли у вас мечта, связанная с творчеством?

— Если моя музыка станет ступенькой к пониманию великой классической музыки, я буду счастлива. И я бы поставила амбициозную цель: чтобы культурная элита расцветала и расширяла свои горизонты.

Маргарита МЕНДЕЛЬ, «Новая Сибирь»

Фото из личного архива Ренаты МИРОНОВОЙ

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.