Сергей Осинцев: Мы не воспитываем, мы ‒ выращиваем зрителя

0
5595

Июнь вошел в театральный календарь как месяц «Больших гастролей», соединивших в одном межрегиональном проекте два города возможностей и два крупнейших драматических театра страны. Новосибирский «Красный факел» впервые за последние полвека побывал со своими сценическими бестселлерами в Тюмени, а Тюменский Большой драматический театр сыграл в столице Сибири четыре знаковых спектакля своего репертуара. О том, что дает обмен сценами, как преодолеть зрительскую инерцию и почему лето не повод уходить в отпуск, в интервью «Новой Сибири» рассказывает директор, актер и продюсер ТБДТ Сергей Осинцев.

Большие обменные гастроли между Новосибирском и Тюменью Сергей Осинцев открыл в роли Оргона в спектакле «Тартюф» по пьесе Мольера

— Насколько вашей артистической команде интересен Новосибирск как точка на гастрольной карте страны?

— Для нас визит в Новосибирск, как приезд домой, да и сцена «Красного факела» нам почти родная. В вашем городе мы были много раз. Сначала принимали участие в фестивале «Сибирский транзит», потом играли спектакли на «Ново-Сибирском транзите», но такие продолжительные гастроли у нас в Новосибирске прошли впервые. Хочется надеяться, что первый опыт не станет последним. Мы будем дружить регионами, театрами и регулярно меняться спектаклями и сценами.

— Успех мюзикла «Семейка Аддамс», который вы показывали в Новосибирске прошлой осенью в рамках фестиваля «Другие берега», мы прекрасно помним. Как вас встретил новосибирский зритель на этот раз?

— Мы были очень рады теплому приему, хотя первый выход на сцену нас немножко напугал. Новосибирские зрители иначе восприняли нашего «Тартюфа» и по-другому реагировали на спектакль. Казалось бы, Мольер, комедия, все сразу должны смеяться, а зал молчал и внимательно слушал. Зато в антракте раздались такие аплодисменты, как будто спектакль уже закончился. У нас так между действиями не аплодируют, поэтому мы были сражены наповал. В финале зал вообще встал. Раздались крики «браво». Мы даже не считали, сколько раз выходили на бис ‒ кланялись и кланялись. Тоже самое, кстати, происходило и у новосибирских артистов в Тюмени. Оба театра почувствовали, как их ждали и как им были рады.

Сергей Осинцев открывает гастроли Тюменского Большого драматического театра в Новосибирске в тандеме с заместителем министра культуры НСО Оксаной Грегул

— А если говорить о технической стороне: как вы сработались со сценой «Красного факела»?

— Мы изначально выбирали спектакли, которые могли технически и художественно без потерь пройти на чужой площадке. Большая сцена «Красного факела» позволила нам максимально сохранить художественное оформление всех привезенных спектаклей. Порадовала прекрасная акустика. Если в своем родном зале мы работаем с головными микрофонами, то в Новосибирске звукорежиссеру пришлось звук микрофонов уменьшать, потому что нам акустическое наполнение зала давалось слишком легко. Конечно, не все спектакли встали бы на сцену «Красного факела», но мы всегда работаем в этом направлении. И, если это возможно, от поездок в другие города не отказываемся. Например, у нас проработана интересная форма сотрудничества с Пермским академическим «Театром-Театром»: мы обмениваемся премьерами, регулярно ездим друг к другу ‒ и делаем это за счет собственных средств, заранее просчитывая доходы и расходы. Такие гастроли не приносят много прибыли, но театр вообще не может быть прибыльным делом.  По крайней мере, мы покрываем свои затраты на гастроли и даем зрителям возможность увидеть в течение сезона больше новых спектаклей. Для нашего региона это очень важно. У нас мало театральной публики, и нужно все время показывать что-то новое. Благодаря премьерному обмену мы обеспечиваем зрителей новинками сполна.

Сергей Осинцев проводит тренинг для молодых актеров на Арт-кластере «Таврида» в Крыму

— Какие еще формы работы со зрителями использует команда ТБДТ?

В нашем театре есть отдел маркетинга. Он называется «Отдел притяжения», потому что притягивает не только тех, кто проходит мимо кабинета, но и зрителей, с которыми ведет постоянную работу. У нас есть большой клуб любителей театра. Это независимая команда зрителей, которые смотрят и обсуждают спектакли, снимают видеоролики, ведут социальные сети и даже вручают свою театральную премию. Еще один интересный проект — сотрудничество с амбассадорами «Пушкинской карты». У нашего театра более 100 амбассадоров. Они посещают культурные мероприятия нашего города бесплатно, но при этом призывают других молодых людей покупать билеты по «Пушкинской карте». Мы внимательно следим, как работают эти люди. Читаем их посты и комментарии. Приглашаем для них театроведов и театральных критиков. Проводим мастер-классы. И убеждаемся, что у нас очень образованная и сведущая в театральном искусстве молодежь. Еще один наш проект – доступные билеты для студентов любой формы обучения: в день спектакля они могут приобрести билеты по фиксированной цене почти на любые места. Все начиналось с 50 рублей за билет, и очередь в наши кассы выстраивалась, как в мавзолей к Ленину. Сейчас стоимость студенческого билета составляет 300 рублей. И эта акция также позволяет нам дополнительно получать полные залы.

Сергей Осинцев в моноспектакле «Новеченто», закрывшем гастроли Тюменского Большого драматического театра в Новосибирске

—  В рамках обменных гастролей вы привезли в Новосибирск спектакли разных жанров, стилей и форм. Какова репертуарная стратегия Тюменского Большого драматического театра?

— В Тюмени очень мало театров: театр кукол, наш драматический, небольшой авторский театр «Ангажемент» и молодежный центр для экспериментальных театральных проектов. Поэтому, когда в 2011 году наша команда пришла управлять ТБДТ, мы выбрали концепцию «театра для людей». Эту строчку мы украли у Джорджо Стрелера, подразумевая, что театр должен быть разным и в художественном плане, и в смысле привлечения зрительской аудитории. К примеру, в Тюмени нет музыкальных театров. Мы поставили перед собой задачу развиваться в этом направлении. Наш мюзикл «Семейка Аддамс» впервые за всю историю Тюменской области принес театру «Золотую маску». Зрители на него первым раскупают билеты. Другие города хотят видеть этот спектакль у себя на гастролях. Когда мы ставили «Семейку», честно говоря, не рассчитывали на такой успех, а теперь очень гордимся спектаклем и ищем новые эффектные названия для постановки. В нашем репертуаре есть и драматические, и музыкальные, и детские спектакли. В следующем году планируем реализовать большой кукольный проект. Кто-то удивится такому разнообразию, а наши продажи показывают, что интерес у тюменской публики к театру просто огромный. В нашем здании работают четыре сценические площадки, рассчитанные в общей сложности на две тысячи мест, и при этом почти не бывает свободных кресел.

— На сегодняшний день в Новосибирске не осталось ни одного театра без главного режиссера. Справедливо считается, что для полноценной работы театральному организму нужен художественный лидер. Между тем, ТБДТ много лет работает без главного режиссера. Это принципиальная позиция коллектива?

 В нашем театре не предусмотрена должность главного режиссера. Это решение наша художественная команда приняла еще в начале работы. Каждый сезон у нас получает свое направление, концепцию и название, ориентируясь на которые, мы формируем будущий репертуар и приглашаем на постановку разных режиссеров.

В Тюменском Большом драматическом театре работают четыре сценические площадки, одна из них — Арт-кафе

— Обменные гастроли показали, что Новосибирск и Тюмень прочно связаны режиссерскими именами. Роман Габриа, поставивший в ТБДТ спектакль «Каренин А.», приглашен в «Красный факел» на постановку «Собачьего сердца». Александр Баргман, чей «Тартюф» открывал гастроли, хорошо знаком зрителям по спектаклям «Жар и холод», «Отцы и сыновья», по работам на сцене Городского драматического театра.

— У нас в этом смысле действительно интересные связи с Новосибирском. Например, в нашем театре когда-то поставил «Женитьбу» режиссер Павел Южаков. Спектакль долго шел в репертуаре театра и пользовался популярностью у зрителей. А еще благодаря Паше мой заместитель по художественно-творческой деятельности Кристина Рудольфовна Тихонова стала актрисой. Режиссер увидел ее и сказал, что хочет, чтобы она играла у него в спектакле. Теперь она одна из самых востребованных артисток. А режиссера Александра Баргмана, чей спектакль «Тартюф» открывал наши гастроли, мы по праву называем «нашим». Именно тюменский театр когда-то дал ему старт для постановок на большой сцене. Эта история началась в 2011 году. Когда я стал директором, совершенно не знал, где брать режиссеров. И от безысходности написал объявление у себя в социальных сетях — ищу режиссера. Александр Баргман появился у нас по объявлению и сейчас работает над десятым спектаклем с нашей командой. После удачного опыта в Тюмени он как режиссер пошел по стране, и в том числе нашел общий язык с Новосибирском.

— Еще одно пересечение с театральным Новосибирском ‒ артисты. В вашей труппе работают выпускники Новосибирского театрального института. Как складываются взаимоотношения с новосибирской театральной школой и ориентирован ли ваш театр на то, чтобы дать дорогу молодым?

Новосибирская театральная школа прекрасна. Сейчас у нас работают два выпускника НГТИ. Это ‒ Женя Казакова, одна из наших ведущих актрис, и Роман Гусак ‒ очень перспективный молодой артист. Рома проработал у нас всего один год, но уже имеет несколько главных ролей. Сейчас, например, занят в репетициях спектакля «Наш городок». У нас много молодых ребят в труппе. Все они представляют разные театральные школы ‒ Красноярск, Новосибирск, Саратов, Тюмень. В прошлом году мы набрали семь артистов, этим летом объявили кастинг и еще примем два-три актера. И нам очень приятно, что молодежь хочет работать в нашем театре. Тем более что у нас правильная концепция. Во-первых, мы уже в первый год даем молодым достаточное количество ролей. Во-вторых, считаем, что артисты на сцене примерно должны соответствовать возрасту персонажей. Это в советское время девушку могла играть возрастная примадонна, а сегодня зритель, приходя на «Ромео и Джульетту», хочет видеть историю про молодых. Поэтому мы тщательно подбираем молодых актеров в труппу и сразу бросаем их в океан театральной жизни, чтобы они имели возможность показать себя.  И чаще всего получаем очень удачный опыт.

В моноспектакле «Новеченто» Сергей Осинцев исполняет роль талантливого музыканта, найденного младенцем на корабле и никогда не ступавшего на сушу

— Ваш театр легок на подъем? Любите гастролировать?

— Мы — выездной театр. Очень часто выезжаем на гастроли и по стране, и по области. У нашего департамента культуры разработана грантовая поддержка для театральных постановок, и мы регулярно получаем гранты, на которые создаем спектакли, приспособленные для работы на других площадках. Благодаря мобильным декорациям, которые не нужно крепить к стационару, мы проехали все субъекты нашего региона, все большие города, все ДК и колонии (был и такой опыт в Год театра). Но основные точки, конечно, Сургут, Ханты-Мансийск, Тобольск. Самая тяжелая и дальняя наша площадка ‒ Салехард. Туда можно добраться только на самолете. Других дорог нет. Поэтому, когда появляется возможность изготовить декорации для нашего спектакля прямо в Салехарде, мы берем в ручную кладь костюмы, летим и играем спектакли там.

— Какие у ТБДТ планы на лето?

— Мы очень много работаем, даже по понедельникам, когда у всех театров выходной. В этом году впервые приняли решение уйти в отпуск в августе, потому что в Тюмени большой поток туристов, и в самый напряженный туристический месяц, июль, наш театр просто не может быть закрыт. Кстати, эта идея родилась неслучайно. В прошлом году, когда все ушли в отпуск, а у меня как у директора летом отпуска не было, я водил по театру экскурсии. Провел более 20 экскурсий и заработал для театра много денег. Оказалось, что такой формат очень интересует зрителей. С тех пор экскурсии идут у нас несколько раз в месяц, и билеты на них как на самые востребованные программы раскупаются заранее.

— Тюменский зритель активно идет на ваши эксперименты и новшества?

—  Принято говорить, что мы воспитываем зрителя, на самом деле мы его выращиваем. Когда 12 лет назад к управлению театром пришла наша команда, мы поставили перед собой задачу получить зрителя, который будет одинаково воспринимать и сложные, и несложные спектакли. А для этого его нужно вырастить. Собственно, поэтому у нас и появилась специальная программа для студентов, ведь уже сегодня нужно затягивать в театр тех молодых людей, которые завтра станут взрослыми. Да, в будущем он не будут ходить в театр по 50 рублей, но театр к тому времени обязательно полюбят. И мы уже сегодня наблюдаем в Тюмени положительную тенденцию. Люди стали чаще ходить в театр на сложные постановки. Яркий пример ‒ новосибирский спектакль «Тайм-аут» на нашей сцене. У нас нет таких спектаклей, где бы переплетались мультимедиа, драма и сложная концепция, и зрителю нужно было одновременно и смотреть, и слушать. Это новый для нашей публики опыт, но зал взорвался аплодисментами. Если бы 12 лет назад, когда мы только начинали, на нашей сцене был показан такой спектакль, половина зала бы встала и вышла. Они бы просто ничего не поняли. Знаете, с чего мы начали строить свой репертуар? Мы убрали почти все комедии, которым театр жил до нас. Тогда наш театр беспощадно эксплуатировал Рэя Куни и другие низкопробные комедии. Публика на них исправно покупала билеты, артисты играли комедии и играли, а потом вдруг произошел катаклизм. Зрители перестали ходить в театр ‒ им надоело развлекаться. Вот поэтому мы и начали с постановки сложных спектаклей.

— Не страшно было идти против широких народных масс?

— Первые отзывы были очень категоричные. Зрители кричали, что режиссера надо отправить в дурдом, артистов — на лечение, а авторов ‒ расстрелять. Но постепенно они стали менять свое восприятие ‒ осознали, что в театр нужно ходить не только для того, чтобы развлечься, но и подумать. Мы очень много говорили о том, что зритель для нас тоже соучастник действия. Он должен не просто смотреть на сцену, а работать вместе с нами в спектакле. Просветительская работа со зрителями велась постоянно. Мы не давали публике поблажек. Только спустя 11 лет позволили себе выпустить первую комедию «Только для женщин». Я знаю, что в «Красном факеле» эта пьеса идет много лет. У нас ‒ второй сезон, но зрительский поток не иссякает. Этот успех объясним не только качеством постановки. Мы выпустили комедию в сложные постковидные времена, и зрители благодаря этому спектаклю стали снимать накопившееся напряжение. Огромное количество женщин приходят и радуются. Даже завели свою забавную традицию: приносят в сумочке бюстгальтеры, чтобы помахать ими на поклонах артистам.

Юлия ЩЕТКОВА, «Новая Сибирь»

Фото Полины СЕКИСОВОЙ и из архива Тюменского Большого драматического театра

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.