«Щелкунчик» в стиле стимпанк появится в Новосибирском театре кукол

0
815

Новосибирский театр кукол, традиционно планирующий насыщенную новогоднюю кампанию, дополнит свой легион зимних сюжетов рождественской сказкой-нуар. 15 декабря режиссер Эльмира Куриленко представит свою версию повести Гофмана «Щелкунчик и Мышиный король». История самого фантасмагоричного сочельника в мировой литературе получит оформление в стиле классического стимпанка, который изящно гравитирует в свою орбиту эфемерные миры рококо.

Пожалуй, самый оригинальный образ Мари в истории новосибирских версий «Щелкунчика» Гофмана

Если бы двести лет назад чиновнику Эрнсту Теодору Вильгельму Гофману, с тоской возглавлявшему «комиссию по расследованию антигосударственных связей и других опасных происков» и охотно разбавлявшему канцелярскую рутину возлияниями в любимом винном погребке, а также написанием опер, церковных гимнов и до поры никем всерьез не воспринимаемых литературных произведений, сказали бы, что в далекой России, да и во многих странах Старого и Нового света, его повесть «Щелкунчик и Мышиный король» станет главным шедевром новогоднего культурного досуга, — он бы очень удивился. И, пожалуй, совершил бы очередной эксцентричный поступок. Впрочем, еще больше этого «живописца внутреннего мира», восторженно сменившего одно из своих родовых имен (Вильгельм) на имя любимого композитора (Амадей), озадачил бы тот факт, что его глубокая, многомерная сказка, остроумно ревизующая творческое наследие немецких романтиков, в многочисленных производных (спектаклях, кинолентах, мультфильмах, балетах и т.п.) транслируется в лайтовой версии Дюма-отца, а то и вовсе сжимается до битвы деревянных с хвостатыми за сердце девчонки на фоне рождественской ели. И никакого тебе романтического двоемирия, нетерпеливо выпрастывающегося из всех шкафов и щелей, никакого конфликта природного и антропогенного, никакого противостояния хаоса и порядка. Только крепкий сюжетный узелок, увенчивающий «Щелкунчиком и Мышиным королем» годовой круг праздников.

Новосибирский режиссер Эльмира Куриленко рассказывает о будущей рождественской сказке-нуар

Новосибирский театр кукол нынешней зимой решил вернуться к мудрым мирам гофмановского текста. Дать слово автору и при этом создать свою оригинальную версию, звучащую не в унисон с зефирно-золочеными стереотипами, но точно идущую в такт со сложноустроенной структурой романтической сказки. «Интерпретаций “Щелкунчика” великое множество, — отмечает режиссер спектакля «Щелкунчик и Мышиный король» Эльмира Куриленко. — Я видела спектакли в разных театрах: и в опере, и в балете, и в кукольной версии. И, конечно, воплощая этот сюжет, хочется найти свой почерк, свое лицо, чтобы в нашем театре был свой “Щелкунчик”, особенный. Сказка Гофмана огромна, поэтому зачастую, когда режиссеры ищут сценический эквивалент, они сокращают историю так сильно, что вообще перестаешь понимать сюжет. Мы же сюжет полностью сохраняем. У нас есть, например, сказка в сказке, когда Дроссельмейер рассказывает Мари историю про орех Кракатук, которую постановщики чаще всего вырезают, но именно эта история кажется мне очень важной. По крайней мере без нее нарушаются смыслы».

Художник Александра Павлова демонстрирует кукольный мир новой сценической версии сказки Гофмана

Чтобы сказка с двухвековым бэкграундом оказалась созвучна современному зрителю, команда «Щелкунчика» смыслово переведет историю, случившуюся в позапрошлом веке, в регистр сегодняшнего дня. Визуальным мостом между прошлым и настоящим в спектакле станет стимпанк в интерпретации художницы Александры Павловой. Кожа и кружево, корсеты и гриндерсы, очки-гогглы и сложные драппировки, медь, сталь и бронза, шестеренки и загадочные механизмы, сверкающие кабошоны и болты-заклепки, белое и коричневое, черный и кармин — все это органично сольется с причудливой вселенной снов, иллюзий и полуяви. Стиль, безусловно, дерзкий, эпатажный и очень гофмановский по духу. Им движет тоска по невозможному, гротесковая бравада и неустрашимость, эстетика под руку с механизмами, альтернативная технология фантазии, свободное путешествие по времени и пространству, магия как основной «нарушитель» законов физики, наконец, искусная балансировка на стыке двух миров, один из которых найдет свое отражение в рококо и станет элегантным стилевым дополнением главной темы. Именно легкомыслие и безумство рококо, зашифрованное в капризах рокайльных линий и нарочитой театральности, станет зримым выражением той сказочной роскоши, что неизменно ждут на сцене зрители от популярного гофмановского сюжета.

Героям этого «Щелкунчика» придется через много пройти, чтобы сделать этот мир чуточку лучше

Найдет свое зеркальное отражение в нашем времени и основной идейный конфликт «Щелкунчика». В спектакле Эльмиры Куриленко апофеозом «постылого филистерского мира» станет виртуальная воронка, в которую нас успешно засосало и продолжает засасывать, а выразителями хаоса и порядка выступят потребители культуры и ее творцы. «Одна из главных проблем современности — это тотальная разобщенность людей, — признается режиссер спектакля «Щелкунчик и Мышиный Король» Эльмира Куриленко. — Придите в любое кафе и посмотрите, что делают за столом мама, папа и ребенок. Все сидят в своих гаджетах. Раньше на школьных переменах дети бегали, играли, сейчас — уткнулись в смартфоны, и тишина. Люди разучились общаться и говорить. Они не знают, как выходить из сложных ситуаций. Как обсуждать возникшие проблемы. Как обращать друг на друга внимание. Между ними нарушены все нормальные человеческие связи. Они потеряли смысл существования. Это потребители культуры, и они живут в своем искаженном мире. Но есть и другие люди. Мы называем их творцами или мастерами с большой буквы. Они могут что-то создавать своими руками, созидать, фантазировать, и их фантазии оживляют все вокруг и делают этот мир лучше».

Даже в очках-гогглах творцу-Мари трудно не разглядеть в мышонке потребительское начало

Кто на какой стороне найдет себе место в новой интерпретации хорошо знакомого «Щелкунчика» и за кем останется победа — догадаться нетрудно. Главное, что, пройдя через грандиозную битву за будущее человечества, герои выработают свой рецепт спасения, в состав которого войдут философия, культура, природа, любовь, наука и искусство. «Я уверена, что гарантом выживания человечества может быть только человеческая потребность создавать культуру самому, — то созидательное начало, которое всегда противостоит разрушению. Нужно встречаться, разговаривать, творить: ведь быть человеком — это создавать что-то самому. Писать стихи, сочинять музыку, пирожки печь. Неважно, что именно мы создаем.  Главное, что мы это делаем».

Юлия Щеткова, «Новая Сибирь»

Фото Анны ШИРОКОВОЙ и Виктора ДМИТРИЕВА

 

 

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.