«Остров». Своего рода Малая апология антологии

0
494

Презентация сборника новосибирской поэзии «Остров» состоялась два раза — в областной научной библиотеке и в ГПНТБ («Студия 312»). 

Издание, которое составители позиционируют как антологию поэзии Новосибирска, представляет из себя небольшую по формату книжку объемом 208 страниц, в которую включено 154 стихотворения 63-х поэтов, написанные в Новосибирске за последние 75 лет. Антология — это звучит гордо, и все авторы, похоже, ожидали чего-то более объемистого и презентабельного (как, например, том донбасской поэзии, продемонстрированный во время презентации в ГПНТБ директором проекта «Остров» как пример своей работы с подобными проектами). В общем-то, действительно серию можно было бы назвать менее претенциозно: к примеру, «Малая антология российской поэзии» или «Библиотека провинциальной поэзии», раз уж в планах издателей выпустить по сборнику «каждому из 89 субъектов Российской Федерации».

Претензий к новому изданию и во время презентаций, и при обсуждении в сети было достаточно много, но все они все же кажутся не такими уж и значительными. Во-первых, следует признать, что составители не забыли почти никого из более-менее крупных поэтов Новосибирска, а во-вторых, совсем не так и плохо, что такая книжка вообще появилась.

Мало кто знает, что у нас в городе (еще при Толоконском) в серии под странноватым названием «Сибирская проза (поэзия). Век ХХ — век ХХI» в середине 2000-х вышло два томика стихов новосибирских поэтов — тоже вроде небольшой антологии общим объемом страниц на 500 (и с тех пор, кажется, никто ничего подобного сделать не пытался). Ее составителей А. Соколова и В. Ярцева уже нет в живых, а ответственный за проект председатель местного Союза писателей Анатолий Шалин заметил, что, мол, хорошо, что хоть столько тогда успели напечатать. По поводу нынешней скромной антологии он деликатно пошутил, что, наверное, такие книги нужны, раз их выпускают, а насчет состава авторов признал, что он пестрый, но это вполне объяснимо.

И правда, главные организаторы проекта (психолог и коуч Сергей Ключников и литератор Мария Бушуева) попытались объять необъятное, имея на то весьма ограниченные ресурсы, несмотря на прямую связь с Москвой. (Кстати, в этой связи даже трудно себе представить, как удалось несколько лет назад в Новосибирске выпустить очень большую книгу стихов молодых поэтов из литобъединения, которое ведет Геннадий Прашкевич.)

В общем-то, совершенно непринципиально, что «Остров» составлен с какой-то прямо ностальгической тенденциозностью (несколько членов состава редколлегии полжизни назад уехали из Новосибирска, но в их памяти явно отпечатались «те самые» поэты и стихи): все сборники составляются предвзято, от этого никуда не деться. Поэтому недовольство кого-то из авторов на предмет текстовой непропорциональности наполнения сборника тоже весьма субъективно.

Более резонным выглядит вопрос о другой, «региональной» непропорциональности. В том смысле, что по справедливости сборник субъекта федерации НСО (2,87 млн жителей) должен быть раз в пять толще, чем, к примеру, у субъекта федерации № 67 Сахалинской области (0,5 млн жителей). То есть, если брать за стандарт 200 страниц, то у Новосибирска должна быть тысяча. Наоборот, к сожалению, никак не получится: тогда Сахалину досталась бы антология на 40 страниц, а Алтаю — на 20.

Один из главных недовольных рецензентов Александр Бобров в газете «День литературы» процитировал в своей статье несколько самых неудачных (по его мнению) стихотворений из книжки и выразил свои претензии к отсутствию в них «гения местности» (по выражению Ф. Тютчева): «… всяк кулик свое болото хвалит, но, честно-то говоря, читатель понял по некоторым цитатам, что никаким особым сибирским колоритом и восторженной похвальбой от сборника не веет».

Почему должно веять похвальбой от «Острова», совершенно непонятно: это ведь не сборник песен и частушек о малой Родине. Что же касается слабых стихов, так и в любом московском поэтическом сборнике их можно найти сколько угодно.

Тем не менее вопросы к составителям остались, и на несколько из них ответил директор издательства «Беловодье» Сергей Ключников.

— Почему у одних поэтов одно стихотворение, а у других два или шесть? Это субъективные вкусы составителей и редколлегии. Мы изначально не планировали сделать антологию как подстриженный газон с одинаковым количеством стихотворений, исходили из наших представлений о ценности тех или иных из них, эти представления могут не совпадать с мнением других литераторов.

— Почему такой подбор авторов? Местную иерархию поэтов мы представляли в самых общих чертах, многих просто не знали. Ведь мы с составителем не живем в Москве уже 30 лет. Рассчитывали на помощь самих поэтов, больше всего помогали три человека — Антон Метельков, Кристина Кармалита, Владимир Назанский. Возможно, кто-то был упущен. В Новосибирске за 70 лет его существования поэтов накопилось очень много, и их творчество просто не помещалось в этот объем в полном виде. И у нас встала дилемма — издавать или не издавать книгу. И поскольку она издавалась в основном на личные средства, то количество стихотворений изначально были ограничено. А более полный вариант книги  мы поправим в электронной версии.

— Мы ни с кого не брали никакой платы за стихи, но кто хотел, мог и финансово поучаствовать  в проекте на уровне личных вложений.  Если кто-то и помогал, то  это спонсорская помощь, а не плата за количество стихов. Раскрывать фамилии издательство не собирается, есть коммерческая тайна, охраняемая законом. Не нужно — во избежание проблем с законом — высказывать никаких предположений или называть чьи-то имена.

— Почему биографии участников занимают так много места и такого разного объема?

У каждого из участников разная жизнь, в том числе и по количеству прожитых жизней и литературных заслуг. Кстати, я поставил семь стихотворений отца, дав такое же количество только Елизавете Стюарт, потому что это старейший из живущих поэтов города, заслуги которого перед сибирской и всероссийской литературой значительны. Нельзя было не вписать его полно в контекст сибирской поэзии.

— Новосибирскую поэзию не знали в Москве не только 40 лет назад, но и сегодня — ее не знает не только Бобров, секретарь Союза писателей России, но и Г. В. Иванов, первый секретарь Союза писателей, к которому стекается много информации на поэтические темы. Да и литературная  молодежь Москвы не знает поэзии Новосибирска, несмотря на век интернета.

— Почему были отобраны именно эти стихи и не согласовывались с авторами? Если бы согласовывался каждый шаг с каждым поэтом, мы бы еще лет пять дискутировали бы на уровне Евросоюза и ни к чему бы не пришли, кроме бурных эмоций. Разве нет?

— Хотел бы защитить нашего составителя Марию Бушуеву от несправедливой и не очень уважительной критики, которая прозвучала на вечере и потом в сети. Я бы в свою очередь задал критикующим вопрос: ответьте, пожалуйста, а много ли бескорыстных проектов подобного масштаба  на федеральном уровне каждый критик  реализовал лично?

***

P. S. Кажется, из ответов директора проекта сложилась вполне цельная апология антологии. И, кстати, если ответить напоследок на один пропущенный вопрос, то совершенно понятно, почему Мария Бушуева не включила в сборник ни одного своего стихотворения: это личная — но абсолютно честная и правильная — позиция составителя.

Николай ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.