Театр «Старый дом» посадит всех на «Остановку»

0
812

Новосибирские театры плавно подходят к завершению сезона и выпускают на прощание последние из обещанных премьер. «Старый дом» финиширует 24 июня спектаклем «Остановка». Пьесу с неавантажным названием, но манким сюжетом, написанную ростовским драматургом Германом Грековым, поставит модный московский режиссер Юрий Квятковский. Историю успешного бизнесмена, который вдруг пересаживается со своего новенького BMW на автобусную остановку, чтобы ощутить на лице теплый ветер, визуалист и гуру современного альтернативного театра реализует в жанре мокьюментари и воплощает при помощи сложносочиненных технических приемов.

Сверхвостребованный в столичном арт-пространстве режиссер Юрий Квятковский ‒ для Новосибирска персонаж уже узнаваемый, но еще малоуловимый. Его профессиональный бэкграунд в общероссийском контексте прекрасно освещен и без обиняков впечатляет, а история взаимоотношений с Новосибирском, напротив, пока туманна и коротка. Старые неформалы от театра помнят, как Юрий Львович вместе с Олегом Жуковским принимал участие в уличном фестивале «Три вороны», увы, давно и совершенно напрасно стертом с карты города. Из свежих же впечатлений можно занести в копилку спектакль «Занос»: совместную работу театра «Практика» и «Мастерской Брусникина» по пьесе Владимира Сорокина давали прошлой осенью в основной программе Второго Международного фестиваля актуального театра «Хаос» ‒ и этот единственный показ, билеты на который разошлись быстрее, чем анонсы, а в зале яблоку негде было упасть, однозначно стоил того, чтобы найти способ его увидеть и пролонгировать взаимоотношения с режиссером. Так и возник замысел «Остановки».

«Я здесь, потому что театру интересен эксперимент, — подчеркивает Юрий Квятковский. — Попытка вырваться за рамки обыденного, чем я, собственно, и увлечен. Есть небольшой процент зрителей, который следит за этими перипетиями. “Остановка” не самая сложная для зрительского восприятия пьеса, что бы мы с ней не придумывали. Основа у нее зрительская, понятная. Есть повороты, которые держат в напряжении сюжет. Она мастерски сделана, но будоражит меня другое».

Сценическая история пьесы Германа Грекова довольно лаконична. Свою первую читку текст пережил в 2020 году на Фестивале молодой драматургии «Любимовка» как «гарантированный хит внеконкурсной программы». Следом прошлась еще одна небольшая волна читок, следы которой порой и не сыскать. Прошлой осенью случилась полномасштабная премьера в омском Центре современной драматургии. Участие в спектакле маленькой частной компании (правда, в формате видеозаписи, но в полном соответствии с заложенным драматургом в структуру текста жанром) приняли известные артисты, в том числе фронтмен группы «Мумий Тролль» Илья Лагутенко, ‒ и это была абсолютно серьезная рабочая история ab ovo. В мае эскиз по «Остановке» выпустила на сцене МХТ режиссер Надя Кубайлат ‒ в рамках экспериментального лабораторного проекта. Не сложно посчитать, что в июне на карточном столе новосибирского «Старого дома» окажется полноценный флоп, который очень даже сильно может изменить расклад сил в бытовании мокьюментари-детектива.

Термин «мокьюментари» пришел в театральную реальность из области кинематографа, где обозначает псевдодокументальные фильмы, жанр игрового кино, который имитирует документальную съемку, но маскирует вымысел под действительность не корысти ради, а исключительно ради художественно-аналитических задач. В российском театре, с любопытством отнесшемся к возможности облачать новые сценические высказывания в форму псевдодокументального фильма, элементы мокьюментари охотно и сознательно используют с начала 2010-х (в «Старом доме», к примеру, жанр впервые был проработан в 2012 году в спектакле «Ручейник, или Куда делся Андрей?» Семена Александровского и Вячеслава Дурненкова) и все чаще направляют в поле арт-провокации, балансируя на зазоре между формой и содержанием. Снимая оппозицию правды и вымысла, создатели театрального мокьюментари воспроизводят и конструируют современные мифы, чтобы вызвать активную реакцию публики, заставить подумать об увиденном и пробудить критическое отношение к показываемому.

На жанре мокьюментари, эффектно рефлексирующем по поводу двойственной природы всякой искусственно сконструированной реальности, в «Остановке» настаивает прежде всего сам драматург. «Захотелось написать мокьюментари для театра ‒ тот жанр, которого в театре нет. То есть жанр есть, а в театре он не используется, — поясняет автор пьесы Герман Греков. — А что есть мокьюментари? Обман. Лжедокументальная вещь. Естественно, я решил поиграться в это. Я всю свою жизнь очень хорошо показываю людей, могу этим похвастаться. Так вот. Упражняясь в этом, показывая кого-то кому-то, я однажды, вдруг начал показывать и понял, что я назад не вернусь. Я там. Я — тот человек, я даже начинаю думать, как он, я начинаю видеть мир его глазами. Конечном я вернулся, но после этого я понял такой парадокс. Ты же придуриваешься, а начинаешь думать-то, как он. Про Виктора, героя пьесы, тоже самое. Он придуривался, а в итоге… Он стал на самом деле чувствовать».

Очевидно, для режиссера новосибирской «Остановки» ‒ игра, работающая с темой создания постправды на сцене, стоит свеч. «В современной драматургии я ищу такие тексты, когда внутри пьесы присутствует дополнительное решение, которое не просто обрисовывает череду происходящих событий, но и пытается найти новую форму для повествования, — подчеркивает режиссер спектакля Юрий Квятковский. —  В пьесе Германа Грекова есть очень концептуальное решение. Оно лежит в области диалога с документальным кинематографом. Это ‒ мокьюментари, жанр игрового кино, который имитирует документальную съемку, а также использует фальсификацию и мистификацию. И наш спектакль будет строиться в диалоге с эстетикой кинопроизводства. Мы пытаемся построить на сцене кинопавильон. Не фейковый, а настоящий, который позволит здесь и сейчас создать некое законченное кинопроизведение. Не совершить некий видеоакт, а снять кино».

Технический масштаб маленькой стародомовской кинофабрики ‒ более 120 сцен, действие которых происходит в разных локациях. Таких точек на карте «Остановки» свыше 40 плюс аттракцион превращения миниатюрной сцены театра в павильон для самых взаправдашних киносъемок. В центре сюжета ‒ успешный бизнесмен, который вдруг без объяснения и таких чтоб уж видимых причин пересаживается из своего дорогого авто на скамейку автобусного павильона. Неожиданный поступок подталкивает его близких к не менее неожиданным действиям. Мир продолжает крутиться, жонглируя множеством внезапно запущенных триггеров и экзистенциальных вопросов, а запутавшийся в себе человек ‒ сидеть, ощущая на лице свежий ветер.

«Весь сюжет крутится вокруг поступка главного героя, который решил, что называется, замедлиться, остановиться, не объясняя особо себе и окружающим причин, —рассказывает режиссер спектакля «Остановка» Юрия Квятковский. — Не стоит ему приписывать больше, чем он есть. Не нужно навешивать на него никаких ярлыков. Он не Базаров, не Раскольников, не Гамлет нашего времени. Он просто человек, который нажал на «стоп». Все бегут, сломя голову, а он остановился. И вот эта возможность – остановиться, тектонический сдвиг, который нужен для того, чтобы понять, что может быть и по-другому, ‒ она меня очень интересует. Такие ситуации часто происходили в мифах, где солнце, земля или дождь могли остановиться. Но в наше время мало связи с мудростью времен, и мы испытываем тоску по замедлению. Между тем я уверен, что это то, чего сегодня не хватает всему человечеству – возможности остановиться и не делать ничего. Просто подышать».

Воскрешать забытые обществом потребления практики замедления и дышать в такт свежему ветру в «Остановке» будут ведущие артисты театра «Старый дом» ‒ Анатолий Григорьев, Лариса Чернобаева, Виталий Саянок, Наталья Немцева, Юрий Кораблин, Тимофей Мамлин, Андрей Сенько и др. В команде с Юрием Квятковским, впервые выпускающим спектакль в Новосибирске, над новым спектаклем работают как неоднократно сотрудничавшие со «Старым домом» постановщики – художник по костюмам Елена Турчанинова (лауреат премии «Золотая маска-2017» за костюмы к спектаклю «Снегурочка»), художник по свету Игорь Фомин (лауреат премии «Золотая маска-2022» за работу в спектакле «Танцующая в темноте»), композитор Николай Попов (музыка к спектаклям «Танцующая в темноте», «Анна Каренина»), так и впервые приглашенные специалисты ‒ художник Валида Кажлаева и медиахудожник Александр Плахин.

Марина ВЕРЖБИЦКАЯ, «Новая Сибирь»

Фото предоставлено пресс-службой театра «Старый дом» и из архива Юрия Квятковского

 

 

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.