Владимир Баскин: Бывает, человек воспарит — и делает невероятные вещи!

0
1057

Автор четырех мюзиклов, идущих в Новосибирском музыкальном театре, рассуждает об упрямых критиках, «неохваченных» театрах и непредсказуемости творческих людей. 

Третий театральный фестиваль музыкальных проектов «Другие берега» в содружестве с «Золотой маской» собрал в Новосибирске не только известные театральные коллективы (в том числе и с берегов Невы, Москвы и Енисея), яркие и значимые постановки тех, благодаря кому сегодня живет и развивается мюзикл. Не забыл и своих главных героев: создателей музыкальных спектаклей, авторов музыки. Им было посвящено эксклюзивное событие форума, объединившее в один вечер на одной сцене шестерых признанных мэтров российского мюзикла. Среди них авторы киношлягеров и первой российской рок-оперы, создатели рок-групп и телепроектов. Максим Дунаевский и Александр Пантыкин, Владимир Баскин и Ким Брейтбург, Евгений Загот и Александр Журбин показывали свою музыку и рассказывали о ней.

Участник нынешнего фестиваля петербуржец Владимир Баскин — автор не только мюзиклов, но и балетов, симфонических, хоровых сочинений и киномузыки — назвал его подарком прежде всего для самих композиторов, которым не так просто собраться для серьезного обсуждения насущных вопросов. После концерта общение не закончилось. По словам Баскина, оно продолжалось до четырех ночи. Если учесть, что вся «великолепная шестерка» так или иначе причастна к новосибирским музыкальным спектаклям, круг обсуждаемых тем вполне можно себе представить. Ведь в Музыкальном театре идут три спектакля с музыкой Максима Дунаевского, «Дуброffский» Кима Брейтбурга и… четыре (!) мюзикла Владимира Баскина.

— Владимир, наверное, с нашим театром вы связаны тесно, как ни с каким другим. Хотя у вас сейчас идет интенсивное взаимодействие и с санкт-петербургским театром «Мюзик-Холл»?

— Да, вы абсолютно правы. Но, тем не менее, ваш театр на сегодняшний день, по сути, самый близкий и родной. Мы большие друзья, у меня очень приятные человеческие отношения с руководством. Я уж не говорю об артистах, которых люблю и всех знаю. Поэтому ваш театр для меня очень дорог и душевно близок. Наше сотрудничество началось в 2009 году, когда я обратился в литчасть по поводу своей «Шведской спички», и директор тут же позвонил мне. Леонид Михайлович Кипнис — один из совсем немногих… Нет, я даже скажу, что больше не встречал такого директора, который бы так любил авторов российских. Он печется о нас, всегда отстаивает наши права, помогает решать проблемы, на всех совещаниях говорит, что надо нас поддерживать в большей степени, чем критиковать. Просто преклоняюсь перед ним, большое спасибо ему за все. Считаю, что он абсолютно прав, — и вовсе не потому, что я критики боюсь. Сейчас тяжелое время, и работа у нас непростая. Нам надо помогать вдохновляться, иначе можно отбить желание вообще что-то делать. А Леонид Михайлович понимает душу авторскую.

— А что, критики действительно очень много?

— Критики не то чтобы много. Но она должна быть доброжелательной. А такое случается далеко не всегда. Я как раз к критикам отношусь спокойно. Это их работа, конечно, они должны говорить, что считают нужным. Просто я еще не встречал ни одного критика, кто бы признал, что был неправ. И это тоже нормально: мы знаем много примеров, когда критики оказывались неправыми, но через сто лет.

— У вас больше двадцати мюзиклов, успешно поставленных. В чем, вы считаете, секрет вашего успеха?

— Почти тридцать уже. Я пытаюсь двигаться, развиваться. Стараюсь иметь дело с хорошей драматургией. И вообще считаю, не все в нашем жанре определяет музыка. Должна быть история, настоящая история, которая вдохновляет, заставляет сопереживать. Такая, например, как «Сирано де Бержерак», что идет сейчас у вас. Ведь она как будто всегда просилась в музыкальный театр, мне уже потом не раз говорили: ну это же на поверхности лежало... Но это же надо было понять, почувствовать и сделать в конце концов.

— А «Алиса в Стране чудес» с ее удивительными превращениями?

— Эти два названия просто преследовали меня, пока не оформились в мюзиклы. К «Сирано» четырежды писал музыку для драматических спектаклей. А «Алиса» начиналась как знаменитое ледовое шоу со звездами.

— Вы также автор мюзиклов «Великий Гэтсби», «Портрет Дориана Грея» по романам Френсиса Скотта Фицджеральда и Оскара Уайльда.

— Это уже были предложения питерского «Мюзик-Холла». «Великий Гэтсби» основан на джазе. А «Портрет Дориана Грея» — это хоррор. У нас там в спектакле семь трупов. Седьмой мы сами прибавили к первоисточнику.

— Увлеклись…

— Да, увлеклись!

— Есть что-то, что может вас еще удивить в этом жанре?

— Почти всегда я удивляюсь — каждому спектаклю, это правда. Знаете, в отличие от критиков, скажу вот такую вещь. Шучу… Я для себя понимаю, что нельзя ни на ком ставить крест. Никогда нельзя считать, что ты до конца знаешь композитора. Иногда говоришь: «Ой, этот неинтересен!» Одна работа может быть неинтересна, а другая тебя, наоборот, потрясет. Вообще, жизнь такая штука, что если ты навешиваешь ярлыки, сильно себя обедняешь. Не надо на людях, на художниках ставить крест... Поверьте мне, в каждом человеке, каждом творце есть огромный резерв — то, что не видно и не слышно, что удивит. Я говорю сейчас потаенные свои мысли. У меня ведь у самого такое раньше случалось, пока я не запретил себе кого-то ставить на пятое место, в пятую лигу. Бывают творческие неудачи, но бывает, что человек воспарит — и делает невероятные вещи в другой работе своей. Поэтому я с удовольствием удивляюсь. Сейчас вот пришел к коллеге своему Жене Заготу на спектакль «Винил». Я смотрел на видео, мне понравился красноярский театр, понравился режиссер, а Женя Загот — тут даже обсуждать не надо, это мастер, поэтому мне интересно. Вообще, все спектакли этого фестиваля хороши по-своему. И «Белый. Петербург», и «Шербургские зонтики». Это дорогого стоит. Обязательно надо прийти посмотреть «Золушку» Московского театра мюзикла, чудесный спектакль. Очень красивый, интересный. Такого вы еще не видели

— Сотрудничество с Новосибирским музыкальным театром продолжится?

— Пока мне Леонид Михайлович не дает иной возможности — не снимает с афиш. Поэтому я встал в очередь, у меня есть предложения, но здесь все же четыре работы на сцене…

— Терпение, только терпение.

— Как говорила мачеха Золушки в фильме: «Связи связями, но надо и совесть иметь». Я, может быть, реализуюсь в другом театре, в котором меня пока нет. А сейчас у меня в трех десятках театров идут спектакли, я работаю и в драме. Но остались и неохваченные. Не стану называть — ведь все может в один день измениться.

— Интересный момент, что питерский «Мюзик-холл» возглавляет Фабио Мастранджело, который у нас является художественным руководителем ансамбля солистов «Новосибирская камерата» в филармонии, в течение десяти лет он был главным приглашенным дирижером Новосибирского симфонического оркестра.

— Не знал, передам привет обязательно. Мы приятели большие. Потрясающе обаятельный человек, прекрасный дирижер, большой музыкант. Как он ведет концерты! Моментальная связь со зрительным залом, располагает мгновенно. Этот очень важно в наше время.

— Что ж, продолжите общение с Новосибирском даже за его пределами.

— Да, именно так.

Марина ЛОГИНОВА, специально для «Новой Сибири»

Фото Дарьи ЖБАНОВОЙ

 

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.