Японcкие куклы играют в сказки

0
279

Японский театр кукол привез в Новосибирск женщину-оборотня, арбузного вора и медведей-матрешек

В Новосибирске прошли гастроли кукольных театров из города Саппоро. Артистические компании «Асири-дза» и «Ямабико-дза», принимавшие когда-то на своих площадях сибирских кукольников, привезли из Страны восходящего солнца два спектакля, демонстрирующие не только традиции национального искусства, но и любовь японцев к русским сказкам. Сочетание экзотического продукта с отечественными сюжетами оказалось забавным и вполне жизнеспособным, хотя вкусово совершенно непривычным.

В день приезда японской делегации директор Новосибирского областного театра кукол Юрий Горлатых довольно рапортовал, что билеты на спектакли были раскуплены в считанные недели, а спрос — столь высок, что пришлось договариваться о дополнительных показах. Гастрольный репертуар оказался не слишком разнообразен — лишь два спектакля. С другой стороны, и времени на поездку выделено всего ничего, а ведь помимо работы на зрителя нужно было и сцену обжить, и машинерию приспособить, и титры на русском к необычному действу присовокупить. Сложилось. При аншлаге, который можно было бы назвать полным, дай на то словарь свое позволение, состоялось три часовых показа.

Каждый спектакль — эдакое кукольное попурри, составленное из фрагментов самых востребованных японским зрителем постановок. «Ямабико-дза» — театр детский, и спектакль его под названием «Сказки из Японии» рассчитан на самых маленьких зрителей. В одном представлении три истории: «Три медведя», разыгрываемые при помощи матрешек; «Тысяча волков» — напоминающая «петрушечный» театр с куклами-перчатками и ширмой, в которой скрывается единственный актер-кукловод; и японская сказка о крестьянине, придумавшем хитрый способ поймать арбузного вора на своем поле, — представление с тростевыми куклами сайхата, которые считаются прародительницами европейской тростевой куклы.

«Асири-дза» работает со взрослой аудиторией. В его распоряжении куклы для представлений бунраку, также известного как нинге дзерури, и классические сюжеты. Несколько веков назад, когда в Японии только зародилось это уникальное кукольное искусство, спектакли шли по шесть-восемь часов. Сейчас продолжительность сценического повествования урезана до трех часов. В Новосибирске саппоровские артисты представили три короткие зарисовки под общим названием «Сакура у реки Хидака»: обрядовый танец для привлечения лучшего урожая и благосостояния, комедия о проснувшемся на кладбище в погребальных одеждах выпивохе, и сюжет об обманутой возлюбленным красавице, превратившейся от гнева и ревности в ужасного демона.

Саппоро — один из самых молодых городов Японии. На карте страны он появился много позже того, как традиционные формы кукольного представления обосновались на культурных просторах Страны восходящего солнца. Нинге дзерури, владение которым продемонстрировали артисты театра «Асири-дза», возник в начале XVII столетия на западе Японии как уникальное соединение кукольного представления («нинге» — означает кукла) с народным песенным сказом дзерури, исполняемым под аккомпанемент сямисэна — трехструнного щипкового инструмента, звучащего тонко и жалостливо. Саппоровской труппе умение работать в народном жанре передал 24 года назад мастер-кукольник из Токио. Он узнал о группе молодых людей, которые хотели распространить нинге дзерури на островах Хоккайдо, и подарил энтузиастам традиционных кукол.

Центр притяжения нинге дзерури, конечно же, куклы, изготовленные в размере ½ человеческого роста. Каждой управляют три артиста. Омодзукай (или главный кукловод) управляет головой и правой рукой. Хидари-дзукай отвечает за движения левой руки, а аси-дзукай — за ноги. Главный кукловод виден зрителям, а все остальные участники представления скрыты за черными балахонами с капюшонами. Через несколько минут после начала представления зрители перестают видеть оператора: внимание сосредоточивается исключительно на кукольной пластике. Кукла двигается плавно и кажется такой же реальной, как живой человек, что подкрепляется подвижной мимикой (они умеют моргать, двигать зрачками, шевелить губами и бровями и даже высовывать язык) и накладными лицами на все случаи и состояния.

Ни «Асири-дза», ни «Ямабико-дза» не являются репертуарными образованиями (в Японии театры функционируют в принципиально иной системе координат).

ОБЕ труппы привязаны к площадке с двумя залами на 300 и 90 мест, где регулярно дают свои спектакли еще три десятка команд, специализирующихся исключительно на театре кукол. Расклад для столицы Сибири более чем удивительный, если учесть тот факт, что у нас на тех же без малого двух миллионов жителей работает всего один театр кукол. Правда, в Новосибирске труппа составлена из профессиональных актеров. А в Саппоро наличие корочек — дело необязательное. Чаще всего кукольники передают свое искусство из рук в руки — от мастера к ученику непосредственно. Причем обучение управлению куклой служит не только художественным целям, но и является действенным способом привлечь новую аудиторию. Директор театра «Асири-дза» Хидэтака Ябуки признается: школьников-старшеклассников кукольный театр интересует мало, поэтому они организуют кружки и мастер-классы, благодаря которым и находят все новых последователей своей хитрой кукольной науке. Так, среди десяти артистов, прибывших в столицу Сибири, несколько ребят — в недавнем прошлом студийцы и ученики Ябуки-сан (в старые времена обучение приемам бунраку занимало не менее десяти лет, сейчас студийцы проходят курс обучения за пару лет и практикуются, наблюдая за мастерами). Например, певец-сказитель — гидаю. В спектакле «Сакура у реки Хидака» не только декламирует, но и говорит от лица всех занятых в представлении кукол — мужчин и женщин. По канону — исключительно на старояпонском языке. Голос гидаю, как и положено, скрипит, клокочет, скрежещет в противовес плачущему и мяукающему перебору сямисэна. «Не судите строго, — просит Ябуки-сан. — Ему только двадцать один». Говорят, по традиции, если сложить вместе возраст главного кукловода, декламатора и мастера игры на сямисэне, получится более 200 лет. Правда, какой цели служит эта театральная арифметика, из Сибири совсем не ясно.

Как неясно и то, когда же японские артисты смогут повторить свой визит. Нынешние гастроли — ответ на поездку Новосибирского театра кукол в самом начале «нулевых». «Новосибирск и Саппоро — города-побратимы уже более тридцати лет, — рассказывает Хидэтака Ябуки. — В нашем городе многие интересуются вашим городом. А те, кто уже побывал здесь, говорят о хороших впечатлениях, которые у них остались. В Саппоро наше кукольное искусство хорошо известно. Теперь возможность познакомиться с нашими театральными традициями получили и жители Новосибирска. Тем, кто впервые видит наших кукол, они покажутся необычными. К ним нужно привыкнуть, понять их движения и правила существования, прочувствовать музыку. Недаром в Саппоро мы приучаем детей к традиционному кукольному театру с самого раннего возраста. Но то, что у вас есть большой интерес к нашему театру, нас очень радует».

Свой интерес к Сибири японские кукловоды обещают подкрепить тематическим спектаклем. Сейчас в планах театра «Асири-дза» работа над сценической версией романа Ясуси Иноуэ «Сны о России», повествующего о первых японцах, побывавших в XVIII веке на русской земле, о трудностях сурового сибирского существования и особенностях екатерининских времен глазами японских путешественников. Обширная сравнительная база — чем не прекрасный повод для возвращения?

Юлия ЩЕТКОВА, «Новая Сибирь»

Фото Виктора ДМИТРИЕВА

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments