Юрий Шибанов: Одно произведение в год — хорошая норма для композитора

0
639

В конце сентября в камерном зале филармонии состоялся Мемориальный концерт памяти знакового новосибирского композитора Юрия Шибанова: о знакомстве с ним до сих пор с удовольствием вспоминают его друзья, коллеги, ученики. 

КАК я и предполагал, в концерте прозвучали фрагменты из его наиболее известных работ: кантата «Ябеда», «Бражная литургия», три романса на стихи Сергея Есенина, «Пушкинский триптих» в трех частях, «Симфония на шести нотах» для симфонического оркестра и «Увертюра» для оркестра русских народных инструментов.

К сожалению, я не был близко знаком с Юрием Ивановичем Шибановым, но относился к нему с глубоким уважением — слушал все его знаковые работы, от невероятного «Ричеркара» для трех роялей до минималистической «Симфонии на шести нотах». Помню, как Геннадий Пыстин показал мне ноты «Ричеркара» — тогда сам их вид меня ошеломил, настолько непросто они выглядели.

«Элегия» Шибанова — одно из самых лиричных и мелодичных произведений последних пятидесяти лет, слушать ее можно и нужно регулярно, это красивейшее произведение для фортепиано и струнных. «Бражная литургия» соединила в себе высокую духовность и едкую сатиру, а абсолютно современная и сегодня «Ябеда» с ее «зачем нам руки? — чтобы брать, брать, брать…». Очень едко замечено, но при этом еще и очень музыкально.

Это очень здорово, что наша композиторская организация регулярно напоминает нам о тех, кто творил музыкальный мир в нашем городе. Юрий Иванович — один из них. И сегодня о нем говорят его друзья, коллеги, ученики.

Владимир КАЛУЖСКИЙ, председатель Сибирской композиторской организации:

— Юрий Иванович Шибанов — одна из самых оригинальных личностей, которые работали в Новосибирске. В нем удивительным образом сочетались природная почвенность и способность ассимилировать современные композиторские техники.

Да, он писал не так уж и много, но каждое его сочинение не оставалось незамеченным и горячо обсуждалось после его представления публике. Помню, как Арнольд Михайлович Кац после исполнения в 1967 году удивительной работы «Симфония на шести нотах» в малом зале консерватории обернулся к залу и развел руками, он просто не знал, как к этой работе относиться…

А сегодня мы понимаем, насколько в тот момент композитор ушел вперед своего времени, создав эмоционально глубокое и полное драматизма произведение. Поэтому мы с особым настроением готовили этот вечер с Новосибирской государственной консерваторией и Новосибирской областной филармонией.

Конечно, в рамках одного концерта не было возможности показать целиком его большие работы, но, как нам кажется, показать многогранность его наследия нам удалось, и свидетельство тому — горячий прием зрителей и очень ответственное исполнение молодых и опытных музыкантов: Ольга Главацкая (фортепиано), камерный ансамбль «Блестящие смычки». Художественный руководитель — заслуженный деятель искусств Российской Федерации Марина Кузина, солист — заслуженный артист России Геннадий Пыстин (фортепиано), Симфонический оркестр студентов Новосибирской государственной консерватории им. М. И. Глинки. Руководитель и главный дирижер — заслуженный артист России Александр Париман, Оркестр русских народных инструментов студентов консерватории (руководитель — доцент Юлия Милованова).

Сергей КРАВЦОВ, композитор:

— Ленинградский (питерский) птенец оперился под присмотром гениальных педагогов — Галины Уствольской и Ореста Евлахова. Композитор-интеллектуал Юрий Шибанов — автор «Ричеркара», техническое совершенство которого сравнить можно, пожалуй, лишь с «Искусством фуги» Баха. В этом мастере сочетались завидная одаренность и высочайшая требовательность к себе. Каждое произведение Шибанова становилось крупным событием — всеми ожидаемым и всегда неожиданным. Это самобытный талант, обладавший невероятной художнической смелостью. Его месса («Бражная литургия») создана в годы, когда религиозная тематика отовсюду вычеркивалась цензурой. Это сочинение было неугодно одновременно и светской власти, и церкви. Шибанов позволял себе острейшую сатиру (кантаты «Ода», «Ябеда»), гулявшую буквально «по лезвию ножа» — еще шаг, и будет под запретом. Премьера его симфонического сочинения «Ода миру» скандально расколола публику на два лагеря: полных апологетов, называвших произведение «энциклопедией оркестрового мастерства», и тех, кто вообще не считал это музыкой. В свое время Юрий Иванович возглавлял Сибирскую композиторскую организацию, он автор оригинальной ладовой теории, его класс композиции в Новосибирской консерватории окутан массой легенд.

Конечно, я рад, что такой концерт состоялся, как говорится, чтобы не забывали. Я убежден, что исполнять работы Шибанова надо целиком, но понятно, что это сделать в рамках одного вечера невозможно, поэтому надеюсь, что этот концерт подтолкнет коллективы включить работы композитора в свои репертуарные планы.

Станислав ДОБРОВОЛЬСКИЙ, педагог и пианист:

— Мы хорошо дружили с Юрой — оба из Петербурга, из одной консерватории. Нас троица была — Богуславский, я и Шибанов. Он очень одаренный композитор, я переиграл все его работы. Особенно «Ричеркар». Виртуозная работа для трех роялей. Мы ее исполняли с ушедшим от нас Лазарем Александровским и Геннадием Пыстиным. Конечно, регулярно исполнять это произведение немыслимо — где одновременно найдутся три рояля? Жаль, что в последние годы мы практически не виделись. Я переехал в Нижнюю Ельцовку, Юра жил на левом берегу. Возраст, болячки… не набегаешься. Жаль, конечно.

Елена ДЕМИДОВА, композитор, доцент кафедры композиции Новосибирской консерватории:

— Мне посчастливилось учиться у Ю. И. Шибанова. В обучении творческой специальности очень важно, чтобы ученик и учитель понимали друг друга. Учитель в данном случае должен быть отцом, матерью и другом в одном лице, потому что ученик доверяет своему учителю безгранично, без такого доверия нет полноценного творческого союза. Это должно быть единением душ, пониманием друг друга с полуслова. Так бывает, увы, не всегда. И если это случается, то это подарок судьбы. У настоящего мастера ученики учатся не ремеслу, а философии творчества. Юрий Иванович всегда говорил: прежде чем начать новое сочинение, композитору надо ответить самому себе на два вопроса относительно задуманного: «Зачем?» и «Как?» И только ответив на них можно приступать к работе.

В чем же причина столь небольшого количества сочинений в творческом портфеле Шибанова? Творческое кредо Юрия Ивановича — не использовать однажды найденный композиторский прием многократно в последующих сочинениях. Этот принцип достоин глубочайшего уважения, это присуще только сильным личностям.

Если предположить, какому жанру Юрий Иванович отдавал приоритет, то я думаю — вокальному (сюда же входит и хоровой). Вокальными интонациями пронизаны и симфонические сочинения: хорошо известен его принцип извлечения мелодии из специально написанного им романса в качестве темы для симфонического сочинения. В этом — стремление к демократизации музыки. Что касается хорового жанра, то здесь истоки в военном детстве. Юрий Иванович рассказывал, что на него произвело огромное впечатление деревенское хоровое пение, в высшей степени драматичное, насколько это себе можно было только представить, учитывая военную обстановку. Это было пение отчаявшихся женщин, спасавшихся им, как лекарством, пытавшимся заглушить вечную безысходность душевной тоски по своим родным и близким на фронте. Именно тогда Юрий Иванович, по его словам, понял колоссальную силу музыки, воздействие на человека музыкальной интонации. Именно тогда на подсознательном уровне четко для себя определил: что есть правда, а что есть ложь в искусстве и творчестве.

Александр МЕНТЮКОВ, музыковед:

— Юрий Иванович в жизни был человеком немногословным и деликатным в отношениях. Немногословным он был и в творческой деятельности. Под этим я разумею не только малочисленность созданных им произведений. В истории такие примеры есть (Бородин, Лядов). Существенно другое. Юрий Иванович сознательно сторонился монументальных форм, будь то многочастная симфония, оратория или полномасштабная опера. Его привлекали компактные жанры и формы, в которых он умел высказаться с исчерпывающей полнотой. При этом он превосходно владел всеми ресурсами композиторской техники, его музыка лишена трагедийности и конфликтности, она миролюбива по духу даже в тех случаях, когда в ней прорывается ностальгическая («Триптих») или с оттенком гротеска интонация («Ябеда»). Показательна в этом ряду его ранняя и единственная симфония на шести диатонических тонах, длящаяся всего несколько минут. Ее можно считать образцом минимализма, о котором мало кто помышлял в начале 60-х годов прошлого века. По одному из отзывов, «это музыка шумов, гула природы, вибрирующего космоса». Это еще своего рода гимн пантеизму, к чему особенно были склонны Римский-Корсаков и Стравинский раннего периода. На сохранении и продолжении традиций зиждется культура. Для почерка Юрия Шибанова в высшей степени свойственны экономность музыкальных средств, продуманность композиции до мельчайших деталей и интонационная ясность мысли. Таким он останется в памяти поколений.

***

…От концерта осталось ощущение цельности музыкального портрета композитора. Он написал не так много произведений, зато вложил в них столько душевных сил, что каждое из них хорошо знакомо тем, кто любит академическую музыку. Не секрет, что от композиторов остается то, что помнят и исполняют, а количественный показатель здесь не так уж и важен.

Особо бы хотелось отметить, насколько прочувствованно и глубоко исполнила работы Шибанова хоровая капелла областной филармонии, которой работы Шибанова пусть нерегулярно, но исполняются. И поблагодарить студенческие оркестры нашей консерватории и их руководителей и дирижеров.

Александр САВИН, специально для «Новой Сибири»

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.