Анна Пушкаревская: Если б у меня была рука, я могла не быть спортсменом и ученым

0
1637

Четырехкратный чемпион России и будущий молекулярный биолог — о самоуверенности, оптимизме и выборе собственного пути.

Анна Пушкаревская живет в Новосибирском Академгородке, учится в магистратуре НГУ на молекулярного биолога, являтся четырехкратным чемпионом России и членом национальной сборной по парабадминтону. После ее возвращения с ytlfdytuj Чемпионата России, который проходил в Казани, корреспондент «Новой Сибири» поговорил с ней о спорте, науке и о том, как она представляет свое будущее.

Фото предоставлено Анной Пушкаревской.

— Как тебе чемпионат в Казани?

— Это были одни из самых интересных соревнований. Первое место в одиночном бадминтоне для меня было ожидаемо, но золото в парной категории с моей напарницей из Санкт-Петербурга Витой Вимбой и бронза в микстах с напарником из Московской области Ильей Антоненко — большая радость. Спасибо тренеру Екатерине Сергеевне Зверевой. Это человек действительно влюбленный в свою работу и стремящийся к достижению высоких целей. Рада, что мы сотрудничаем.

— Что тебя стимулирует к достижению успехов в спорте, кроме побед?

— Думаю, что я идейный человек, поэтому к спорту мне мотивация не нужна. Но участие в первенствах даёт возможность заявить о себе, повысить положительное внимание к своей персоне, а также приобрести финансовую поддержку. А еще в университете, где я учусь, есть повышенная государственная академическая стипендия за особые достижения в учебной, научно–исследовательской, общественной, спортивной, культурно–творческой деятельности. Соответственно, я ее получаю. Также я получаю ежемесячную стипендию губернатора Новосибирской области, работаю спортсменом-инструктором в Новосибирском центре высшего спортивного мастерства, на отделении ПОДА, бадминтон. Это позволяет мне полностью сосредоточиться на спорте и даёт осознание, что развиваться в этой сфере новым спортсменам можно и нужно.

Парабадминтон в Новосибирской области только развивается. И это хорошая ниша для молодых и даже не молодых спортсменов. Плюс становится модной тенденция привлекать в спорт детей-инвалидов, чтобы они вырастали мощными спортсменами. Мой первый тренер по бадминтону Юлия Викторовна Бессмертная тренирует здоровых ребят, но благодаря её непосредственному участию стало возможным открыть в области отделение парабадминтона. Именно она помогла с устройством в НЦВСМ, со стипендиями, благодаря ей обо мне узнали в Новосибирске.

Мой тренер Екатерина Зверева приглашает на свои занятия. Если вы хотите подружиться со спортом, приходите в парабадминтон. По моему опыту, в спорт для людей с повреждениями опорно-двигательного аппарата можно прийти в достаточно позднем возрасте, хоть в 27 лет.

Фото nso.ru.

— Расскажи, как выглядят плюсы и минусы занятия спортом для людей с ПОДА, так сказать, изнутри.

— В нашем спорте мало участников и невысокая конкуренция, в том числе, и из-за недостаточного финансирования. И это печально. Чаще всего на выездные крупные турниры его найти можно, но разово. Условно, если ты не принесёшь медаль или призовые места, то, скорее всего, следующую поездку тебе не отплатят. Поэтому нужно ответственно подходить к каждому выезду.

Плюсом назову то, что все спортсмены в России делятся на 6 классов в зависимости от уровня поражения опорно-двигательного аппарата. Это облегчает получение разряда. Сейчас у меня КМС по спорту лиц с ПОДА, есть возможность играть на тренировках со здоровыми  спортсменами – это очень большой плюс для саморазвития и улучшения качества игры. Сейчас я тренируюсь в НГТУ со сборной области (это ребята уровня 1-3 мест на Чемпионатах России). Я очень рада, что можно просто прийти к здоровым спортсменам и «раствориться в толпе». Там есть люди лучше и выше тебя по уровню игры, а значит, можно совершенствоваться.

Мне хотелось бы, чтобы родители детей с инвалидностью не ограничивали их, стараясь оградить от внешнего мира и «косых взглядов прохожих», чтобы дети получали максимум удовольствия от того, какие они есть, находили возможность реализации в спорте, получали высшее образование, ведь не всем детям с физическими ограничениями необходимо поступать в специальные школы или в коррекционные классы. Родители должны понимать, что спорт дает очень многое таким детям. Прежде всего, общение и автоматическая адаптация к реальной жизни. Такие дети занимаются своими делами, живут более независимо от критериев, которые могут быть навязаны родителями или обществом. В спорте — это укрепление здоровья. Посещая соревнования, сборы, ты видишь, как может быть разнообразна жизнь инвалидов-спортсменов: кто-то учится на интересные профессии, кто-то заводит семьи, кто-то работает на необычной работе. Все чем-то заняты.

Успехи в спорте учитываются при поступлении в ВУЗы, спортивные результаты приносят финансовую поддержку. Инвалиды разных категорий свободно ездят на машинах, многие с высшими образованиями, работают на необычных и интересных работах, становятся финансово независимыми и это норма!  Самое главное, мы чувствуем себя значимыми в обществе, так как представляем нашу страну на мировой арене.

— Я знаю, что в Новосибирск ты приехала из Узбекистана, а там тоже занималась спортом. Расскажи немного о детстве.

— Я была гиперактивным ребенком. Из-за этого у меня были проблемы с усидчивостью и запоминанием информации. Нужно было выплескивать очень много энергии, поэтому мама отдала меня на узбекские народные танцы. А с 12 лет начала посещать секцию плавания. В Узбекистане меня тренировал главный тренер республики, Константин Апполонович. Он имел подход к каждому спортсмену. Когда у меня встал вопрос о переезде, то он, понимая, что в России гораздо проще получить высшее образование (здесь в вузах больше бюджетных мест), отпустил — пусть и с лёгкой досадой, но достаточно спокойно.

— А кто твои родители?

— Они инженеры, сейчас живут в  Новосибирке. Мама и папа – моя поддержка и опора. Они радуются успехам и в спорте, и в научной деятельности. Они создали для меня лёгкий и  лёплый климат, и никогда не ограничивали меня в свободе выбора.

Обычно инвалиды пытаются скрывать физические недостатки. В разговорах не любят касаться определенных тем. Благодаря родителям, у меня никогда не было комплексов на этот счет. До 12 лет я не понимала, что чем-то отличаюсь от остальных детей. По-крайней мере, старалась не вдаваться в подробности. Я занималась всеми видами спорта, у меня всегда была пятерка по физкультуре. В общем, была обычным ребенком.

Кадр видеосюжета телеканала ОТС.

— Получается, переехав в Новосибирск и поступив в ФМШ, ты сменила бадминтон на плавание? Он интереснее?

— Плавание — это индивидуальный вид спорта. Когда ты выходишь на старт, то линия на дне бассейна и вода –это все, что у тебя есть. Бадминтон –это совершенно другое дело. Играя с соперником, с нем необходимо взаимодействовать, считывать его мимику, координацию. А в парном бадминтоне рядом еще появляется твой партнер.

В парабадминтоне, как и в обычном бадмитоне, соперничество, конкуренция тоже есть, но все же ьы понимаешь, что у соперника можно многому научиться. Мы уважаем победителей, любим красивые игры, игры между сильными соперниками. Я с радостью болею за моих партнеров по команде, даже за соперников, если они показывают невероятную технику, силу воли и духа. Думаю, эмоциональная составляющая — это большая ценность в спорте инвалидов.

Бадминтон — очень зрелищная игра. Она эмоционально насыщенная. Но болеть в основном приходят семьи или близкие друзья игроков. Было бы здорово, если бы больше сторонних людей приходило на состязания.

— Как парабадминтонисты оценивают то, что не могут выступать на крупных международных турнирах? Обидно пропускать такие важные старты?

— Я второй год подряд отбираюсь на Чемпионат мира. Он должен был пройти в Японии в 2021 году, однако его сначала перенесли в связи с пандемией, а потом и в связи с международной обстановкой. Но я не теряю надежды выступить на соревнованиях такого уровня.

— Расскажи об учебе, своих научных интересах и будующей профессии.

— В будущем году я заканчиваю магистерскую программу. Сейчас пишу диссертацию о поиске новых вирусов с помощью биоинформатических методов. Это очень полезная тема. Не нужно проводить дорогие эксперименты — можно многое предугадать по физико-химическим и биологическим взаимодействиям.

Учась на бакалавриате на молекулярного биолога, я интересовалась проблемой врожденного отсутствия конечностей, изучала статьи на эту тему. Выбрала эту специальность, чтобы помогать себе, друзьям.

У меня есть друг с эпилепсией. И я очень рада была узнать и рассказать ему, что в клинике Мешалкина изобрели электростимулятор, который поддерживает в тонусе мозговую деятельность. И есть возможность вживить его за счет государства, либо за счет своих средств.

— А как у тебя с помощью самой себе? Есть ли, например, планы получить бионический протез?

— Сейчас я ищу информацию о том, как получить его за счет государства. Существуют бионические протезы компании «Моторика» из Сколково. Мне кажется, они, в принципе, отвечают требованиям потребителя, поэтому я буду стремиться получить его. Буду рада его прорекламировать и высказать свою оценку, если он у меня будет. Конечно, американские, французские, немецкие лучше, но с их поставками сейчас имеются проблемы.

По хорошему протез нужен ребенку с раннего детства. Чтобы выровнять и укреплять мышцы спины, укреплять отсутствующую конечность, а также для внешней целостности. И я считаю надо находить силы бороться за свои права, получать от государства то, что положено по праву. Я сама звонила в Сколково, чтобы подготовить нужные бумаги для получения тягового протеза от государства, но со стороны медико-социальной экспертизы и медицинских учреждений я понимания не нашла.

Однако Сколково сотрудничает с питерским фондом «Все вместе», а фонд обо мне узнал и поспособствовал сбору средств на нужный мне протез. Я чувствовала себя неловко — мне неудобно было, что неравнодушные люди собирают деньги для меня, на вещь, которая стоит 237 тысяч рублей. Поэтому планирую получить бионику от государства, что, в принципе, является такой — нетривиальной задачей.

— Глядя на тебя, хочется верить, что получится. Ты производишь впечатление человека активного, полного интузиазма — в общем, человека с неограниченными возможностиями. Как тебе это удается?

— Я считаю, что очень долго можно говорить о том, чего ты не можешь, а можно просто сделать. Если бы у меня была рука, я могла не быть спортсменом и ученым. Не знаю, кем бы я тогда была, но сейчас у меня интересная жизнь, мне она нравится. То, что на сегодняшний момент у меня есть, должно быть у каждого инвалида. Высшее образование, реализация в спорте или какой-то другой сфере.

Среди инвалидов много гениальных людей. У меня есть друг, Фархад Саидов, он фермер, у него 9 гектаров земли, несколько машин, свой дом, он призер паралимпийских игр. Он отказался от своих призовых за параолимпийские игры в пользу тренера, так как не нуждается в деньгах.

Самые популярные профессии для людей с инвалидностью –компьютерщики и переводчики. А надо, по моему мнению, идти или даже рваться в ту профессию, которая тебе нравится, а не в ту, в которой тебе будет легче из-за инвалидности.

У меня характер достаточно самоуверенный, а есть люди , которые перестраховываются, ссылаясь на здоровье и немощность. Они подвержены страхам и сомнениям, смиряются со своей участью. И это относится не только к инвалидам.

Вот до таких людей желательно доносить то, что все возможно.

Юлия ПЕТРОВИЧ, специально для «Новой Сибири»

Ранее в «Новой Сибири»:

Однорукий новосибирец стал лыжником и композитором

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.